Донецкое дерби: "ИСД" против "SCM"

Понеділок, 14 березня 2005, 16:43
На днях председатель правления корпорации "Индустриальный союз Донбасса" Сергей Тарута сделал одно сенсационное заявление. Находясь в Германии вместе с президентом Украины, который посещал эту страну с официальным визитом, он сознался, что его корпорация "всегда поддерживала Ющенко". Несмотря на то, что у многих эта фраза вызвала улыбку, есть серьезные основания полагать, что глава "ИСД" был искренним в своих словах.

Лидер другой донецкой ФПГ, собственник бизнес-структуры под названием "Систем Кэпитал Менеджмент" Ринат Ахметов прямо не озвучивал своих симпатий, его позиция в период избирательной кампании всем известна.

Но важно совсем не то, кого на самом деле поддерживал "ИСД" во время президентских выборов, главное - данное событие засвидетельствовало, что часть одного из самых влиятельных бизнес-кланов декларирует собственную позицию, показывая тем самым свою независимость. А это означает, что некогда единый донецкий клан распадается на несколько независимых и конкурирующих друг с другом ФПГ.


Тяжелые 90-е – катализатор тесной консолидации

Еще недавно среди украинских футбольных болельщиков ходила шутка: в нашей жизни, говорили они, с полною уверенностью можно говорить лишь о двух вещах, истинность которых не вызывает ни у кого сомнения. Все мы смертны – это раз, а "Шахтер" в чемпионате Украины по футболу очередной раз обыграет вторую донецкую команду "Металлург" - это два.

Между тем, последнее событие носит куда более широкую смысловую нагрузку, нежели просто очередной поединок двух клубов. Донецкое футбольное дерби в какой-то степени является отражением всей общественно-политической жизни Донбасса.

За всю историю независимости Украины "Металлург" не то что ни разу ни выиграл у "Шахтера", за 14 лет клуб не смог взять в поединке с ними ни одного очка. Факт весьма знаменательный, особенно учитывая, что два данных клуба представляют две финансово-примышленные группы этого региона.

И парадокс заключается в том, что эти две ведущие политико-экономические структуры Донбасса - "Индустриальный союз Донбасса" и "Систем Кэпитал Менеджмент" - обладают равнозначными возможностями, которые подкреплены равнозначными экономическими ресурсами, а отношения двух равносильных игроков с идентичными интересами всегда ведет к противостоянию.

И хотя эту классическую догму социального бытия долгое время опровергала сложившаяся система политико-экономических отношений Донбасса, которая характеризовалась единством иерархичности, но в тоже время гармонией. Последние события дают основания утверждать, что эпоха "единого донецкого клана" если еще не закончилась, то уже на стадии своего заката.

Отличительной чертой украинской политико-экономической жизни всегда были две взаимоисключающие характеристики - раздробленность общества на определенные группы и в тоже время склонность к консолидации. Именно это и породило своеобразный социальный клановый строй, это относится и к политике, и к экономике, и к обществу в целом.

Продуктом этих процессов и стали так называемые Днепропетровская, Киевская, Донецкая, а теперь и Волынская ФПГ. В принципе, корни первых таких ФПГ можно найти еще во времена украинских князей Владимира и Ярослава, но это тема для отдельной статьи или даже монографии.

Моментом зарождения современного Донецкого клана считается период развала СССР, тогда промышленные гиганты Востока Украины, оказавшись один на один с рыночными отношениями, быстро осознали, что выжить в таких условиях по отдельности будет невозможно. Они решили, что необходимо объединиться и вместе отстаивать свои интересы.

К тому же в начале 90-х сложилась достаточно благоприятная ситуация для формирования мощной ФПГ с очень широкими возможностями. Киевская власть в "красном Донбассе", который без особого энтузиазма воспринял идею независимости Украины, на то время чувствовала себя неуверенно. Киев был вынужден идти на значительные уступки регионалам, чтобы те не расшатывали и без того еще не окрепшее государство.

Это позволило донецкой элите относительно спокойно заняться первичным накоплением капитала. Еще в ноябре 1991 года руководители донецких предприятий - директор "Азовстали" Александр Булянда и директор шахты имени Засядько Ефим Звягильский создали Первый украинский международный банк для обслуживания экспортных операций донецких предприятий и управления поступавшей валютной выручкой.

В это же время была организована корпорация "Дон", по слухам, имевшая в числе пайщиков представителей тогдашнего донецкого руководства. Эта корпорация, а также созданный в 1992 году при ее участии концерн "Энерго" уже к 1993 году стали крупнейшими игроками на рынке угля СНГ, контролируя поставки топлива на предприятия Украины, Казахстана и России. Из других бизнес-структур, возникших в 1990-1992 годах, можно выделить также фирму "Атон" Евгения Щербаня и "Дело всех" Владимира Щербаня.

Будучи едва ли не единственным регионом страны, который приносил в казну доходы, и не требовал дотаций, Донбасс быстро занял весомые позиции как в украинской экономики, так и в политике. На ключевые должности в государстве, связанные с экономической политикой, назначались, как правило, выходцы либо из Донецка (если это касалось металлургической и угольной промышленности), либо из Днепропетровска (отрасли, связанные с машиностроением).

Классическим примером такого симбиоза кланов служит правительство Кучмы. Должность первого вице-премьер министра тогда занял, уже упоминавшийся Ефим Звягильский. Но две ФПГ, имеющие идентичные интересы в экономики, как правило, не могут наладить эффективные партнерские отношения, поэтому началась естественная борьба за власть.

Наступила эпоха приватизации, поэтому контроль над государственной властью стал одним из важных инструментов в процессе дележа экономики. Не удивительно, что между Кучмой и Звягильским начались конфликты.

После отставки Кучмы рычаги управления экономикой перебрал на себя Донбасс. Ефим Звягильский, будучи и.о. премьер-министра, обладал всеми возможностями, чтобы создать мощную ФПГ, которая служила ему экономической платформой для дальнейшей успешной политической карьеры. Именно он и начал процесс собирания активов донецкой промышленности.

Но в 1994 году президентом страны стал Кучма и ситуация кардинально изменилась. Началось расследование некоторых дел, связанных с пребыванием Звягильского на посту и.о. премьера, и перед угрозой ареста глава донецкого директората эмигрировал в Израиль.

Донбасс остался без лидера, который был объединяющим звеном всех раздробленных бизнес-структур этого региона. Причем, это случилось в разгар широкомасштабной приватизации и в момент, когда днепропетровский клан все больше набирал политический и экономический вес. Это угрожало донецким потерей контроля над стратегическими экономическими объектами Восточной Украины.

Поэтому процесс консолидации всех бизнесс-структур в единую ФПГ не только не затормозился, но и начал развиваться более динамично. Но инициаторами в этой ситуации выступили уже сами бизнесмены. Контроль над ситуацией в области перешел от директорского корпуса "крепких хозяйственников" к "коммерсантам". А конкретнее - к весьма разнородному конгломерату структур, подконтрольных Евгению Щербаню, Ахатю Брагину (к тому времени, помимо всего прочего, он был президентом футбольного клуба "Шахтер") и Владимиру Щербаню, избранному в 1994 году губернатором области.

Эта "большая тройка" в том же году "переключила" на себя управление большинством промышленных предприятий Донбасса. Это позволило "донецким" не только сдерживать амбиции днепропетровских конкурентов, но и самим создать платформу для интервенции во властные структуры. Все эти события для правящей элиты в большинстве случаев проходили незаметно для киевской власти.

Втянувшись в борьбу с парламентом, Кучме некогда было уделять достаточно внимания для установления контроля в регионе.

Тем временем, в конце 1995 года структуры Брагина и Евгения Щербаня создали корпорацию "Индустриальный Союз Донбасса". Ее учредителями стали Донецкие региональные отделения академии технологических наук, академии экономических наук, донецкая торгово-промышленная палата, ООО проектно-строительное предприятие "Азовинтекс" (Мариуполь) и ЗАО "Визави" (Донецк).

Конкуренты "донецких" прекрасно осознавали, что объединенный Донбасс - это политико-экономический монстр, тягаться с которым не под силу будет ни одной другой региональной ФПГ. Поэтому попытки помешать процессу консолидации донецкого клана предпринимались неоднократно.

Так в конце 1995 года был убит Ахать Брагин. В начале 96-го в течение нескольких месяцев было уничтожено еще несколько именитых донецких бизнесменов. В июле 96-го года с поста губернатора указом президента был снят Владимир Щербань, а осенью в Донецком аэропорту был убит Евгений Щербань.

При Кучме согласно версии генпрокуратуры, заказчиком убийств был экс-премьер Павел Лазаренко, один из лидеров днепропетровского клана, который пытался таким образом расчистить в Донбассе поле деятельности для корпорации ЕЭСУ (последняя действительно с конца 1996 года начала активно работать в регионе). Вместе с тем, по другой версии за убийством Брагина стоит известный всем представитель донецкого клана.

Тем не менее, полностью уничтожить донецких не удалось. В конце 90-х выделилось два стратегических центра, вокруг которых с новой силой шли процессы интеграции.

Первым центром оставался "ИСД" и его фактические собственники Виталий Гайдук и Сергей Тарута. Корпорация постоянно росла, и перспективы ее развития были одним из ключевых аргументов для бизнесменов, желающих спрятаться под крышей этой структуры.

Второй консолидирующей фигурой донецкого бизнеса выступал молодой предприниматель Ринат Ахметов, который унаследовал хозяйство Ахатя Брагина, в том числе - пост президента футбольного клуба "Шахтер".

Взаимодействие и партнерские отношения этих фигур позволили Донбассу не только устоять в схватке с конкурентами, но и выйти на лидирующие позиции в украинской политике и экономике.

"Донбасс - это я. Донбасс - это ты. Донбасс - это лучшие люди страны"

Осторожно, понемногу, группа восстанавливала свой политический контроль над регионом и экономическую мощь в стране. В 1996 дан старт программе "Штрипс-труба-газ", в осуществлении которой были задействованы десятки предприятий Донецкой области. Среди них - мариупольские металлургические комбинаты им. Ильича и "Азовсталь", а также Харцызский трубный завод, тогда непосредственно связанный с корпорацией "ИСД". Реализация данной программы позволила уже в 1996 году усилить свои позиции на востоке Украины.

Учитывая, что на протяжении 1996 года корпорация "ИСД" поставила около 5,5 млрд. кубометров газа промышленным предприятиям, она получила довольно весомые экономические рычаги влияния на государственную политику в целом. В мае 1997 года корпорация лоббировала назначение губернатором области Виктора Януковича - человека, близкого к Ахметову и Гайдуку. Последний стал первым заместителем губернатора.

В конце 1998 года под контроль "Индустриального союза Донбасса" переходит одно из крупнейших предприятий страны - металлургический комбинат "Азовсталь". А в 2001 году представитель группы - правая рука Рината Ахметова Борис Колесников - стал председателем Донецкого областного совета.

Данное событие ознаменовало, что донецкий тандем Гайдука-Ахметова добился лезагизации своей власти в области. Начался процесс передела активов, который, к удивлению многих, проходил бесконфликтно.

Для этого был ряд весомых причин. Во-первых, на то время ни "ИСД", ни "СКМ" не имела достаточного влияния, чтобы единолично навязать свою волю Киеву. Во-вторых, амбиции "донецких" выходили далеко за пределы своей области, поэтому составить влиятельную ФПГ, способную наравне вести борьбу за стратегические экономические объекты в масштабах Украины, они могли только в союзе.

Избавившись от возможного давления местных чиновников, единый донецкий клан начал развиваться. Так, "ИСД" стал одним из учредителей Торгово-промышленной компании "Укруглемаш", который сейчас является ведущим оператором на рынке производства оборудования и агрегатов для угольной отрасли. В 2001-м году корпорация приобрела пакеты акций двух крупнейших трубных предприятий Украины: 76% ОАО "Харцызского трубного завода" ("ХТЗ") и 24% ОАО "Днепропетровского трубного завода" ("ДТЗ"). Эти предприятия выпускают более 30% всей трубной продукции Украины.

Обеспечив для себя надежную почву в Донбасе, донецкий клан начал выходить даже за пределы Украины. Так, между "ИСД" и Госкомимущества Узбекистана был подписан договор купли-продажи 39% акций уставного капитала компании "Узнефтегазстрой", входящей в НХК "Узбекнефтегаз".

Также в 2001 корпорация выиграла тендер на поставку газа Европейскому Экономическому Сообществу по программе Funded Fuel Gap Programme in Ukraine (программа, предусматривающая производство электроэнергии при замещении мощностей Чернобыльской АЭС). В 2003 корпорация "ИСД" приступила к реализации международного проекта, связанного со строительством нитки газопровода "Шуртан - Шеребад" в Узбекистане под "ключ" протяженностью 240 км.

Установив контроль над ОАО "Алчевский коксохимический завод" и выиграв конкурс по продаже 98,81% пакета акций ДМК им. Дзержинского, корпорация "ИСД" создала вертикально интегрированную компанию, которая функционирует по схеме уголь – кокс – металл. Также донецкие приватизировали венгерский меткомбинат "Dunaferr".

В итоге, после бурных приватизационных времен в собственности донецкого клана оказалась большая часть крупных промышленных предприятий региона. В том числе металлургические предприятия "Азовсталь", Енакиевский металлургический завод, Алчевский металлургический комбинат (частично), Краматорский металлургический завод, Макеевский меткомбинат, а также Керченский металлургический завод.

Донецким также принадлежит Камыш-Бурунский железорудный комбинат и ряд украинских железорудных и "марганцевых" ГОКов. Из коксохимических предприятий группа владеет крупнейшим по мощности в Европе Авдеевским коксохимзаводом, Алчевским КХЗ, а также пакетами акций "Донецккокса" и "Маркохима".

Плюс к тому группа контролирует большую часть украинских шахт, добывающих коксующийся уголь и, таким образом, полностью замыкает на себя технологическую цепочку "уголь - кокс - металл". Ко всему прочему "Индустриальный союз Донбасса" является крупным газотрейдером и работает на рынке пищевой продукции.

Компания "Киев-конти", например, один из крупнейших производителей кондитерских изделий в Украине. Структуры, близкие к "Киев-конти", контролируют Донецкий пивзавод (торговая марка "Сармат", 4-е место в "пивном" рейтинге страны), а также знаменитый Артемовский завод шампанских вин.

Также в ведении ФПГ находится концерн "Донбасс ликероводка", объединяющий несколько ликероводочных заводов региона. На рынке связи группа представлена компанией DCC - оператором сотовой связи. В информационной сфере донецкий клан контролирует большую часть медиа своего региона, а также издательский дом "Сегодня" в Киеве. Наконец, донецкие осуществили масштабный проект в энергетике региона по созданию первого в СНГ вертикально-интегрированного угольно-энергетического холдинга, включающего в себя шахты, добывающие энергетический уголь, тепловые электростанции и энергораспределительные сети.

Два лидера одного клана

В сводках новостей вплоть до 2003 года все новые приобретения очень часто приписывались корпорации "ИСД", в то время как "СМК" оставался в тени, хотя уже в это время Ринат Ахметов начал формировать свою собственную ФПГ.

Возможно, он посчитал, что его ставленник – премьер-министр Янукович – это достаточный ресурс для лоббирования своих интересов, а потому в помощи других донецких бизнес-групп он больше не нуждается. Начался тихий развод донецких активов. В итоге в 2004 году получился такой расклад в ключевых отраслях экономики:


Таблица

Бизнес-структура
контролируемые объекты

Коксохимия

Железорудное сырье

Предприятия черной металлургии

Производство труб

СКМ

ОАО "Авдеевский коксохимический завод"

ОАО "Донецкий коксохимический завод им. Кирова"

ОАО "Мариупольский коксохимический завод"

ОАО "Коксохимический завод "Запорожкокс"

ЗАО "Харьковский коксовый завод"

Докучаевский флюсо-доломитный комбинат

"Кривбассвзрывпром

Новокриворожский ГОК

Новотроицкое рудоуправление

ОАО "Северный ГОК"

ОАО "Центральный ГОК"

ОАО "Мариупольский металлургический комбинат "Азовсталь"

ОАО "Енакиевский металлургический завод"

Краматорский металлургический завод им. Куйбышева

ОАО "Криворожский горно-металлургический комбинат "Криворожсталь"

СП ООО "Метален"

ОАО "Харцызский трубный завод"

ИСД

ОАО "Коксохимический завод "Алчевсккокс"

ОАО "Енакиевский коксохимический завод"

 

ОАО "Алчевский металлургической комбинат"

ОАО "Днепровский металлургический комбинат им. Дзержинского"

ОАО "Днепропетровский металлургический завод им. Петровского"

ОАО "Днепропетровский трубный завод"



Судя по приведенным в таблице данным, в 2004 году "ИСД" И "СКМ" выступали уже не звеньями одной цепочки, а двумя самостоятельными ФПГ. Их интересы все еще часто пересекаются во многих сферах бизнеса, но носят уже не партнерский, а конфликтный характер.

К слову, что до начала приватизации "Криворожстали" обе группы имели примерно одинаковый политический и экономический вес. Но лидером донецкого клана принято было считать Рината Ахметова. Это касалось как экономики, так и политики и спорта.

Но руководство "ИСД" осознавало, что "Криворожсталь" изменит устоявшееся равновесие в пользу одной из групп, и если победу одержит "СКМ", то "ИСД" получит статус второго пожизненно.

"ИСД" самостоятельно вышел на приватизационный конкурс. Был создан консорциум, под названием "Индустриальная группа", в который вошли Днепровский меткомбинат им. Дзержинского, Алчевский коксохимический завод, одесский "Мисто Банк" (не "Донгорбанк", который считается собственностью "СКМ") и компания "Автоальянс-XXI век", созданная для управления активами корпорации "Индустриальный союз Донбасса".

Конкурс Тарута и компания, как известно, проиграли. Иначе и быть не могло. Но "ИСД" в судебном порядке попытался опротестовать решение. Многие аналитики тогда утверждали, что этот конфликт не что иное как спектакль, и инсценирован он лишь с одной целью – для подтверждения законности сделки. Согласно законодательству, если бы претензии "ИСД" отклонил Верховный Суд, то ни одна инстанция после этого не смогла бы признать сделку незаконной.

Однако последние события подтверждают, что участие в приватизационной борьбе "Индустриального союза Донбасса" носило далеко не декларативный характер.

Получив контроль над самым крупным металлургическим комбинатом страны, и имея надежную сырьевую базу, "СМК" превратилась в самостоятельную ФПГ и больше не нуждалась в союзниках. К тому же, у Ахметова был свой премьер, как полагали донецкие, - без пяти минут президент, а также вторую по величине парламентскую фракцию. Это позволило ему занять ведущие позиции и в политической жизни.

Следует отметить, что за время правительства Януковича активы компании "СКМ" выросли почти вдвое. И теперь, говоря о донецком клане, подразумевали прежде всего "СКМ", а "ИСД" оставался на втором плане. К слову, Тарута также приобрел в этот период несколько важных экономических объектов, но их суммарный экономический вес не сопоставим с теми дарами, которые получил от Януковича Ахметов. К тому же, именно ставленник Рината Леонидовича отправил в отставку одного из лидеров "ИСД" Гайдука.

В последнее время отношения между двумя донецкими ФПГ все меньше напоминают единый когда-то тандем, который еще недавно претендовал на управление страной. Сам факт приглашения Таруты в поездку с Ющенко ознаменовал окончательный раздел в донецкой группе. "ИСД" выбрал нового союзника – новую власть, а "СМК" после публичной поддержки проигравшего кандидата, пока не определился.

Слова Сергея Таруты несомненно прозвучали для ушей президента. Поддержка Ющенко понадобится для получения контрактов на реализацию многих бизнес-проектов в т.ч. достройки "Одесса-Броды". К слову, этот проект сулит немалую прибыль, и, несомненно, заинтересует и "СКМ", и "Интерпайп" и "Приват". И интересно, кто после трогательных слов руководителя "ИСД" получит большинство контрактов?

Есть еще один важный момент. Заверение о поддержке Ющенко Тарута озвучил в самый пик противостояния президента и Рината Ахметова в вопросе реприватизации "Криворожстали".

Может, руководитель корпорации "ИСД" тем самым дал понять, что намерен начать борьбу за влияние в донецком клане, чтобы потеснить "СКМ" с позиции лидера? Может, на это направлен союз Сергея Таруты и новой власти?

Не исключено, что вскоре эта борьба перерастет из латентного состояния в формат настоящего донецкого дерби. Не зря ведь любители футбола прогнозируют, что следующий матч между "Шахтером" и "Металлургом" станет настоящим поединком.


Читайте нас також у Telegram. Підписуйтесь на наші канали "УП. Кляті питання" та "УП. Off the record"


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!