Навіщо українській економіці бізнес-династії

Навіщо українській економіці бізнес-династії

Як відсутність державної політики щодо підтримки сімейних бізнес-династій може завечсти економічну еволюцію країни в глухий кут.(рос)
П'ятниця, 25 вересня 2020, 19:00
засновник фонду OpenMindFund, ініціатор громадського проєкту "Сім'я в пріоритеті"

Колонка написана в соавторстве с Дмитрием Олейником, председателем Совета Федерации работодателей Украины, председателем ВОО работодателей "Федерация работодателей стекольной промышленности".

Во всем мире бизнес–династии, передающие семейный бизнес из поколения в поколение, являются одним из факторов стабильности и развития экономики. Семейные компании производят примерно 70-90% мирового ВВП ежегодно, создают от 35 до 80% рабочих мест. Это подтверждает опыт Германии, Японии, Италии и многих других стран.

Такие компании, как подтверждают международные исследования EY, имеют более высокие показатели рентабельности и большую способность преодолеть экономические кризисы. Например, после глобального финансового кризиса 2008 года, по данным PwC, именно модель семейного бизнеса показала хорошие результаты выживаемости даже несмотря на снижение прибыльности.

В отличие от институционального бизнеса, ориентированного исключительно на получение дохода в краткосрочной перспективе, семейные компании мыслят категорией нескольких поколений и стремлением сохранить дело жизни любой ценой. Именно поэтому они имеют более высокую приверженность делу. Они будут биться изо всех сил, чтобы выжить, потому что поставили на карту все.   

У семейных компаний также более высокий уровень реинвестирования, поскольку они заинтересованы сохранить богатство для последующих поколений. 

В конце концов, семейный бизнес делает большую семью экономически выгодной, так как дети рассматриваются как будущие наследники и собственники семейного бизнеса: чем их больше, тем лучше. А старшее поколение, вышедшее на пенсию, получает средства к существованию из семейного дела. 

Кроме того, основатели такого бизнеса предпочитают вместо пустой траты денег, вкладывать средства в развитие своего дела и в образование детей, а это уже следующее поколение украинцев, которые будут здесь же развивать бизнес и создавать рабочие места.

Что происходит с семейным бизнесом в Украине?

По факту большинство украинских компаний от небольших магазинов до крупного бизнеса можно считать семейными предприятиями. Доля малого и среднего бизнеса в ВВП Украины, по данным Министерства экономического развития и торговли, составляет около 55%. 

А если учесть, что доля государственного сектора в национальной экономике порядка 12%, то несложно подсчитать, что более 80% бизнеса в Украине так или иначе можно отнести к семейному. Казалось бы, в чем тогда проблема?

Большинство крупных украинских бизнесов были основаны в 90-х, следовательно, их основателям в среднем сегодня может быть около 50–65 лет. В Европе это считается возрастом начала передачи бизнеса наследникам. Объединение торгово - промышленных палат Германии (DIHK) рекомендует начинать реализовывать план преемственности не позднее, чем за три года до передачи бизнеса. 

В Украине такой практики нет. Большинство основателей бизнеса если и задумываются о необходимости передавать бизнес, то либо не знают, как именно это делать, либо не имеют подготовленных наследников, которые готовы возглавить семейное дело.

Действительно ли это риск для экономики? Да и вот почему. Несколько лет назад в немецких СМИ был опубликован материал о закрытии многих фирм из-за отсутствия в семейных компаниях наследников, которые готовы заниматься этим бизнесом дальше.

Это не были компании, допустившие банкротство. Это был хороший бизнес. Но его просто некому было передавать. Потому что многие основатели компаний, имея детей, не занимались их подготовкой как преемников семейного дела. 

Да, придут другие компании. Но на выход нового бизнеса в прибыль может уйти один – два года или больше. За это время госбюджет недополучает значительную часть налогов.

Второй аргумент, на самом деле, вам давно известен. Поступления в украинский госбюджет сегодня в большей степени зависят от сырьевого экспорта, а значит экономика ограничена конъюнктурой сырьевых рынков, что не может привести к реальному экономическому процветанию страны в долгосрочной перспективе.

Если посмотреть на отрасли экономики с точки зрения стратегической матрицы Бостонской консалтинговой группы, то сырьевой экспорт – это "дойная корова", которая дает денежный ресурс в бюджет сегодня, но не имеет перспектив как модель выживания страны в будущем.  

По этой причине так важно переходить к экспорту товаров с высокой добавленной стоимостью. А это, большей частью, прерогатива малого и среднего бизнеса, который, по сути, является семейным.

И еще один довод. Семейный бизнес имеет потенциал решить еще одну национальную проблему Украины – массовую миграцию талантливых украинских специалистов за рубеж. 

Ведь такие компании сами заинтересованы в удержании сотрудников для своего развития, решают проблемы мотивации, позволяют людям видеть смысл и перспективы в своей деятельности. В это ключевое отличие от конвейерного подхода к сотрудникам со стороны крупных международных корпораций.

Также семейные компании реже склонны идти на риск. Соответственно, меньший риск – больше стабильности в экономике, больше стабильности людям, которые в ней работают. Больше уверенности в завтрашнем дне и мотивации остаться жить в Украине.

Именно поэтому семейные компании и бизнес династии должны стать приоритетом национальной политики. Но в украинских реалиях в правовом поле пока не существует даже такого понятия как семейная компания. Признание семейного бизнеса как отдельной категории означало бы введение определенных административных и льготных преференций, что могло бы стимулировать развитие таких компаний.

По примеру Германии, Украина могла бы задуматься о необходимости проведения реформы налога на дарение и налога на наследство для наследников бизнеса, а также внесении изменений в законодательство относительно права наследования бизнес-активов.

По закону после смерти основателя, в случае отсутствия завещания, бизнес – активы могут перейти к наследникам первой очереди. К ним относятся родители, дети и второй из супругов. 

Это порождает судебные споры между родителями основателя бизнеса и его детьми или супругой/супругом: кто получит бизнес, а кто компенсацию. Кроме того, осложнять ситуацию может запрет в уставных документах на вход в учредители наследников. Пока идут суды бизнес находится без управления, теряет в стоимости и вступает в кризис или достигает банкротства.

Европейский опыт показывает, что семейная компания – больше не частное дело одной семьи. От нее зависит благополучие региона и экономики страны в целом. По этой причине, например, в Германии была разработана специальная программа для преемников, а в Финляндии действуют муниципальные консультационные программы.

Конечно, можно в очередной раз положиться на пресловутый "авось". Но пронесет ли в этот раз? Из-за сокращения численности населения в мире страны конкурируют за таланты и будут делать это в будущем, переманивая их из других стран. Развитие семейного бизнеса и бизнес – династий – это лучшая риск-стратегия для страны, которая это понимает.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!