Новый контракт — новый Коболев. Почему "Нафтогаз" уже не будет прежним

Новый контракт — новый Коболев. Почему "Нафтогаз" уже не будет прежним

Четверг, 21 марта 2019, 12:30 -
УНИАН
Кто выйграл больше от продления контракта с Андреем Коболевым — сам глава "Нафтогаза" или его извечный оппонент премьер-министр Владимир Гройсман?

Эпопея с продлением контракта с главой "Нафтогаза" Андреем Коболевым завершилась. Несмотря на его ожесточенное противостояние с премьером Владимиром Гройсманом, Кабмин таки согласовал новый контракт главе НАК.

Однако это решение не означает фиаско Гройсмана. Скорее, наоборот.

Сохраняя старую табличку у входа в приемную главы "Нафтогаза", премьер сохраняет за хозяином этого кабинета и ответственность по ключевым проблемам госкомпании: судам с "Газпромом" и реформе внутреннего газового рынка.

Обе эти задачи Коболев успешно решает уже несколько лет, но продолжать делать это в заданном темпе уже невозможно. Дело не в сильной внешней политике "Газпрома" и даже не в войне Коболева с Гройсманом, а во внутренних проблемах команды главы "Нафтогаза".

Если после увольнения Олега Прохоренко из "Укргаздобычи" казалось, что это локальный вопрос, то противостояние двух менеджеров в "Нафтогазе" — Юрия Витренко и Андрея Фаворова — делает эту проблему хронической, оголяя слабые фронты госкомпании.

Только война. Ничего личного

Одиссея с продлением истекавшего 22 марта контракта Андрея Коболева началась в 2018 году, когда Владимир Гройсман назвал его зарплату вакханалией и анонсировал решение о ее снижении.

Эту мантру премьер-министр повторял, повторял и повторял, что оставляло впечатление, будто вопрос аномально большого для Украины официального дохода действительно для него принципиален. Однако это неправда.

Во-первых, зарплата Коболева не самая большая в стране. По данным источника в правительстве, первое место в условном рейтинге стоимости госменеджеров может занять глава "Укрзалізниці" Евгений Кравцов. 

По словам собеседника, новая зарплата главы УЗ с учетом всех доплат будет превышать зарплату главы "Нафтогаза", но в "Укрзалызныце" эту информацию опровергают. (Текст был дополнен уточнением по словам собеседника и позицией пресс-службы УЗ).

Контракт с Кравцовым, как известно, был подписан как раз при Гройсмане-премьере.

Во-вторых, весь рынок знает, что у главы Кабмина личная вендетта с главой "Нафтогаза". Она началась в 2017 году, когда Коболев через колено сломал благословленный Гройсманом план вывода "Укртрансгаза" из подчинения "Нафтогаза".

Поскольку тот конфликт закончился поддержкой Коболева западными партнерами Украины, Гройсману не оставалось ничего, кроме поиска других причин сведения счетов с оппонентом. Тут и подвернулся вопрос уровня зарплаты.

По данным источников ЭП, план Гройсмана строился на развитии событий по двум сценариям: либо Коболев, теряя имиджевые баллы, соглашается на прописанный в новом контракте урезанный оклад, либо уходит, оставаясь в памяти украинцев как управленец, готовый работать на свою страну только ради больших денег.

Коболев сработал на опережение: два месяца назад он объявил о намерении передавать всю свою зарплату в "Нафтогазе" на благотворительность. При этом наблюдательный совет НАК предложил премьер-министру кратное снижение официального уровня доходов главы компании.

На почве публичного компромисса и было принято решение продлить контракт с главой "Нафтогаза". Однако в этой игре Гройсман все равно не проиграл.

Loading...

Дивиденды для Гройсмана

Почему премьера устраивает ситуация с продлением контракта Коболева?

Во-первых, теперь Коболев находится в полной власти Гройсмана.

В соответствии с постановлением Кабмина, которым "Нафтогаз" был перерегистрирован из ПАО в ЧАО, отныне устав компании подразумевает, что вопрос избрания и увольнения главы и членов правления НАК относится к компетенции правительства. То есть эти вопросы уже не требуют предложений от наблюдательного совета, как было раньше.

Добившись таких изменений, команда премьера, по мнению директора Центра экономической стратегии Глеба Вышлинского, по-сути поставила крест на реформе управления госпредприятими.

Рекомендации ОЭСР по корпоративному управлению в госкомпаниях: CEO должен быть подотчетен Наблюдательному совету, Набсовет должен иметь полномочия назначать и снимать CEO.

По его словам, Кабмин принял постановление две недели назад в закрытом режиме, и его не было в повестке дня с документами на рассмотрение, которые получают члены правительства.

Во-вторых, сохранение за Коболевым кресла главы "Нафтогаза" означает сохранение за ним всей полноты ответственности по всем проблемным точкам госкомпании.

"Представьте: сегодня Коболева увольняют, а завтра Украина проваливает план привлечения западного партнера по управлению отечественной газотранспортной системой, в результате чего весь объем транзитного газа "Газпрома" перетекает из нашей трубы в "Северный поток-2". Оно Гройсману надо?" — объясняет ЭП участник рынка.

Из его слов следует, что теперь за все возможные будущие провалы "Нафтогаза" будет отвечать Коболев.

Кроме того, для премьера может быть важно, что любое отступление от условий пролонгации контракта является основанием для снятия председателя НАК с должности.

Уже не будет как раньше

Удачный опыт борьбы с "Газпромом" и четкий план анбандлинга "Нафтогаза" оставляет ощущение, будто для успешной работы Коболеву остается только продолжать то, что он давно делает.

Однако перед решением внешних проблем главе "Нафтогаза"нужно разобраться с внутренними.

Главная из них — конфликт в команде, который начался после опубликования служебной записки главного исполнительного директора НАК Юрия Витренко.

В ней он высказывает подозрение о возможной продаже газа "Нафтогаза" по заниженной стоимости компании ЭРУ, ранее контролируемой нынешним главой "газового дивизиона" НАК Андреем Фаворовым. Фаворов на этот счет высказался так.

Однако это только ухудшило ситуацию.

"После ответов Фаворова на поставленные вопросы о конфликте интересов у меня появилось еще больше вопросов. Например, он пишет, что после продажи доли в ЭРУ он сохранил интерес в "ЭРУ финанс".

Эта компания может предоставлять торговое финансирование "ЭРУ трейдинг" (занимается операциями с газом. — ЭП) и потом через процентный доход иметь экономический интерес в деятельности одного из основных конкурентов "Нафтогаза" или предоставлять финансирование клиентам "ЭРУ трейдинг" и таким образом иметь экономический интерес.

Даже если "ЭРУ финанс" занимается чем-то вообще отдельным, и партнеры просто делят прибыль, то все равно получается, что это финансовое партнерство с одним из основных конкурентов "Нафтогаза", — заявил ЭП Витренко.

Фаворов эти обвинения отрицает, утверждая, что сделки между ЭРУ и НАК, ставшие формальным поводом для конфликта, проводились до его назначения в госкомпанию и оформлялись по рыночной цене.

Поставить точку в конфликте должен KPMG Forensic — аудитор, привлеченный "Нафтогазом" для проверки озвученных Витренко подозрений.

Не дожидаясь результатов проверки, источники ЭП говорят, что по этим операциям KPMG не найдет ничего незаконного, потому что ЭРУ действительно покупала газ у НАК по "просевшим" ценам, но они отвечали тогдашней ситуации на рынке.

Тем не менее, этот вывод аудиторов не снимет напряжения в отношениях Витренко и Фаворова. В первую очередь, из-за того, что в основе этого конфликта лежит другая мотивация.

"Изначально планировалось, что "газовый дивизион" возглавит Витренко. Он согласился и попросил для себя внутри "Нафтогаза" максимальную свободу. Однако эти условия были похожи на попытку построить "царство в царстве", поэтому было принято совместное решение искать альтернативную кандидатуру", — говорит источник ЭП в госкомпании.

По его словам, как раз после этого предложение об управлении "газовым дивизионом" было озвучено тогдашнему главе "Укргаздобычи" Олегу Прохоренко, а после его отказа — Андрею Фаворову.

"На людях Витренко легко согласился с этим решением, но фактически он его не принял", — говорит источник ЭП.

По его данным, конфликт Витренко и Фаворова вышел на пик после ряда кадровых изменений. Фаворов начал зачищать "Нафтогаз" от людей, долгое время работавших при Витренко. Самым показательным было увольнение с должности главы "Нафтогаз трейдинга" Виталия Волынца и назначение на его место Ирины Михайленко.

Читай также
"Нафтогаз": как реформаторы увольняются из-за реформ
Глава газового бизнеса "Нафтогаза" Андрей Фаворов: Мне приписывают высокие кабинеты от ЦРУ до Кремля

В разговоре с ЭП Витренко сообщил, что не согласен с кадровыми чистками Фаворова, но мотивирован не защитой персоналий, а процедуры.

"Я не защищаю от увольнения, а защищаю принятые в компании правила. Если вы хотите кого-то уволить, то для этого должны быть основания. В случае с Волынцом оснований не было", — говорит Витренко.

При этом он подчеркнул, что не имеет личных претензий к Фаворову, а движим исключительно желанием снять имиджевые риски, нависшие над всей верхушкой "Нафтогаза" из-за возможного конфликта интересов Фаворова.

Принять эту позицию за основную мешает только один факт: борьба между "правой" и "левой" руками Коболева дошла до того, что, по данным источников ЭП, в прессе за деньги начали размещать интервью Волынца, в котором тот безапеляционно обвиняет Фаворова в коррупции.

Доказательств финансирования этой акции стороной Витренко нет. Это вполне может делать, например, сторона Дмитрия Фирташа, с которой у "Нафтогаза" больше двух лет идет открытая борьба.

Даже если это и так, факт остается: конфликт между первыми лицами "Нафтогаза" вышел за пределы офиса на улице Богдана Хмельницкого и набирает темп.

В любой другой ситуации происходящее можно было бы считать внутренней проблемой компании, но это не тот случай. В спарринге сошлись менеджеры, которые отвечают за ключевые направления "Нафтогаза": Витренко — за отношения с "Газпромом", Фаворов — за рост объемов добычи газа в стране.

Если кто-то из них по итогам этой схватки уйдет, это гарантирует срыв поставленных Кабмином заданий, а значит — и досрочное увольнение Коболева.


powered by lun.ua