Власники "Моршинської": "Нас атакують і з Росії, і з України"

Власники "Моршинської": "Нас атакують і з Росії, і з України"

Вівторок, 4 грудня 2012, 11:57 -
"Всі проблеми з IDS через Березовського. Хоча ми впевнені, що люди, які стоять за цією атакою, прекрасно знають, що Березовського там нема. Ми переконані в цьому". (Рос.)

В средине ноября разгорелся скандал вокруг ареста так называемых украинских активов опального российского олигарха Бориса Березовского.

В частности, один из районных судов Львова арестовал акции и недвижимость ряда заводов по производству минеральной воды, которые входят в холдинг IDS Group Ukraine.

Эта группа, в свою очередь, является частью международной компании IDS Borjomi International. Это едва ли не крупнейший производитель минеральной воды в СНГ. Данная корпорация, в частности, разливает "Боржоми", "Моршинскую", "Миргородскую", "Старый Миргород", "Трускавецкую".

Суд арестовал активы по представлению следователя львовской областной налоговой администрации. Сам он руководствовался запросом Следственного комитета РФ в рамках скандально известного "дела Аэрофлота" начала 2000-х годов. Как известно, его результатом стала эмиграция Березовского в Лондон.

Однако судебный арест - не единственная проблема, с которой столкнулась IDS. Представители компании заявили о "рейдерской атаке" на группу.

Основанием для такого заявления стали уголовные дела против Миргородского и Моршинского заводов корпорации, возбужденные по фактам неуплаты налогов на несколько миллионов гривен.

В то же время представители IDS криком кричали, что Березовского в компании нет, и никогда не было. А мажоритарным акционером группы является семья давнего партнера олигарха - покойного Бадри Патаркацишвили.

Однако в IDS наотрез отказывались говорить, кто именно их "отжимает". Это дало основания рассматривать три версии событий: атака из России, атака из Украины и конфликт акционеров.

На некоторое время ситуация затихла, но на прошлой неделе с редакцией "Экономической правды" связалась консалтинговая компания CFC, представляющая интересы семьи Патаркацишвили.

Через своих юристов вдова Бадри Патаркацишвили Инна Гудавадзе и их дочери Лиана и Ия передали журналистам предложение встретиться в Грузии, чтобы донести свою позицию в этом конфликте.

Как сообщали СМИ, главной наследницей многомиллиардного состояния Патаркацишвили стала именно Гудавадзе. Правда, вступить во владение оказалось непросто. Якобы к активам покойного партнера стал присматриваться Березовский.

Семья Патаркацишвили рассказала, что партнеры еще в 2006 году оформили "экономический развод". Существует даже официальная бумага по этому поводу, подписанная Березовским и Бадри.

По словам членов семьи Патаркацишвили, хозяйство покойного бизнесмена было настолько запутанным, что семья очень долго собирала всю собственность. Как они утверждают, Березовскому никакие их активы не принадлежат.

Ситуацию, которая сложилась с украинскими предприятиями, члены семьи склонны считать атакой и из России, и из Украины. Однако ни одной фамилии или компании они так и не назвали. Единственное, с чем определилась семья грузинского бизнесмена, - IDS они будут продавать.

- Как проходил процесс восстановления структуры вашей собственности?

Инна Гудавадзе: Какие-то договоренности были на словах, но эти договоренности подкреплялись денежными потоками. Это же не чемоданы с кэшем носились. Первоначально у нас не было никакой информации об этом.

Мы все собрали воедино и потом пытались проанализировать, что у нас есть на руках. Ряд активов был оформлен в трасты. Стала приходить информация от трастов, и мы узнавали названия, под которыми были те или иные активы.

Мы стали отслеживать, как поступали деньги. Это большая работа. Все эти годы мы все это пытались отследить и понять.

Лиана Жмотова: В базе были десятки тысяч документов.

- Собственность была оформлена?

Инна Гудавадзе: Да. У нас не было контрактов. Очевидно, они где-то были, но не в нашем владении.

- После "развода" с Березовским какие-то активы остались не у семьи?

Инна Гудавадзе: В 2006 году Патаркацишвили и Березовский подписали бумагу - "экономический развод". В отношениях с Березовским все четко и все ясно. Никакие активы ему не принадлежат.

В отношении других людей у нас есть вопросы по ряду активов. Пока что они будут рассматриваться в суде. Еще остались вопросы, над которыми надо работать.

- Соглашение с Березовским подписано в форме договора?

Инна Гудавадзе: Да. Над ним работали британские юристы.

- Откуда возникла информация, что в IDS до сих пор есть деньги Березовского? Или это просто повод, чтобы портить нервы?

Инна Гудавадзе: Думаю, что это недостоверная информация, которая играет на руку каким-то силам, которые хотят "замутить" ситуацию и "перевести стрелки".

Все проблемы с IDS из-за Березовского. Хотя мы уверены, что люди, которые стоят за этой атакой, прекрасно знают, что Березовского там нет. Мы убеждены в этом.

- Но для такой атаки нужна "высокая" воля. Тем более, если есть однозначный документ.

Инна Гудавадзе: Чтобы разъяснить эту ситуацию, мы наняли очень сильную юридическую компанию, которая поможет нам разобраться, в чем суть претензии. Мы утверждаем, что Березовского там нет. У нас есть документальные свидетельства, что Березовского нет в этих активах.

- В России ведется разъяснительная работа со Следственным комитетом? Ему можно показать бумагу от Березовского.

Инна Гудавадзе: Да, мы начали этот процесс.

- В Украине в отношении компаний IDS есть два процесса: судебный арест активов и уголовные дела по налогам. Между ними существует взаимосвязь?

Лиана Жмотова: Все началось с несуществующей проблемы Березовского, которая потом дала толчок к налоговым претензиям. Дальше налоговые претензии дают возможность возбудить уголовные дела без проведения налоговой проверки, нарушая законодательство.

И постепенно доходит до того, что интересуются акциями компании IDS, юридическими лицами. Вся эта информация обычно интересует рейдеров. Но вся история шита белыми нитками. Проблема Березовского притянута за уши. Люди, которые подняли эту волну, прекрасно знают, что его там нет.

- А где эти люди находятся? В Украине, России, Грузии?

Инна Гудавадзе: Мы исключаем Грузию. Мы думаем, что это и в России, и в Украине.

Лиана Жмотова: У нас есть догадки. У нас есть представление, какая сила за этим стоит. Но, не имея 100-процентной уверенности, нам было бы некорректно обсуждать это.

- После президентских выборов в Украине было много прецедентов, когда бизнесмены при помощи силовых органов, "добровольно" переписывали свои компании. Главой налоговой службы у нас является друг старшего сына президента. По сути, это ведомство подконтрольно так называемой "семье".

Логично предположить, что если бы власть решила оказать услугу российской стороне, то не возникали бы дополнительные эпизоды по налогам.

Инна Гудавадзе: Нам трудно ответить на этот вопрос, пока не разобрались. Мы убеждены, что компания чистая, не было никаких нарушений. За все годы, которая компания существует, не было никаких претензий.

- А с миноритарными акционерами из Украины и других стран у вас нормальные отношения?

Инна Гудавадзе: Мы не контактируем. Мы знаем об их существовании, об их позиции, но у нас нет личного контакта. Там нет никаких проблем.

- Бывший глава областной госадминистрации Львовщины Николай Кмить был владельцем Моршинского завода. Получил ли он миноритарный пакет в вашей компании после продажи этого предприятия?

Инна Гудавадзе: Да. Наша позиция, что надо защитить этот актив, в том числе объясняя ситуацию. Мы хотим поддержать эту компанию для блага всех акционеров, в том числе - миноритариев.

- Россия обращалась к Грузии с таким же запросом по поводу ваших активов, как к Украине?

Инна Гудавадзе: Если и обращалась, то до нас это не дошло. Судя по настрою, новая власть в Грузии будет давать возможность быть бизнесу независимым.

Мы себя чувствуем комфортно. Сейчас в Грузии идет очень турбулентный процесс в политическом смысле. Мы надеемся, что все успокоится, и для легального бизнеса будут комфортные условия.

- В прессе неоднократно были публикации, что вы рассматриваете возможность продажи IDS. Как сложившаяся ситуация влияет на этот процесс?

Инна Гудавадзе: До сих пор эта ситуация никак не влияла на процесс продажи. Все знают и понимают, как ценен этот актив.

Потенциальные покупатели, которые имели возможность ознакомиться с финансовым состоянием компании и с правовыми аспектами, понимают, что там все в порядке. Не было никакого дискомфорта в переговорах по этому поводу.

Лиана Жмотова: Они тоже бизнесмены, и симптомы рейдерских действий им известны очень хорошо.

- Почему вы продаете этот актив?

Инна Гудавадзе: Мы хотели бы остаться частично и иметь сильного партнера, который помогал бы развивать этот брэнд дальше. Мы не такие опытные бизнесмены, и нам было бы комфортней иметь крупного партнера.

Лиана Жмотова: Мы занимаемся не только водой. Учитывая это, мы понимаем, что нужно трезво оценивать свои силы.

- Из Украины есть предложения могущественных людей, которые способны обеспечить спокойствие компании?

Инна Гудавадзе: Пока нет, но мы открыты к диалогу. (Смеется.)

Фото из личного архива Инны Гудавадзе


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!