Денис Гурський: Українські стартапи піднімають економіку Польщі

Денис Гурський: Українські стартапи піднімають економіку Польщі

Четвер, 28 липня 2016, 15:00 -
Ідеолог стартап-інкубатора розповів, як зупинити виїзд за кордон вітчизняних стартапів, як регіони можуть піднятися за допомогою інноваційного бізнесу, і як він планує полегшити життя творцям українських IT-проектів. (Рос.)

Денис Гурский — идеолог неприбыльного стартап-инкубатора "1991" и автор портала открытых данных data.gov.ua.

Он также инициатор проекта закона об открытых государственных данных. Во многом благодаря этому закону стали возможны проекты ProZorro и E-data.

В рамках программы правительства США Гурский шесть недель изучал опыт господдержки инновационного бизнеса, знакомился с работой акселераторов мирового уровня, общался с венчурными инвесторами.

Благодаря полученному опыту он теперь по-новому смотрит на украинскую экосистему стартапов и строит амбициозные планы по ее стимулированию.

В интервью Гурский рассказал о том, как остановить выезд за границу отечественных стартапов, как регионы могут подняться за счет инновационного бизнеса, и как он намерен облегчить жизнь создателям украинских IT-проектов.

— Денис, какие выводы ты сделал для себя после поездки в США?

— У меня было несколько задач. Самая главная — понять, как мы можем улучшить методологическую работу со стартапами в Украине. Чего не хватает в программе "1991"? Чего не хватает остальным украинским инкубаторам?

Я посетил акселераторы 500 Startups, Techstars, увидел, как они работают, как выглядит инкубационный цикл. На основе полученного опыта мы создадим новую программу "1991".

В ней будем делать акцент не на снабжении стартапов знаниями, а поможем выращивать продукт или сервис до следующей стадии. Через продукт будем оценивать уровень, с которым стартап заходит в инкубатор, и его прогресс.

Кроме того, стало понятно, что нужно совместно с региональными инициативными группами создавать местные филиалы нашего инкубатора.

Сейчас вся стартап-экосистема сконцентрирована в Киеве, и для запуска проекта надо переезжать в столицу. Мы хотим запустить по всей стране программу, которая поможет людям построить стартап, чтобы потом пригласить их на инкубацию в их регионе.

— С кем из американских инвесторов удалось поговорить?

— Я встречался с представителями Silicon Valley Bank, USAID, Morgan Stanley, Deutsche Bank, с Джорджем Соросом. Мы обсуждали то, как они финансируют стартапы, каким они видят возможность выхода на рынок Украины.

При этом "1991" никогда не ставил во главу угла поддержку своих стартапов с целью быстрого заработка на них или релокации в Штаты для продажи. Наша сверхзадача — наращивание инновационного компонента в Украине, реанимация экономики за счет IT, за счет украинских стартапов.

Наш главный интерес — своим примером показать, как можно работать со стартапами и одновременно положительно влиять на экосистему. Поэтому нас волнуют проблемы, которые останавливают инвесторов на пути в Украину.

— Что это за проблемы?

— Защита интеллектуальной собственности, отсутствие льгот для украинских стартапов. В Украине не работают свободные экономические зоны, нет государственных программ поддержки инновационного предпринимательства.

Одной из главных целей моей поездки было изучение опыта внедрения госпрограмм поддержки стартапов. Я провел десять дней в штате Нью-Йорк — в маленьких городах Олбани и Трой.

Сейчас это депрессивные, а в прошлом — развитые промышленные регионы. В начале 2000-х годов там выросли безработица и наркомания. Госмашина стала задумываться, как создать рабочие места. Была принята государственная программа штата Нью-Йорк по поддержке стартапов.

В Украине ситуация похожа, у нас полстраны — это отсталая промышленность. Она появилась в начале 20 века, а в конце 1990-х была приватизирована. В амортизацию мощностей никто не инвестировал. Предприятия устарели и рано или поздно их придется остановить. Люди останутся без работы.

В США меня поразило, что государство напополам с частными инвесторами вкладывает существенные средства в превращение старых зданий в инкубаторы, акселераторы, которые создают локальные рабочие места.

— Неужели в депрессивных регионах остаются люди, которые обладают навыками для создания инновационного бизнеса?

— Во-первых, кто-то там все равно остается. Во-вторых, фокус не на тех стартапах, которые покорят мир, а на тех, что объединят три-пять человек и станут инновационными предприятиями нового типа.

За счет применения современных технологий эти предприятия уже создают рабочие места, платят зарплату, отчисляют налоги в местную казну.

Американская госпрограмма на десять лет освобождает местные стартапы от налогов при условии, что они остаются работать в регионе.

Инновационные компании на три года освобождаются от уплаты налогов по зарплате первым сотрудникам. Есть ряд прочих льгот, которые способствуют тому, чтобы тебе захотелось создать стартап именно в этом месте.

Госпрограмма показала огромный положительный эффект. Я увидел людей, которые по своему уровню совершенно не соответствуют тому, что можно увидеть в Кремниевой долине. Однако они пытаются что-то делать.

Например, создают сервисы по продаже автобусных билетов или печати на 3D-принтере. Они кормят семьи, платят зарплату. Эти предприятия позволяют им жить в депрессивном регионе и создавать свою небольшую часть ВВП.

В Украине идет децентрализации, местные налоги будут решать судьбу регионов, а у нас в регионах — огромное количество свободных зданий.

— С чего надо начинать внедрение подобных программ в Украине?

— В Украине отсутствует поддержка стартапов.

Слова "стартап" нет в украинском законодательстве. Максимум, что можно найти, — малые инновационные предприятия. Это термин, который пришел кому-то в голову в середине девяностых. Что это такое — непонятно современному обществу и не соответствует тем реалиям, в которых мы живем.

Поэтому необходимо привести законодательство в форму, понятную всем участникам рынка. В такую форму, которая будет привлекательна для тех людей, которые решат создать в Украине стартап. Потому что до сих пор юрлица регистрируются за рубежом, и там же платятся все налоги.

Когда мы слышим, что украинский бизнес успешно поднял несколько миллионов долларов, это значит, что группа людей приехала в США, создала американское предприятие, заплатила американские налоги и продала американское предприятие за большую сумму.

Украинского в этом ничего нет, кроме людей, которые это сделали и которые, скорее всего, останутся жить в США. Украинские айтишники талантливые, но они почти никак не влияют на экономический успех нашей страны.

— Помимо таланта инновационным предпринимателям еще нужны инвестиции. Хватает ли в Украине венчурного капитала?

— В сфере венчурных инвестиций в Украине существует инвестиционный голод на "посевной" стадии.

Очень просто найти "ангельские" деньги, 0,5-1 млн долл, когда у тебя уже есть база из 100 тыс клиентов. Но между стартом и этой стадией проекту позарез нужны 50-150 тыс долл. Взять их негде, потому что у нас нет фонда, который отвечает за "посевные" инвестиции.

Такой фонд необходимо создать общими усилиями, но не за счет государства, потому что это будут неразумно вложенные деньги.

— Если такого фонда нет, может, он просто не нужен украинской экосистеме стартапов?

— На него нет спроса, потому что именно на этапе поиска "посевных" инвестиций стартапы уезжают из Украины.

Не у кого попросить деньги в Украине? Мы попросим в Чехии, Польше. В Польше "посевных" денег невероятное количество. Tам стартапов, которые просили деньги три-четыре раза и провалились, куча, и никто не ведет их учет.

Там с этим все очень хорошо, поэтому наши стартапы туда с радостью выезжают и нормально себя чувствуют, поднимают экономику Польши.

— Может ли наличие "посевных" инвестиций заставить стартапы остаться в Украине?

— "Посевные" инвестиции и фокус на агросекторе, энергетике и Smart City позволят стартапу создать в Украине минимально жизнеспособный продукт и продать его пилотным платежеспособным клиентам.

Затем ты экспортируешь свои продукты. Ты не вывозишь семью за границу, не стартуешь компанию за рубежом, не думаешь, как свести концы с концами.

— На опыт каких стран имеет смысл ориентироваться в вопросе стимулирования инновационного бизнеса в Украине?

— В нашей стране к стартапам относятся как к каким-то ТОВ. Эти условия надо менять. Мы можем использовать, например, опыт Израиля. Эта воюющая страна за счет инновационного бизнеса и местной интеллектуальной собственности вырастила стартап-индустрию до 20% ВВП.

Мы можем существенно увеличить добавленную стоимость, которую генерирует IT-индустрия, конвертировав аутсорсеров в инновационных предпринимателей. Так делает Индия. В этой стране действует программа "Десять шагов премьер-министра навстречу стартапам".

Можем создать для стартапов мягкие условия для роста. Яркий пример — господдержка стартапов во Франции. Там есть программа экспортного продвижения, единое окно, быстрая регистрация, поддержка депрессивных регионов, возможности для привлечения иностранных предпринимателей.

В мире существует много предпринимателей, желающих переехать. Почему бы им не переехать в Украину? Особенно актуально это для стартапов из России. Мне кажется, что если создать специальные условия, то много российских стартапов переехали бы в нашу страну.

— Есть ли у тебя план, как уже в ближайшее время можно облегчить жизнь украинским инновационным предпринимателям?

— Мы соберем в парламенте группу, которая выработает пожелания для облегчения жизни стартапов и инвесторов. Позовем в эту группу зарубежных экспертов — авторов госпрограмм поддержки стартапов. Пусть они расскажут, как в их странах работают такие программы.

Сделаем длинный список пожеланий, покажем его общественности, проголосуем. Этот список юристы превратят в пакет законодательных изменений, за которые парламент, надеюсь, проголосует.

Больше нельзя игнорировать сложившуюся ситуацию вокруг стартапов. По моим ощущениям, происходит подъем инновационных предпринимателей. Украинские стартапы будут расти как на дрожжах. Возможно, это связано с тем, что идет война, возможно, с тем, что подросло новое поколение.

Вчера одиннадцатилетний мальчик рассказывал мне, как программировать микроконтроллеры. Я у него спрашиваю: "Откуда ты это все знаешь?". Он отвечает: "Когда мне было девять…". На этой фразе я просто с ума сошел.

Он познакомился с преподавателем, который объяснил ему, как это делать. "Я занимаюсь этим уже два года и сейчас думаю, как дальше на этом зарабатывать деньги", — сказал он мне.

У нас есть поколение, которому надо дать возможность что-то создавать. Это можно дать законодательно, можно объединить крупных инвесторов, чтобы они выделили небольшие суммы "посевному" фонду. Пусть он будет коллективно управляться, но он будет создавать условия для роста стартапов.

— На чем будет сконцентрирован инкубатор "1991" в ближайшее время?

— Мы будем строить сеть некоммерческих инкубаторов "1991" по всей стране. Сначала построим в двух городах, а дальше раздадим инициативным группам в городах методологию того, как это лучше всего делать. Они будут у себя в городах поднимать предпринимательское сообщество.

Также мы рассматриваем возможность помочь двум университетам грамотно создать университетские инкубаторы. Я побывал в инкубаторе при Нью-Йоркском политехническом институте. Посмотрел, как они работают со студентами и помогают создавать стартапы.

На основе этого опыта мы хотим предложить университетам альтернативу советского наследия — летней студенческой практике.

Не секрет, что Киевский политехнический институт — магнит для IT-шников со всей Украины. У приезжего студента есть проблема с поиском практики в Киеве. Мы хотим предложить университетам методологию, как помочь этим студентам решить проблему оценки и дать им возможность что-то создать.

Если ты можешь создать стартап и получить за это оценку, то от этого выигрывают обе стороны. Это может привести к тому, что если ты работаешь в университетском инкубаторе, то часть капитала остается в университете.

Например, если твой стартап станет успешным и получит инвестиции, то часть денег возвращается в университет. Таким образом, университет будет заинтересован в том, чтобы их студенты создавали стартапы.

Мы попробуем сделать такое в одном частном вузе и в одном государственном, чтобы посмотреть, где эта схема лучше работает. А дальше получившуюся методологию бесплатно отдадим в Министерство образования, которое распространит ее среди всех вузов страны.

— Думаешь, в Министерстве образования способны адекватно воспринять такое нововведение?

— Уже восприняли. Лилия Гриневич (министр образования и науки. — ЭП) поддерживает эту инициативу. В сентябре мы запустим пилот в двух вузах. Сейчас находимся в процессе их подбора и детальных согласований.

Гриневич сказала, что лично заинтересована посмотреть на эффект от проекта, так как он связан с законодательными инициативами, которые разрешают университетам создавать инкубаторы и акселераторы.