Син співвласника ІСД Едуард Мкртчан: якщо щось станеться, хочу, щоб знали: це зробив Тарута

Син співвласника ІСД Едуард Мкртчан: якщо щось станеться, хочу, щоб знали: це зробив Тарута

Про корпоративні конфлікти на підприємствах ІСД, подальшу долю корпорації та невідомі деталі спільного ведення бізнесу Олегом Мкртчаном і Сергієм Тарутою.
Середа, 19 травня 2021, 09:30 -
фото Дмитро Рясний

У 2019 році генеральний директор корпорації "Індустріальний союз Донбасу" Олег Мкртчан був засуджений російським судом до дев'яти років ув'язнення.

Українського менеджера звинуватили в розкраданні понад 1 млрд руб у російської державної корпорації Внєшекономбанк (ВЕБ). На цьому всі подробиці "справи Мкртчана" закінчуються, бо її судовий розгляд проходив у закритому режимі.

Такий формат проведення засідання слідство тоді пояснило бажанням "виключити розголошення державної таємниці, яка охороняється федеральним законом". Проте була ще мінімум одна причина засекретити суд проти Мкртчана.

Річ у тім, що законодавство РФ не дозволяє ВЕБ напряму купувати іноземні активи, тому у 2009 році держбанк поглинув українську ІСД напівлегально, через систему посередників та офшорів, і напівлегально її згодом фінансував.

Якраз щодо деталей освоєння цих кредитів у російського слідства і виникли претензії.

За даними джерел ЕП, суть звинувачення глави ІСД полягає в тому, що за його ініціативою 29 грудня 2011 року ВЕБ виділив корпорації черговий кредит (2,7 млрд дол), який використали не за призначенням.

"Після надходження коштів вони відправлялися на рахунки компаній, що входять у структуру ІСД. Які це компанії – точно сказати не можу, бо всім цим займався Мкртчан", – так у 2018 році Слідчому комітету РФ описував розподіл кредитних грошей другий співвласник ІСД Сергій Тарута.

Саме ці свідчення і лягли в основу звинувачення Мкртчана, тому не дивно, що з тих пір його команда перебуває до Тарути в жорсткій опозиції. На чолі цього руху – середній син Олега Мкртчана Едуард Мкртчан.

Саме він керує всіма бізнесами батька, завдяки чому є одним з найбагатших бізнесменів у країні. У розмові з ЕП Мкртчан-молодший, з одного боку, проявляє солідарність з батьком, а з іншого – заперечує факт успадкування його активів.

"Ще раз повторюю: я не керую бізнесом батька. Я керую власним бізнесом", – говорить герой інтерв'ю.

Таку позицію не дає списати на "юнацький максималізм" один важливий факт. Вирок Мкртчану дозволяє конфіскувати його майно, а єдиний спосіб цьому перешкодити – переписати бізнес на іншу особу. У даному випадку – на сина.

З пропозицією про публічну розмову ЕП звернулася до Едуарда Мкртчана понад місяць тому. Приводом для цього став початок процедури банкрутства ІСД.

Однак ще на стадії переговорів про інтерв'ю стало зрозуміло, що в спілкуванні з пресою Мкртчана-молодшого набагато більше цікавить можливість висловитися про особливості партнерства із Сергієм Тарутою.

В інтерв'ю – про корпоративні конфлікти на підприємствах ІСД, подальшу долю корпорації, невідомі деталі спільного ведення бізнесу Олегом Мкртчаном і Сергієм Тарутою та погрози від чеченців-колекторів.

Кто такой Эдуард Мкртчан и чем он управляет

— Вы непубличный человек, поэтому первый вопрос – какое у вас образование и каким было первое место работы?

— Меня зовут Эдуард Мкртчан, мне 27 лет. В 2017 году я закончил Московский государственный университет по специальности "Торговая политика". Первый мой опыт работы – торговля горюче-смазочными материалами.

Я сам создал соответствующую трейдерскую компанию, у меня были заключены договора с нефтеперерабатывающими заводами. Этим я начал заниматься еще во время обучения в университете.

— Правильно ли понимать, что это направление вы развивали сами, но стартовый капитал на него вам дал отец?

— Отец мне дал стартовый капитал 3 миллиона гривень, но мне их не хватало.

— Для оборота.

— Да. Это очень небольшая сумма, если посчитать, что мне минимально нужно было 2 тысячи тонн ГСМ.

Чтобы выйти из положения, я брал кредиты, вносил предоплату для покупки новой партии у завода-производителя, а уже потом с полученного дохода погашал кредиты.

— Но если бы ничего не получилось, отец мог бы снова дать 3 миллиона гривень.

— Я у него взял эти деньги на год, вернул меньше чем за квартал, а после этого сказал: "Слушай, давай мы увеличим эту сумму в три раза. Формально ты мне не можешь дать деньги с процентами, это будет беспроцентная финансовая помощь, но я тебя отблагодарю отдельно.

Ты для меня можешь купить все, но мне важно, что я заработаю, принесу домой и распоряжусь этими деньгами так, как считаю нужным. Например, сделаю что-то приятное для семьи. Только это уже будут не твои деньги, а мои заработанные".

 
Едуард Мкрчтан (в центрі) з батьком Олегом Мкртчаном (зліва) на відкритті аквапарку в Донецьку в 2012 році
джерело: сегодня 

— Ваша компания-нефтетрейдер узнаваема на рынке? Как она называется?

— Нет. Это непубличная компания. Нет резона указывать ее название.

— Какими объемами она оперировала?

— Доходило до 5 тысяч тонн в месяц. Самыми большими покупателями были Алчевский меткомбинат, Полтавский ГОК и другие метпредприятия.

Для меня этот бизнес не был единственным направлением. Я постоянно проходил практику на предприятиях отца.

— Вы совладелец ветряных парков "Очаковский", "Южный", "Лутугинский", "Краснодонский", "Антрацитовский", "Новоазовский", "Березанский". В то же время основным собственником этих активов считался Максим Ефимов (народный депутат, группа "Довіра". – ЭП). Этот бизнес – ваш личный проект с Ефимовым или это наследие отца?

— Тут нужно начать с того, что большая часть названных активов осталась на неподконтрольной территории Донбасса и остановлена, а некоторые активы даже не построены. Работающие – только "Очаковский" и "Южный".

Максим Викторович – мой партнер по этому бизнесу. Проблемы у альтернативной энергетики есть, но этот проект развивается. "Ветропарк Южный" – это новый парк. В 2021 году есть план построить еще нескольких ветряных установок.

Кроме генерации, мы единственные производители ветряных турбин на территории Украины.

— Вы имеете в виду "Фурлендер виндтехнолоджи"?

— Да.

— Как вы познакомились с Ефимовым и как произошла кооперация с ним?

— Ефимов – давний знакомый моего отца. Максима Викторовича я знаю почти всю сознательную жизнь.

— С какого года вы управляете всем бизнесом отца?

— Неправильно говорить, что я управляю бизнесом отца. С 2015 года это мой бизнес. У отца – свои бизнесы.

— Вы старший сын Олега Мкртчана?

— Я средний в семье. У меня есть четыре брата и одна сестра.

— Почему так получилось, что управляете бизнесом отца именно вы?

— Еще раз повторяю: я не управляю бизнесом отца. Я управляю собственным бизнесом.

В 2015 году семейный трастовый фонд передал мне часть семейных активов. У меня профильное образование, я глубоко разбираюсь в производственных и торговых процессах. Братья также работают и занимаются развитием своих проектов.

— Вы с ними в нормальных отношениях?

— В прекрасных. Они же мои родные братья.

— В списках богатых людей вы фигурируете как бизнесмен с состоянием под 200 миллионов долларов. Насколько эта оценка адекватна?

— Так как компании непубличные, реальную их стоимость комментировать некорректно.

— Что кроме ветропарков можете выделить как ваш бизнес?

— Краматорский металлопрокатный завод (КМПЗ). Также есть транспортный бизнес, бизнес по переработке металлоотходов, доля в ферросплавном бизнесе и предприятие по производству железнодорожных осей.

Как Мкртчан-старший появился в ИСД, и как Тарута пытался получить с него деньги

— Ваш отец появился в ИСД в 1997 году в роли начальника металлургического отдела. Так?

— Смотрите: ИСД изначально занималась операциями с газом. Сергей Алексеевич Тарута привел отца в ИСД для того, чтобы мой отец возглавил металлургическое направление, которого на тот момент в корпорации еще не существовало.

— И он стал начальником металлургического отдела ИСД, которого не было.

— Да, он создал его с нуля. В 2002 году он уже возглавил все ИСД. Я тогда был еще ребенком, но помню, что отец был постоянно на работе, я его видел очень редко.

— Несколько лет назад Виталий Гайдук, Сергей Тарута и Олег Мкртчан начали судиться в Высоком суде Лондона. У всех были финансовые претензии. Суд не принял ничьей стороны, и в 2020 году производство было прекращено.

Из показаний Высокому суду его участниками следует, что Олегу Мкртчану стала принадлежать треть акций ИСД, половину из которых он купил у Гайдука за 100 миллионов долларов, вторую половину – у Таруты за ту же сумму.

Впоследствии Тарута утверждал, что ваш отец не рассчитался с ним по этой операции. Знаете ли вы об этом?

— Я не готов говорить по цифрам, но готов говорить по этой теме. Как и что происходило. Мой отец дружил с Сергеем Алексеевичем очень близко на протяжении 20 лет. Они называли друг друга братьями.

После начала финансового кризиса в 2009 году партнеры решили продать контрольный пакет корпорации российским инвесторам. После этой продажи у Таруты появилась финансовая претензия за вход отца в состав акционеров ИСД.

— Он считал, что ваш отец не рассчитался?

— Он считал, что отец недоплатил ему за акции, которые они продали российским инвесторам.

— Так вроде же Сергей Тарута и Олег Мкртчан продавали акции Внешэкономбанку вместе?

— Но Сергей Алексеевич считал, что ему недоплатили.

— Означает ли это, что ваша сторона от сделки с ВЭБом получила больше?

— Да, он так и считал. На самом деле, они получили одинаково. Чтобы вам было понятнее, нужно вернуться немного назад.

До суда в Лондоне Сергей Алексеевич нанял организацию "За справедливость". Это коллекторская структура, которая занимается выбиванием долгов. Тарута привлек ее, чтобы они воздействовали на моего отца.

Вот (показывает документ. – ЭП), у меня есть подтверждение, что Сергей Алексеевич 18 ноября 2015 года заключил с ними соглашение по выбиванию долга с отца. Документ подписан на сумму 281 миллион долларов.

В прессе организация "За справедливость" описана как агрессивное коллекторское агентство.

В материалах Высокого суда Англии указывается, что Тарута наверняка знал о репутации организации "За справедливость", и, тем не менее, нанял этих людей для запугивания отца.

Тарута это отрицал, но я не могу признать, что он говорил правду. В английском суде Тарута не смог удовлетворительно объяснить причины своего решения о привлечении организации "За справедливость".

— Вы понимаете, из чего состоит долг 281 миллион долларов, который предъявляет вашей стороне Тарута?

— Тарута рассказывает, что мой отец не рассчитался с ним за доли в ИСД. Но он умалчивает, что сначала он их подарил отцу, потом определил, что они стоят 7 миллионов, а потом – 50. Потом ему совсем снесло крышу и он захотел 750.

Когда сорвалась сделка с "ЕВРАЗом" (российская группа, которой Гайдук, Тарута и Мкртчан хотели продать ИСД в 2008 году. – ЭП), его немножко попустило, и сумма уменьшилась до 281 миллиона.

Все это зафиксировано в материалах Высокого суда Англии. Вся эта карусель жадности и ненасытности. 

Тарута говорит, что Мкртчан заплатил за него при покупке 12% "Запорожстали". Это правда. Мой отец заплатил за него почти 106 миллионов долларов. Более того, Тарута в 2013 году продал свою долю "Запорожстали" ВЭБу и забрал деньги.

Сергій Тарута: Ахметов вийшов з ІСД безкоштовно

Также он забыл упомянуть о том, как продал общую (принадлежащую Таруте и Мкртчану. – ЭП) гостиницу "Ялта интурист" и не отдал моему отцу его долю с этой сделки, а вывел деньги на свою компанию "ЭСКО".

Тарута забыл упомянуть, что мой отец доплачивал за него комиссию Бакаю (экс-глава НАК "Нафтогаз Украины", получили около 300 млн дол комиссии. – ЭП) по итогам глобальной сделки ИСД с ВЭБом.

Еще он забыл, как перерегистрировал на себя общую (принадлежащую Таруте и Мкртчану. – ЭП) Гданьскую судоверфь, как покупал за общие деньги себе самолеты, яхты и так далее. Всего – на сумму более 400 миллионов долларов.

Так кто кому что должен, мистер Тарута? Почему вы так скромно не рассказали обо всем этом чеченским коллекторам, которых привлекли, чтобы они выбили деньги из отца?

— Как "За справедливость" "работала" с вашим отцом?

— У них с отцом было несколько встреч. Я знаю про две такие встречи: в ноябре 2015 года и в феврале 2016 года. Я присутствовал на второй из них. Также на этой второй встрече присутствовал лично Тарута.

— Как проходили эти встречи? В решении Высокого суда Англии указывается, что когда с вашим отцом "работала" "За справедливость", он "был в подавленном состоянии". На него оказывалось физическое давление?

— Силового не было, но моральное давление на семью было. Перед второй встречей представители "За справедливость" звонили ему ночью, и я его вез на эту встречу.

— То есть это не классические люди с утюгами и паяльниками.

— Они, с одной стороны, ведут себя цивилизованно, а с другой – все вооружены.

На первой встрече они выдвинули отцу финансовые претензии. Я на ней не был, поэтому не знаю ее подробностей.

На второй встрече, на которой я был, отец дал подробное пояснение по каждому из предъявленных ему пунктов. В итоге "За справедливость" признали, что долга не существует, а баланс взаимных требований равен нулю.

— Таким образом, вопрос был закрыт.

— Да, но спустя три месяца после второй встречи, в 2016 году, воспользовавшись тем, что Виталий Анатольевич Гайдук инициировал судебный процесс в Высоком суде Англии между тремя партнерами ИСД, Тарута подал иск к отцу о взыскании того самого надуманного долга, который никак ему не давал покоя.

Это уже была его попытка номер два, которая также закончилась для Таруты ничем: суд отклонил все его финансовые требования к отцу.

— То есть Тарута подал встречный иск к Мкртчану в рамках производства в суде Лондона, инициированного Гайдуком.

— Да, Тарута подал на Гайдука и на отца, а отец подал встречные требования против Таруты.

Какие сейчас отношения между бывшими партнерами ИСД

— Высокий суд Англии отказал всем. Остались ли у Таруты или Гайдука претензии к вашему отцу или к вам?

— Вы знаете, у меня с Сергеем Алексеевичем никаких отношений нет. Теперь он должен оплатить расходы на адвокатов отца по решению суда. Но от связанных с ним лиц мне постоянно поступают угрозы.

— К вам как к сыну Олега Мкртчана?

— Да. Сергей Алексеевич почему-то считает, что может претендовать на два моих актива: транспортно-логистический бизнес и бизнес по переработке металлоотходов.

 
Едуард Мкртчан в Краматорську під час підписання меморандумів з міською владою щодо побудови нового мікрорайону "Європейський", березень 2021 
джерело: www.kramatorskpost.com

— Как эти компании называются?

— Я не готов это сказать (речь идет об "Объединенном транспортном холдинге", который владеет около 3 тыс вагонов, и компании "Керамет". – ЭП).

Важно то, что сейчас Тарута ходит и всем предлагает купить у него эти активы, которые принадлежат мне и моему партнеру (Виталию Гайдуку. – ЭП).

Я не понимаю, на каких основаниях Сергей Алексеевич занимается этим. Более того, я вам скажу, что вооруженные люди ходят по Киеву от его лица и угрожают мне по поводу этих активов.

— Давайте уточним. Речь идет о предприятиях, которые ранее входили в состав ИСД, и в этих предприятиях у Таруты есть какие-то акции?

— Эти предприятия не входили в ИСД, и в этих предприятиях у Таруты нет ни одной акции.

— Вероятно, сторона Таруты продает эти активы, считая, что таким образом произойдет зачет погашения долга вашей стороны перед ним?

— Никакого долга нет, но он ходит и всем предлагает эти активы. Мне звонят и говорят: "Эдуард, но это же вы владеете этой компанией? А как от лица Сергея Алексеевича проводят переговоры об оценочной стоимости активов без вас?".

Цель моего интервью – обезопасить свою семью и себя от будущих непредсказуемых событий.

Я решил заявить об этой ситуации публично, чтобы, если что-то случится, все знали, что это сделал конкретно этот человек.

Я миролюбивый человек, честно плачу налоги и считаю, что я лично никому, тем более Сергею Таруте, ничего не должен.

— Вооруженные лица, которые продают ваши два актива, имеют отношение к организации "За справедливость"?

— Нет, они никакого отношения к "За справедливость" не имеют.

— Действителен ли договор Таруты с организацией "За справедливость"?

— Думаю, нет. Мой отец полностью снял с себя все вопросы касательно каких-либо требований Таруты по этому долгу. Отец доказал документально, что он Таруте ничего не должен.

— Вернемся к английскому суду. В его решении написано, что при продаже акций ВЭБу Тарута и Мкртчан получили по 105 долларов за акцию, а Гайдук при продаже своей доли ИСД Таруте и Мкртчану получил 22 доллара за акцию.

Дети за родителей не отвечают, но все-таки: можете это прокомментировать?

— Детали продажи ИСД я знаю так же, как и вы: из решения английского суда, который тщательно во всем разобрался.

— Каковы сейчас отношения между Гайдуком и Тарутой?

— Я не знаю, узнайте у них.

— В ваших напряженных отношениях с Тарутой Гайдук выступает на какой-то стороне или придерживается нейтралитета?

— Придерживается нейтралитета.

— Хорошо.

— Смотрите: 14 июля 2020 года Высокий суд Англии отказал Таруте во всех финансовых требованиях к моему отцу.

Единственное – суд потребовал от нашей стороны передать Таруте незначительный пакет акций ИСД, и со стороны отца все формальности по передаче пакета завершены. Но Тарута сознательно затягивает процесс переоформления акций.

— Зачем?

— Не знаю, но еще вам хочу сказать, что суд неоднократно оценивал показания Таруты как лживые и нечестные.

Даже королевский адвокат Таруты Фоксман вынужден был признать, что у суда могут быть сомнения в определенных частях показаний Таруты.

Неудовлетворительный свидетель – это такое английское юридическое название лжеца. Это чтобы вы понимали простыми словами.

— Должен ли что-то вашей стороне Гайдук?

— Нет. Он мой партнер, у нас с ним нормальные рабочие отношения.

— Есть ли финансовые претензии у вашей стороны к Таруте?

— По решению английского суда, Тарута должен был погасить большую часть юридических затрат на этот процесс перед Гайдуком и моим отцом, но он погасил долг только перед Виталием Анатольевичем, а перед стороной Мкртчана – нет.

— Сколько он вам должен?

— Он должен отцу миллионы фунтов. Миллионы.

— Понятно.

— Вот еще важный факт. Я не уверен, что Сергей Алексеевич как народный депутат отразил в своей декларации расходы, которые он понес при расчете с Гайдуком за его юридические траты на английский суд.

Было бы неплохо, чтобы Национальное агентство по предотвращению коррупции провело проверку по этому факту. Это мое официальное обращение в государственные органы.

Еще хочу сказать, что Тарута спрятал свои активы – перерегистрировал их на связанных лиц, в том числе на членов семьи. Юристы отца по всему миру проводят действия по реализации решения суда, чтобы взыскать этот многомиллионный долг.

— Путем обращения взыскания на имущество должника.

— Да, на его активы.

— Речь идет о недвижимости или предприятиях?

— Обо всем. Все, что у него есть в декларации, и не только. Сейчас в качестве обеспечения выполнения решения английского суда заморожены все активы Сергея Таруты во всех юрисдикциях.

— Речь идет про обездвиживание, решение о котором принято летом 2020 года Высоким судом Англии?

— Да, и юристы работают над реализацией этого решения.

— Правда ли, что после прихода ВЭБа в ИСД договоренность подразумевала, что управление корпорацией останется за украинской стороной, а финансовый контроль будет у российской? Работала ли эта договоренность?

— Она работала фактически. Я вот что хочу вам объяснить. После продажи ИСД российским инвесторам Тарута остался равноправным миноритарным акционером корпорации, как и мой отец.

Тарута участвовал во всех важных решениях относительно деятельности корпорации. Когда начался судебный процесс в России над моим отцом, Сергей Алексеевич в свойственной ему манере переложил свою ответственность на моего отца.

За что Мкртчан получил девять лет тюрьмы, и что происходит с главным активом ИСД – венгерским метзаводом Dunaferr

— В чем обвиняют вашего отца?

— Рассмотрение этого дела проходило в закрытом режиме и я не знаю его подробностей. Знаю, что он обвинен в растрате средств, выданных ВЭБом на предприятия группы ИСД. Но мне тяжело об этом судить, понимаете?

Когда отец возглавлял ИСД, я проходил практику в его компании "Регион". Но я знаю, что Сергей Алексеевич Тарута сотрудничал со следственными органами РФ, чтобы очернить моего отца.

— В решении Высокого суда есть упоминание, что Тарута давал показания в судебном процессе над вашим отцом. Знаете ли вы, что это были за показания?

— Я отвечу больше. В 2018 году, будучи народным депутатом, бывшим губернатором (главой ОГА. – ЭП) Донецкой области, Тарута давал эти показания в России.

Для этого он вылетел в Беларусь, а затем тайно на автомобиле пересек белорусско-российскую границу и в Смоленской области дал клеветнические показания против моего отца следователю следственного комитета РФ Миниахметову.

— Тарута говорит, что пересек границу несознательно, потому что Беларусь и Россия входят в Таможенный союз и не имеют паспортного контроля.

— Ну да, и он не увидел ни гигантского бетонного знака с российским флагом, который стоит на въезде в Россию, ни пограничного пункта с таможней.

Не заметил, что он ехал в сторону России более трех часов, не видел российского телефона на громадном плакате на парковке "Тихой заводи", ни места допроса в протоколе. Понять и простить.

С 2017 года ФСБ установило режим пограничной зоны вдоль границы России с Беларусью. На въездах в Псковскую, Брянскую и Смоленскую области были установлены пункты пропуска и предупреждающие знаки с флагами и гербами. То есть не заметить проезд границы невозможно.

 
В Росії Олега Мкртчана засудили до дев'яти років позбавлення волі
джерело: РИА новости 

— Какую позицию Тарута занимал во время судебного процесса над вашим отцом?

— Сергей Алексеевич хвастался перед моим окружением и окружением моего отца тем, что он общается со следователем, который "закрыл" моего отца. Он это говорил публично всем и знал, что мне будет неприятно это слышать.

В английском суде Тарута рассказывал, что давал показания в Минске, но суд получил протокол допроса и таким образом нашел подтверждение, что допрос осуществлялся на территории России.

Как я слышал, Тарута и сейчас ездит в Россию. По информации российской прессы, он отбирает землю в Крыму у какого-то садового кооператива в Партените.

Ездит через Беларусь, а поскольку Беларусь и Россия – это Таможенный союз, то факта пересечения им белорусско-российской границы нет.

— Какими были показания Таруты российскому следствию?

— Он заявил, что во всех бедах ИСД виноват Мкртчан, и переложил на него всю ответственность. Хотя прекрасно знает, что с 2011 года от ВЭБа в ИСД был финансовый директор, и все значительные вопросы решались коллегиально.

Я считаю, что Тарута повлиял на такое суровое решение суда в отношении отца. Это мое оценочное суждение.

— Что произошло с активами ИСД, которые остались на оккупированной территории?

— В первые годы войны ИСД контролировала все активы, платила налоги в Украине, рассчитывалась по кредитам ВЭБа. Когда началась торговая блокада, корпорация потеряла контроль над Алчевским меткомбинатом и Алчевским коксохимом.

— Кто сейчас управляет этими предприятиями?

— Говорили, что Курченко ("младоолигарх" Сергей Курченко, бежавший в РФ после Революции достоинства. – ЭП), но сейчас говорят, что там уже этого человека тоже нет.

Насколько я знаю, вроде бы Курченко планируют заменить господином Андреевым (основатель группы "Геркулес", экс-владелец Кураховского электрометаллургического завода. – ЭП).

— В свое время в ИСД входило много активов: Краматорский метзавод Куйбышева, Днепровский трубный завод, United Steel Industries (Фуджейра, ОАЭ. – ЭП), холдинговая компания "Кубань", Армавирский метзавод, метзавод в Пакистане. Что сейчас с этими активами?

— Скажу только то, что знаю. Днепровским трубным заводом управляет лицо, связанное с Сергеем Тарутой.

— Этот завод уже не входит в ИСД?

— Нет, он, насколько я знаю, в банкротстве, у него большие долги, зарплаты в конвертах.

— А какой статус остальных перечисленных предприятий?

— Он мне вообще непонятен.

— После потери контроля над активами на оккупированной территории Донбасса ИСД продолжала относительно нормально вести бизнес?

— Относительно нормально было до тех пор, пока у ИСД был контроль над Днепровским металлургическим комбинатом. После этого корпорация фактически умерла.

— Это вы говорите о продаже доменных печей этим комбинатом?

— Да.

— ДМК продал свои активы при согласии всех участников ИСД?

— Не знаю, не готов это комментировать. Этот завод находится в санации.

— Получается, что продажа доменных печей ДМК – это была идея Таруты?

— Не знаю.

— Правда ли, что когда ВЭБ покупал ИСД, в уставных документах корпорации было предусмотрено правило о принятии значительных решений правлением, но оно не было сформировано из-за ареста вашего отца?

— Правление действительно не было сформировано, по какой причине – я не знаю.

— Означает ли это, что сейчас ИСД не может принимать никаких легитимных решений?

— Да. Получается, что мой отец стал виноватым в неэффективности управления, как говорит Сергей Алексеевич.

Но я обращаю внимание, что с 2011 года в корпорации появился финансовый директор Евгений Потапов, который представлял интересы мажоритарного акционера – ВЭБа.

Все важные решения принимались коллегиально всеми бенефициарами, включая Таруту, а платежи согласовывались с мажоритарным акционером, но во всем обвинили моего отца.

При этом правоохранительные органы России не сделали ни одного запроса в Украину, где находится главный офис ИСД.

— Недавно началась процедура банкротства ИСД. Какие активы сейчас принадлежит корпорации?

— Единственный и главный актив ИСД – венгерский завод ISD Dunaferr. С ноября 2020 года Тарута предпринял несколько попыток рейдерского захвата этого завода.

Сначала его дочь Татьяна, пользуясь тем, что является членом совета директоров ISD Dunaferr, попыталась сменить все руководство, потом завод пытались захватить люди Таруты с фальшивыми доверенностями и титушками. У меня есть копии этих "доверенностей".

Кстати говоря, Тарута в интервью сказал, что не знает, кто все эти люди. Однако на заводе говорят, что названный Тарутой "какой-то украинец с доверенностью Внешэкономбанка", некий Франц Владимир Фон Габсбург-Лотринген, пытался проникнуть на завод вместе с его дочерью Татьяной.

— Каким образом осуществляется эта атака?

— ИСД владеет заводом ISD Dunaferr через кипрскую компанию Steelhold Limited. Сторона Таруты каким-то образом штампует доверенности от имени ВЭБа и Steelhold и таким образом пытается захватить управление заводом ISD Dunaferr.

Например, есть доверенность якобы от имени ВЭБа на управление венгерским заводом на имя этого Франца Владимира Габсбурга-Лотрингена, хотя сам ВЭБ отрицает наличие такой доверенности.

В апреле около 50 "спортсменов" с бритыми головами пришли на территорию венгерского завода во главе с Иштваном Мико, у которого якобы есть доверенность от имени Steelhold Limited, с целью захвата завода, но им помешала полиция.

— Чего добивается Тарута? Он хочет назначить своего директора?

— Тарута хочет зайти в управление заводом и присвоить себе его активы.

— Сейчас этим заводом управляют все акционеры ИСД или только ВЭБ?

— Завод управляется российскими акционерами, там сейчас их менеджмент, а Тарута пытается их сместить.

В современной Украине есть политики, которые скрывают истинное лицо за маской порядочности, интеллигентности, патриотизма и профессионализма.

Они одевают маски для привлечения максимального количества избирателей на очередных выборах, но эти маски фальшивые. Если их сбросить, то за ними мы увидим лицемерие, ложь, предательство и жадность.

 
Едуард Мкртчан: "ІСД скоро припинить своє існування" 
фото Дмитро рясний

— Чем закончится процедура банкротства ИСД?

— ИСД скоро просто перестанет существовать.

— Вашему отцу осталось отбывать еще шесть лет назначенного срока. Как планируете провести эти годы?

— У меня много планов. Есть намерение привлекать инвестиции в постройку жилья в Краматорске. Но основной план на годы, пока отец не воссоединится с семьей, – состояться как личность. Чтобы обо мне не говорили, что я сын Олега Мкртчана, а что я – Эдуард Мкртчан.


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!