Данило Гетманцев про скандальний податковий закон "1210": це не ескімо, щоб всім подобатися

Данило Гетманцев про скандальний податковий закон "1210": це не ескімо, щоб всім подобатися

Понеділок, 25 травня 2020, 09:15 -
УНІАН
Президент підписав закон про зміни до Податкового кодексу, який бізнес називає "податковим терором". Що це за законопроєкт, що він змінює і коли запрацює, пояснює глава податкового комітету Верховної Ради, депутат "Слуги народу" Данило Гетманцев. (рос)

Осенью 2019 года, только приступив к работе, "Зе-Рада" девятого созыва отказалась от масштабной налоговой реформы. Депутаты решили ограничиться "улучшением администрирования налогов" и "устранением технических неувязок в законодательстве".

В парламенте появился проект закона с изменениями в Налоговый кодекс с неприметным названием "Об усовершенствовании правил администрирования" с абсолютно противоположным по своей сути содержанием.

В нем было все: повышение штрафов, расширение функций налоговой, усиленный контроль и, по мнению ряда бизнес-ассоциаций, много новых возможностей для коррупции.

Отдельный большой блок законопроекта был посвящен введению правил BEPS – Base Erosion and Profit Shifting. Эти правила призваны не допустить размывания базы налогообложения и неуплаты налогов с прибыли.

Документ спровоцировал протесты, его стали называть попыткой власти ввести "налоговый террор".

Под общественным давлением депутаты отказались от ряда спорных норм и в январе 2020 года приняли его в целом. После этого проект закона почти пять месяцев пролежал на подписи у президента.

На фоне пандемии он отошел на второй план. В информационную повестку дня его вернул уполномоченный президента по земельным вопросам Роман Лещенко, который заявил, что президент намерен его ветировать. Позже в Офисе президента это опровергли.

Более того, 21 мая Владимир Зеленский подписал документ и обратился к правительству с рекомендацией внести в Налоговый кодекс дополнительные изменения.

На время карантина действуют упрощенные правила налоговой отчетности, проведения проверок, уплаты налогов и другие послабления.

Подписание гарантом документа, который во многом меняет законодательное поле в сложный карантинный период, еще больше запутало ситуацию.

По каким правилам жить бизнесу, почему президент медлил с подписанием закона и каких изменений ждать дальше, ЭП расспросила главу парламентского комитета по вопросам финансов, налоговой и таможенной политики Даниила Гетманцева.

— Почему законопроект об изменении правил администрирования (№1210) президент не подписывал пять месяцев?

— Этот вопрос лучше адресовать Офису президента. Могу лишь сказать, что шли консультации по поводу того, подписывать или нет. В офисе шли дискуссии, вызванные определенным неудовлетворением некоторыми нормами проекта, которое выказали отдельные представители крупного бизнеса.

— Против этого законопроекта высказались многие бизнес-ассоциации, и все же президент решил подписать. Почему?

— Потому что бизнес выступил не только против. Ряд ассоциаций, например, СУП, выступили против, ряд ассоциаций выступили за. Украинская рада бизнеса и "Бизнес 100" выступили с очень взвешенными оценками.

В Американской торговой палате и Европейской бизнес-ассоциации тоже сказали, что что-то им нравится, а что-то не нравится. Но ведь налоговый закон – это не эскимо, чтобы всем нравиться. Любые налоговые нововведения всегда воспринимаются бизнесом в штыки и это нормально.

 

— Когда документ вступит в силу?

— Сам закон вступает в силу с момента опубликования, некоторые его части – с 1 января 2021 года, некоторые – с июля 2020 года.

— Федерация работодателей Украины и другие представители бизнеса обращали внимание на то, что из-за карантина закон не соответствует реальности, поскольку разрабатывался до пандемии. Вы так не считаете?

— Что значит "не соответствует реальности"? Не соответствует реальности то, что если ты заработал деньги, то должен платить налоги в Украине, а не где-то на Кипре? Это не соответствует реальности.

Честно сказать, я не очень понимаю связь между пандемией и вступлением в силу положений, которые касаются КИК (контролируемые иностранные компании. – ЭП), с 1 января 2021 года. Хотя мы рассматриваем возможность перенесения этого срока еще на год – с января 2022 года.

— Речь не только о КИК. За время карантина Верховная Рада приняла несколько пакетов послаблений в части проведения проверок, начисления штрафов, подачи отчетности.

Законопроект №1210 меняет и уточняет все эти вещи. Как новые правила будут согласовываться с карантинным режимом?

— Никто не говорит, что установленные на время карантина правила прекращают действовать. Раздел, который касается контролируемых иностранных компаний, вступает в силу с января 2021 года и опять же – мы думаем отложить его до 2022 года.

Такие мысли у нас есть не только в отношении раздела КИК. Не исключено, что мы отложим вступление в силу и некоторых других положений. Сейчас это обсуждается.

— В законопроекте есть много норм, например, "деловая цель", "умышленное деяние", которые зависят от субъективной оценки представителя налоговой.

Бизнес указывал, что это создает коррупционные риски и открывает налоговикам возможности для давления на компании. Вы видите эти риски?

— Если мы говорим о "деловой цели", то весной 2019 года, еще до нас, парламент ратифицировал международное соглашение MLI. Это соглашение запрещает использовать любые соглашения об избегании двойного налогообложения с целью уклонения от уплаты налогов. Так называемый PPT – тест на деловую цель – это часть MLI и правил антиBEPS.

Сейчас мы внесли в Налоговый кодекс те нормы, которые есть в международном соглашении. Таким образом, это не вопрос введения новых правил. Это вопрос адаптации украинского законодательства к международным нормам.

Повторяю: эти правила применяются только к операциям с нерезидентами, они не распространяются на операции внутри страны. Ну и согласитесь с правильностью самого подхода: юридическое лицо не может осуществлять операции (в нашем случае только международные) с единственной целью – уклониться от налогообложения.

В качестве контраргумента звучит: "У нас налоговая коррумпированная, к нам будут придираться, мы ей не доверяем". Может, мы тогда вообще ничего не должны делать? Будем сидеть и ждать, когда налоговая перестанет быть коррумпированной и мы начнем ей доверять?

Кто скажет, что вот с сегодняшнего дня Налоговая служба уже не коррумпирована? Я? Вы? Псевдоэксперт в соцсети? Мне кажется, это не аргумент для нормальной профессиональной дискуссии.

Налоговая очень сильно изменилась за последний год, и подходы ее изменились. Надеюсь, этот тренд сохранится и при новом руководстве. Если нет – мы должны принять быстрые и решительные меры для предотвращения отката назад.

По поводу критики "умышленного деяния" и вины, у меня складывается впечатление, что люди, которые критикуют институт вины в налоговом праве, либо играют на стороне налоговой, либо не читали этот законопроект.

— Почему играют на стороне налоговой?

— Потому что этот институт направлен на защиту именно налогоплательщика. Допустим, из-за аннексии Крыма, войны на Донбассе, вируса Petya или по какой-либо другой независящей от вас причины вы не заплатили налог.

В ваших действиях нет вины, однако сейчас по закону вы все равно должны заплатить штраф. Мы же говорим, что налоговая должна доказать вину в действиях налогоплательщика и аргументировать ее в своем решении-уведомлении. Что в этом плохого?

Сейчас в уведомлении-решении налоговая просто указывает какую-то норму Налогового кодекса, а его нормы довольно обширные. Налогоплательщик не понимает, в чем он виноват.

Если дело дойдет до суда, суд должен проводить повторную проверку налогоплательщика, чтобы понять, за что его наказать. Закон вводит мотивационную часть решения, в которой налоговая обязана указывать конкретный мотив, аргумент для применения штрафа.

Кроме того, в законе прямо написано, что акты проверки не могут быть основанием для возбуждения уголовного производства. Из оснований для проведения плановых проверок исключили решение суда – не могут теперь такие проверки проводиться по судебным вердиктам.

Также мы впервые за всю историю страны вводим ответственность государства в виде конкретных штрафов перед налогоплательщиком. В этом случае не нужно доказывать вину государства, оно будет платить штраф.

Мы неоднократно обсуждали институт вины во время заседаний рабочих групп, никто из бизнеса и почти никто из экспертов не высказался против. В нем заложен абсолютно здравый подход, который работает в Европе (в ЕС. – ЭП), во всем цивилизованном мире и даже в авторитарной России.

— Налоговая служба находится в трансформационном периоде, ее глава временный, реформа не закончена. Насколько целесообразно водить BEPS и другие масштабные новшества, если налоговая до сих пор должным образом не реформирована, а уровень коррупции в ней остается высоким?

— Мое мнение, что налоговая в конце апреля была более чем в состоянии внедрить все эти изменения.

Налоговая принимала активное участие в разработке этих норм, она со многим не соглашалась, но в итоге и Минфин, и налоговая поддержали изменения, которые мы согласовали и по которым акцептировали сроки.

Министр финансов решил изменить кадровый состав налоговой, он абсолютно осознавал последствия. Министр финансов руководствовался желанием организовать работу налоговой еще лучше.

Он поддерживал принятие закона №1210 и осознает все последствия его применения. От нас он получит полную поддержку во внедрении норм.

— Президент написал премьеру письмо, в котором рекомендовал разработать дополнительные изменения в Налоговый кодекс.

Одна из рекомендаций касается "определения четких и понятных правил налогообложения контролируемых иностранных компаний". То есть прописанные правила еще поменяются?

— Да, мы не отрицаем, что над этим институтом еще можно и нужно работать. Но мы должны понять, что еще нужно уточнить, ведь у нас эти правила выписаны достаточно четко.

Что такое КИК? Вокруг КИК возник такой миф, мол, я успешный бизнесмен, открыл компанию в Польше, а вы хотите обложить налогами мою прибыль, которую я честно заработал в Польше. Нет, это не так.

Если компания ведет активные операции – что-то производит, оказывает услуги, ведет любой бизнес, – ее доходы вообще не облагаются в рамках обложения КИК. Прибыль КИК облагается в Украине только в том случае, когда она получает пассивные доходы – доходы от дивидендов, процентов, аренды недвижимости – более 50% в структуре доходов.

При этом существуют дополнительные ограничения: КИК должна быть в собственности резидента Украины на более чем 50% и должна иметь доход более 2 млн евро.

Не считается контролируемой иностранной компания, акции которой котируются на бирже, благотворительные фонды. Если компания имеет статус КИК, то мы облагаем ее прибыль налогом на доходы физлиц в размере 9%. Что это означает?

Я как резидент Украины заработал деньги, вывел их на Кипр (без уплаты налога здесь), получаю там проценты и с этих процентов плачу 9% налога. При этом я плачу эти 9% за вычетом того налога, который я заплатил на Кипре. То есть по факту это еще меньше. Что здесь не так?

Тут говорить не о чем. Потери из-за налогообложения будут не такими уж большими. С другой стороны, мы не позволим из страны, которая воюет, выводить прибыль за границу и платить налоги на островах.

Данило Гетманцев та радник президента Олег Устенко, на задньому плані - співвласник
Данило Гетманцев та радник президента Олег Устенко, на задньому плані – співвласник "Нової пошти" В'ячеслав Клімов. Форум якісного регулювання
Дмитро ларін/економічна правда

— Также, по мнению президента, должен быть уменьшен размер штрафов за отдельные незначительные налоговые правонарушения. О каких штрафах речь?

— Речь о штрафах за несвоевременную регистрацию отдельных налоговых накладных. Мы их снизили и снизим еще.

— Правительство должно защитить данные по отчетности резидентов Украины, полученные органами контроля, а также информацию, полученную от органов иностранных государств.

Президент не исключает введения уголовной ответственности за незаконное разглашение таких данных. Как будет обеспечена защита?

— Это абсолютно правильное требование, у нас в стране есть с этим проблемы. Мы до сих пор констатируем утечки информации. Мое мнение – нужно не столько дорабатывать закон, сколько бить людей по рукам, устанавливать повышенную ответственность и усиливать IT-cоставляющую. Эту проблему нужно решать и решить ее должен Кабмин.

— Есть мнение, что закон негативно отразится на стартаперах. Они часто получают стартовый капитал от внешних инвесторов, регистрируют компанию за рубежом в поиске понятного законодательного поля, а работают в Украине.

Поскольку это мобильная группа предпринимателей, видите ли вы риск их бегства из Украины?

— Это откровенная глупость. Разберем то, что вы сказали.

Если вы стартапер, получили иностранные инвестиции и начали бизнес в Украине, то это не облагается налогом ни сейчас, ни потом. Более того, в законе есть норма, которая содействует получению инвестиций.

Я говорю об ускоренной амортизации, которая позволяет амортизировать основные средства не за пять-десять лет, а за два года. Эта норма вступает в силу сразу. Инвестиция денег в Украину не облагается налогом.

При выведении дивидендов компания платит налог и на этом все заканчивается. Больше налог не взимается, какая бы это ни была компания и кем бы она ни контролировалась.

— Законопроект расширяет круг платежей, которые приравниваются к дивидендам. Бизнес обращал внимание на то, что из-за этого налогоплательщики с высокой вероятностью столкнутся с доначисления налогов.

— Я не вижу проблем, связанных с конструктивными дивидендами. Суть конструктивных дивидендов в том, что к дивидендам приравниваются операции, которые по своей юридической форме являются другими операциями.

Некоторые эксперты видят в этом потенциал для злоупотреблений со стороны налоговой.

Я бы ответил на это так: злоупотребив своими полномочиями, налоговая может "раздеть" налогоплательщика при администрировании любого налога: налога на землю, на недвижимое имущество и даже туристического сбора.

Бороться со злоупотреблениями со стороны налоговой нужно путем изменения ее политики, что и делалось в последние годы, а не путем воздержания от внедрения абсолютно правильных и цивилизованных налоговых норм.

Поэтому ошибки в политике налоговой службы не означают, что институт конструктивных дивидендов коррупционно емкий. Сам по себе он такой же, как и все остальные нормы Налогового кодекса.

— Вы упомянули, что планируете отложить вступление в силу некоторых других положений нового закона, не только правил относительно КИК. О чем речь?

— Налоговая просит отложить институт вины еще на год. Я против и не считаю, что мы должны продолжать ограничивать налогоплательщиков. Тем более, что с Минфином и налоговой мы уже обсуждали все эти вопросы. Будем дискутировать.


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!