Ігор Мазепа: Нашим ринком рухає паніка

Ігор Мазепа: Нашим ринком рухає паніка

Вівторок, 7 жовтня 2008, 13:00 -
Варто розділяти кризові розмови на дві категорії. Одна - це криза ліквідності, друга - це здатність компаній заробляти гроші і генерувати доход. У першому випадку, грошовий потік може бути позитивним, навіть при тому, що компанії збиткові. У другому випадку, компанія або фонд, приміром, розраховують отримати істотний прибуток, але ці гроші прийдуть тільки наприкінці кварталу, а по зобов'язаннях необхідно платити вже зараз.

Поточну фінансову кризу дуже важко переживають українські фондові компанії. Адже вітчизняний ринок сильно залежить від настроїв іноземних інвесторів. А окрім падіння фондового ринку, гостро проявляється дефіцит попиту на інші фінансові послуги, в тому числі і проведення IPO.

Українська правда вирішила особисто навідатися на 21 поверх бізнес-центру "Парус" і дізнатися, як велика фінансова компанія Concorde переживає найглибшу фінансову кризу за останні 50 років. Загалом, настрій у президента компанії Ігоря Мазепи  був більш ніж оптимістичний, а на питання, чи міцно він спить під час кризи, з посмішкою відповів, що так.

З вікон конкордівського офісу Київ простягався як на долоні, а декількома поверхами вище висів величезний напис Concorde, який обходиться компанії в 100 000 доларів на місяць.

Виявилося, що працівники Конкорду, як і раніше, займають цілий поверх "Паруса". А от штат технічних робітників, у тому числі робітники фінансових центрів, скоротився майже на 50%.

Сам власник компанії пояснив це оптимізацією видатків та переорієнтацію на продаж продуктів через агентські мережі фондових магазинів.

- Еще с прошлого года мировая финансовая система переживает наиболее масштабный кризис за последние 50 лет. Какой эффект этот кризис может оказать на Украину?

- Эффект есть уже. Индекс ПФТС - минус 70% с начала года. Это значит, что, например, если в начале года у вас был миллион гривен в акциях, то сейчас у вас осталось бы всего триста тысяч. Даже если вы начнете продавать эти акции, то может быть еще меньше, потому что рынок неликвидный.

Очевидно, что многие компании либо уже потеряли доступ к рынку и к финансированию, либо условия для них существенно ужесточились. Это тоже имеет эффект.

Грубо говоря, на 4-й квартал есть ожидания, что украинский частный сектор до конца года должен погасить около 2,5 миллиардов долларов по ранее взятым кредитам и долгам. И только из банковского сектора - около 1,5 миллиарда.

При этом большинству компаний приходится пересматривать свои планы. Не секрет, что многие компании строили агрессивные планы по развитию, которые теперь откладываются до лучших времен.

Больше всего сейчас страдает сектор недвижимости, во вторую очередь - банковский сектор и все, что связано с потреблением - так называемые ритейлоры, или торговые сети. Также пострадал сектор потребительского кредитования и всякого рода компании, которые занимались продажей финансовых услуг, то есть брокеры и т.п.

Если же проанализировать, сколько процентов в резервах коммерческих банков занимали инвестиции в акции, речь идет о мизерных цифрах. То же касается страховых компаний, которые, по сути, не имели экспозиции в рынок ценных бумаг. Поэтому говорить о каких-то прямых потерях или угрозах для них пока рано.

- Какова, на ваш взгляд, вероятность банкротства какого-либо банка в Украине, и в целом - коллапса банковской системы из-за недостатка финансирования?

- Я меньше всего беспокоюсь за банковскую систему. Нацбанк - сильный регулятор. За последние 2-3 года, когда и цены на биржевые товары были неплохие, и экспорт был серьезный, наблюдался рост промышленного производства, - Нацбанк накопил крепкий резерв.

С другой стороны, состояние дел в мировой финансовой системе таково, что по факту уже существует глубокий и системный глобальный финансовый кризис, который вдобавок наложился на циклический спад деловой активности и потребления в развитых странах, а также в крупных и динамичных экономиках, как Китай, Индия, Бразилия и др.

Однозначно, доступ на финансовые рынки как корпоративных заемщиков (в том числе и банков), так и правительства сегодня осложнен. При этом я не ожидаю существенного сдвига в приватизации, значительного прихода западных прямых инвестиций.

Крупнейшие M&A транзакции очевидно будут осуществлены в других юрисдикциях. Соответственно, какого-либо влияния в среднесрочной перспективе эти факторы на экономику не окажут.

Да, банковской системе будет очень нелегко, экономике будет не хватать кислорода, но коллапсов я не ожидаю. Основные новости будут приходить с товарных рынков - сколько будут стоить металл, химия, удобрения, сельхозпродукция, и т.д. Потому что это наши основные экспортные отрасли, которые будут оказывать влияние на формирование, в том числе, и курса платежного баланса.

- Но паника на финансовом рынке есть?

- Это локальная паника, буря в стакане, которая вызвана даже не рыночными ситуациями, а просто борьбой. Возьмите, к примеру, Проминвестбанк.

Кто-то из недоброжелательных конкурентов пустил слухи, и понеслось. Тем более, сейчас такое время, когда каждый слух и неправдивая информация могут произвести существенный эффект, а желающих половить рыбку в мутной воде, провоцируя слухи и панику, наверняка будет много. Они уже есть.

З вікна "Конкорду" Київ - як на долоні. Навіть "Українська правда".

-  Как все-таки кризис повлияет на Украину, а именно - на отечественные инвестиционные компании?

- Стоит разделять все эти кризисные разговоры на две категории. Одна - это кризис ликвидности, вторая - это способность компаний зарабатывать деньги и генерировать доход.

В первом случае речь идет о денежном потоке. Он может быть положительным, даже при том, что компании убыточные. Что касается второго, то, к примеру, если компания или фонд рассчитывает получить существенную прибыль, но эти деньги придут только в конце квартала, а по обязательствам необходимо платить уже сейчас. В России такие процессы уже наблюдаются, это значит, что компании-инвесторы несут серьезные убытки.

В Украине, к сожалению, или к счастью, финансовая инфраструктура совершенно не развита. То есть многие инструменты - как те же опционы, фьючерсы на индекс, возможность брать плечо под инвестиции, которые работают в России или на Западе, недоступны в Украине.

Это основная причина, почему нет такого разрушающего эффекта на инвесторов, операторов рынка и т. д. Да, компании и фонды потеряли 50% или 70%, но это, в основном, все собственные активы, без левереджа.

В итоге, в хорошие времена в Украине игроки зарабатывают меньше, чем могли бы, используя эти инструменты, а в плохие времена теряют меньше, чем инвестор, который имеет доступ к ним.

- ...из-за того, что недопридут деньги с Запада?

- Да, денег с Запада будет меньше. Экономическая активность временно замедлится, либо ее рост совершенно прекратится.

С другой стороны, есть серьезный риск глобальной рецессии экономики. Западная Европа и Америка, скорее всего, будут находиться в рецессии. Очевидно существенное торможение экономического роста в Индии, Китае, во Вьетнаме - довольно потенциальных рынках...

Если еще в 1998 году нефть стоила около 15 долларов, потом лет 6 (до середины 2004) колебалась в районе 30 долларов. И только за последние 3 года цена резко поднялась до уровня 140 долларов за баррель, а сейчас снова опустилась ниже 100.

То же самое происходит на рынке металлов. Сравните цену на металл 30 сентября прошлого года и 30 сентября этого года - она как была 600 с небольшим долларов, так и осталась. Но за это время она сходила уже на отметку в 1 200 и опустилась ниже 600, при этом целый ряд операторов обанкротились или потерпели существенные убытки.

- Но сегодня цены на акции уже находятся в зоне абсурда...

- Надо различать причины, которые побуждают инвесторов выходить или пытаться продавать на этих уровнях.

Как и в России, нашим рынком двигала паника - это значит, что нет разговора и обсуждения среди инвесторов о том, насколько дорого стоит актив, либо дешево, где его справедливая стоимость.

Например, если компании до сих пор торговались в размере 10 годовых прибылей, то сейчас они торгуются двумя прибылями. Очевидно, что 10 уже не будет в ближайшие полтора, два, три года. Но и совершенно нелогично, чтобы актив стоил 2.

Мало того, можно найти ситуацию, когда у банка на счету 3 миллиарда долларов, а рынок его оценивает всего в 2 миллиарда долларов. Это значит, что если бы ты имел возможность купить 100% или контрольный пакет этого банка, ты пошел на рынок, одолжил 2 миллиарда, и купил банк, у которого на счету 3 миллиарда.

Конечно, есть целый ряд других факторов, которые тоже влияют на эти вещи. Ситуация с банком - совершенно гипотетическая, она нереализуема: кроме актива есть еще и пассив. При этом никто не согласится продавать большие пакеты по таким ценам...

Время будет играть и на рынок, и на инвестора, рынок должен развернуться. Главное, чтобы эти страсти и кризисные настроения поутихли.

- Золотое правило инвестирования состоит в том, что бумаги надо продавать, когда цены на них растут, а покупать именно тогда, когда они падают. Однако в этом году падение затянулось. Аналитики советовали покупать, когда рынок падал на уровне минус 30%, и когда было минус 50%. Как вы считаете, сейчас, когда уже минус 70%, настало ли время покупать?

- Сейчас ситуация уникальна. Она не будет продолжаться долго и вряд ли повторится в ближайшие 10 лет. Я бы назвал то, что происходит сейчас на рынке, переходным периодом. Сначала было все хорошо, потом - хуже, сейчас - совсем плохо.

Тем не менее, экономика всегда развивается циклами. Весь прогресс построен на этих циклах. Поэтому за таким резким падением всегда наступает довольно существенный подъем. Самый главный вопрос - когда?

Многие мои коллеги на рынке предполагали, что наконец-то в августе мы увидим дно, в сентябре все вернутся, активность восстановится. Потом пошла шутка, что рынок достиг дна, а потом начал копать или рыть. Потом все думали, что ниже уже не может быть, а все равно индекс упал еще на 7 или 10 процентов.

Поймите, что вся статистика и все данные, которые мы видим по рынку, не совсем адекватны. Потому что, если ты хочешь купить одну какую-то акцию на тех уровнях, которые сейчас торгуются на ПФТС, ты выходишь на рынок, и ты не способен закрыть заказ даже на 2 или 3 миллиона долларов. Все, что можешь сделать - это потратить на этих уровнях 100, 200 тысяч долларов. Потому что никто не продает.

Объясню почему. Есть цена продажи, есть цена покупки. Что происходит? Если ты хочешь продать, ты обычно ставишь свою цену продажи ниже. Но если на рынке паника, то все те покупатели, которые думали, что они хотят купить, например, по гривне, сразу моментально говорят: "Мы хотим купить. Но, может, поймаем что-то за 50 копеек".

А актив стоил от гривны до гривны десять, например. Сегодня же прошла какая-то плохая новость, и он уже стоит 50 копеек на гривну ноль семь. Индекс считается по цене покупки, а цена покупки в таком случае упала в два раза, при этом, по сути, мало чего поменялось.

Рынок упал на 70% совершенно без торгов, без ликвидности. Ничего не происходило. К примеру, телефон стоит столько, сколько мне за него дают денег, а не столько, сколько я за него прошу. Я думаю, что он стоит 1000 долларов, а мне дают 200 долларов

Сейчас, когда все паникуют, мне за него дадут 50 долларов. Но по 50 долларов продавцов не найдется. И, скорее всего, будут продавать дешевле, чем 200, которые он стоил 2 месяца назад. Поэтому еще какое-то время рынку понадобится, чтобы понять, определить, где же реальные цены.

"Конконд" парить над київськими пробками

- Как заставить наши крупные компании размещаться в Украине? Может, законодательно их заставить? Они смотрят на Запад, там больше денег...

- Это пустые разговоры, они не имеют отношения к реальности. Рыба идет туда, где ей лучше, где вода теплее, где глубже и т.д. Компания идет туда, где больше денег.

- Это значит, что у нашей страны нет будущего?

- Не совсем. Это значит, что до тех пор, пока в стране не появятся сильные местные инвесторы...

А для этого необходим целый ряд вещей: пенсионная реформа, ряд законодательных вещей, более гибкая регуляция по фондам... Еще много неэффективностей в финансовой, правовой, политической сферах, которые не сделаешь с плеча, с размаха, за ночь или за год.

Необходим политический консенсус в обществе, нужна договоренность основных бизнес-элит и основных политических элит по экономическим вопросам. Посмотрите на Россию- правительство и президент уже хороший десяток раз с начала этого года отреагировали на ситуацию на рынке. Как минимум, выразили свою озабоченность, и дали понять инвесторам, что они понимают, что происходит.

А в большинстве случаев они вышли с рядом конкретных стимулирующих мер, начиная от налоговых стимулов и заканчивая просто кризисным или антикризисным вбрасыванием ликвидности в систему.

- Недавно мы обратились к нашим политикам с вопросом: "Вы будете помогать фондового рынку, как в сентябре это сделали правительства России и США - правительство России кредитовало отечественный фондовый рынок на 3 миллиарда долларов, а в США пошли путем национализации ведущих компаний, при этом Сенат готовит решение о кредитовании экономики еще на 700 миллиардов долларов. Комментария от наших политиков мы так и не получили. Лишь услышали мнение, что наш фондовый рынок не привязан к реальной экономике. И от того, что он падает, ни один банк не обанкротится, ни один сектор не пострадает. Поэтому им нет смысла тратить на это силы...

- Это от инвестиционного бескультурья. У правительства свои проблемы, у Нацбанка - свои, а у премьер-министра и президента - свои. Я вижу, что зачастую наши чиновники имеют уровень обывателя. Если ничего по голове не бьет прямо сейчас, то все хорошо, и особо суетиться нечего.

При этом перед глазами богатый столетний опыт Западной Европы и Американский. Тот же опыт России, когда Путин, будучи президентом, начинал свое новогоднее выступление с того, насколько вырос или упал фондовый рынок. По сути, это второе предложение в поздравлении - "здравствуйте, дорогие сограждане! Фондовый рынок вырос на столько-то".

И меня при этом очень беспокоят заявления наших чиновников о том, что на нас глобальный финансовый кризис никак не повлияет, что у нас все хорошо. На самом деле, он уже влияет...

- Какая, на ваш взгляд, новость, меры, или какое понимание ситуации инвестором будет означать, что ниже рынок уже не будет двигаться?

- Есть рыночные ожидания. Например, был аналитический консенсус, что в ипотечные американские ценные бумаги когда-то было инвестировано 600 миллиардов долларов. А стоимость таких бумаг упала, например, на 80%.

Это значит, что 80% из этих 600 миллиардов должны быть списаны. А списаны, например, не 480, а всего 200 или 300 на определенный момент.

Очевидно, что сидит еще где-то 180 миллиардов из несписанных, о которых рано или поздно банки объявят, что принимают на себя эти убытки. В такие моменты риск того, что крупнейшие финансовые институты будут нести убытки, всегда существенный.

Другое дело, когда рынок ожидает, что должно было быть списано 480 миллиардов долларов, а списано уже около 500. Понятно, что в этой ситуации риск новых списаний и новых существенных убытков будет ниже, чем в первой...

И если в течение ближайших 2-х - 3-х месяцев не будет каких-то супер-плохих новостей, то страсти поулягутся, и рынок направится уже к адекватным уровням оценки, которые мы увидим через 12-18 месяцев, но которые будут еще далеки от недавних максимумов.

- Расскажите о планах Конкорда - что вы уже предприняли в такой кризисной ситуации, и что планируете в будущем предпринять, чтобы достойно выйти из кризиса.

- Если вы говорите о кризисе, который обрушился на страну, то Конкорд является одним из игроков на рынке, поэтому испытывает сложности, свойственные всему рынку.

Я убежден, что основные игроки финансового рынка выйдут из этой ситуации без значительных потерь - три-четыре предыдущих года были периодом бурного развития, поэтому резерв надежности высок. Это в равной степени касается и Конкорда.

Но еще до развития кризисных явлений на рынке, мы привлекли одного из лучших кризис-менеджеров в мире - Эдварда Нассима, бывшего вице-президента IFC (International Finance Corporation). С его помощью мы проанализировали потенциальные проблемы, провели ревизию собственных возможностей и как никто другой готовы к сложной ситуации на финансовом рынке страны.

В частности, господину Нассиму принадлежит идея качественной ревизии персонала и замены сотрудников, принятых в компанию на этапе ее становления, на высококвалифицированных узких специалистов. При этом мы понимаем, что расходы на их содержание могут возрасти, но мы считаем, что качество - это важнее чем количество.

- У вас, как и у всех остальных работающих компаний, есть недоброжелатели, которые распространяют слухи. Была новость о том, что вы сокращаете количество рабочих мест, сдаете в субаренду ваш офис, при этом ваша вывеска на крыше "Паруса" стоит вам 100 тысяч долларов в месяц. Не собираетесь ли вы отключить эту штуку, чтобы сократить ваши расходы? И что из вышеперечисленного - правда?

- У трезвомыслящего человека такие странные заявления, о которых вы говорите, могут вызвать только улыбку.

Ведь оплачивая космически высокую цену за нашу рекламу на крыше "Паруса", я понимаю, что сокращение 20 человек вспомогательного персонала не повлияет на мой бизнес. И реплики людей, далеких от бизнеса, не являются ни для меня, ни для компании препятствием.

Надпись "Конкорд" как парила над Киевом, так и будет парить. Мы стабильны, и в этом наша сила.


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!