Мін'юст: обіцянки без результатів

Мін'юст: обіцянки без результатів

Потрібно міняти систему, а не людей. Яскравий приклад, як система змінює людину на краще, - це українці в Європі. Потрапляючи туди, вони перестають смітити. (Рос.)
Четвер, 5 березня 2015, 19:11
Анатолій Родзинський, голова ГО "Реформи проти корупції"

У министров принято подводить итоги своей работы.

Обычно это делается дважды: через сто дней после их назначения и через год.

При этом считается, что за первые три месяца министр еще может разбираться с положением вещей в ведомстве.

Если же он не смог добиться результатов за год, то ему больше нечего там делать.

Моя оценка ста дней работы Павла Петренко на должности министра юстиции не совпала с мнением самого чиновника.

Это не проблема, ведь задача профессиональной общественности - найти недостатки в работе министра и предложить пути их исправления.

Правда, работает это только в том случае, когда министр действительно хочет добиться тех целей, которые он декларирует.

Анализируя работу Петренко, я вынужден констатировать: он знает, как и что нужно менять.

Однако он не хочет этого делать, поскольку перед любым министром юстиции всегда стоит выбор: победить коррупцию или ее возглавить.

Считаю, что Петренко этот выбор давно сделал и, по моему мнению, не в пользу борьбы с коррупцией.

В этом случае каждый день работы на такой высокой должности приносит ощутимые блага.

Сегодня, когда уровень развития и влияния общественных и профессиональных движений в Украине несоизмеримо выше, чем это было ранее, сложно оставаться на такой высокой должности и не показывать результатов по реформированию системы Минюста. Однако Петренко такой способ нашел.

В детстве многие читали о сказочном персонаже Ходже Насредине. Однажды он пообещал за мешок золота научить за 20 лет говорить осла падишаха. Правда, если бы у него не получилось, то Ходже должны были отрубить голову.

Когда его спросили, зачем он взялся за явно невыполнимую задачу, Насредин ответил, что за 20 лет умрет либо он, либо падишах, либо осел, а золото он получил сразу. Министр юстиции, видимо, тоже в детстве читал эту сказку и теперь рассказывает подобное на тему реформирования Минюста.

"Еще два-три года" - это новые сроки, необходимые Петренко для реформирования, например, регистрационной и исполнительной служб, наиболее коррупционных сфер украинской юстиции.

С учетом существующих успехов этому министру вряд ли позволят продолжить такую "реформаторскую" деятельность еще два-три года.

Поэтому и действует принцип "обещай все", ведь каждый день на должности - это ощутимый материальный "плюс". Жаль, что он получается за счет несбывшихся надежд тех, кто хочет реальных изменений, борьбы с коррупцией и реформ.

Проанализируем, что сделал Павел Петренко за год работы на посту министра.

Павло Петренко на першому незалежному тестуванні керівників вищої ланки Мін’юсту.
Усі фото minjust.gov.ua

Борьба с коррупцией

Каждый, кто сталкивается с разными сферами, находящимися в ведении Минюста, знают, что тарифы на взятки в системе только возросли.

В качестве провала борьбы с коррупцией можно привести пример задержания при участии Генеральной прокуратуры за взятки и коррупцию в системе СЕТАМ - система электронных торгов арестованным имуществом - высших лиц в Минюсте.

Это начальник главного управления юстиции в Одесской области, который подчинялся напрямую министру, и заместитель директора департамента по взаимодействию с органами власти Минюста.

Причем это департамент центрального аппарата Минюста, отвечающий за контроль над исполнительной, регистрационной, пенитенциарной и другими сферами, а также всеми главными управлениями юстиции в областях и Киеве. Именно этот департамент должен был бороться с коррупцией в его системе.

Такой "громкой посадки" еще не было за все время работы Минюста. Это говорит не об успехах борьбы с коррупцией, а о ее размахе при нынешнем министре.

Реформирование судов

За год работы министром юстиции Павлу Петренко не удалось победить коррупцию в судах. Принятые по предложению президента законы, призванные реформировать судебную систему, - это половинчатое решение, к которому Минюст имеет весьма отстраненное отношение.

Чтобы бороться с коррупцией в судах, нужно иметь моральное право на эту борьбу и быть признанным профессионалом в этой сфере. Как может министр требовать от судов прекратить коррупцию, если ею пронизан весь Минюст?

Уровень профессиональной подготовки заместителей министра соответствует уровню начинающих юристов, которые таковыми и являются. Что говорить, если сам министр юстиции, давая интервью, нередко допускает юридические ошибки, о которых не может не знать любой студент третьего курса юрфака.

Кадровые вопросы

За всю историю государственности Украины того, что происходит в Минюсте, нет и не было ни в одном министерстве. Сегодня многие называют Минюст МЛюстом или филиалом юридической компании МЛгруп.

Посмотрите на кадровый состав бывших и нынешних замминистра юстиции.

Павел Петренко официально владел "МЛгруп". Оксана Иванченко, замминистра юстиции - руководитель аппарата, работала старшим юристом "МЛгруп".

Антон Янчук, замминистра юстиции, работал юристом "МЛгруп", Анна Онищенко, министр Кабмина, работала замминистра юстиции, руководителем Государственной регистрационной службы, начальником отдела "МЛгруп".

Игорь Алексеев, народный депутат, работал замминистра юстиции, руководителем Государственной регистрационной службы, юристом "МЛгруп".

Назначенный замминистра Гия Гецадзе пока себя не проявил. Его роль может свестись к роли "свадебного генерала" - честного, но не принимающего решений.

Объявленные министром юстиции конкурсы на замещение вакантных должностей считаю не более чем пиар-трюком для общественности и журналистов. Петренко пользуется тем, что не все разбираются, как работает Минюст.

Во-первых, такие "конкурсы" проводились в Минюсте и раньше, но на них обычно всегда набирал больше балов и "побеждал" человек, назначенный победителем.

Во-вторых, министр юстиции продолжает назначать без всякого конкурса кого сам захочет. Так, в Харьковской области в феврале начальником нового управления исполнительной службы Петренко назначил Алексея Зайцева 28 лет.

В послужном списке этого человека нет особых профессиональных достижений. В декабре 2014 года он стал госслужащим, начав свой трудовой путь в Минюсте сразу на должности помощника министра, а затем был назначен заместителем начальника главного управления юстиции в Харьковской области.

Это яркий пример типичной кадровой политики Минюста.

Реформа исполнительной и регистрационной служб

Ликвидация государственной исполнительной и регистрационной служб и поглощение их Минюстом никакого отношения к реформам не имеет. Это банальная борьба за полномочия между министром и группами влияния.

Руководители исполнительной и регистрационной служб назначались Кабмином и только контролировались Минюстом, напрямую ему не подчиняясь.

Когда Петренко стал министром юстиции, он пролоббировал на эти должности "своих людей" - Анну Онищенко, Игоря Алексеева и Дмитрия Сторожука.

После "второго пришествия" Петренко на эту должность он четко понимал: второй раз ему таких полномочий не подарят. Хотя бы потому, что за девять месяцев его работы на этих направлениях не было никаких позитивных сдвигов.

Поэтому вместо реформы и ликвидации коррупции министр решил ликвидировать регистрационную и исполнительную службы, чтобы включить их в состав своего министерства и продолжать эту коррупцию возглавлять.

По Украине продолжают называть сумы взяток за назначения на должности в системе исполнительной и регистрационной служб. Новая же "реформа" позволит министру переназначить всех и везде.

Взятки в исполнительной и регистрационной сферах Минюста как брали, так и продолжают брать, тарифы возросли в несколько раз.

Банкротство

Многие утверждают, что сфера банкротства была "продана" министром юстиции группе лиц, которые делают, что хотят, и министр в нее не вмешивается.

В пользу этой версии говорит то, что после своего назначения министр обещал посоветоваться с общественностью о кандидатуре нового руководителя сферы банкротства и утверждал, что новое назначение общественность приятно удивит.

Удивлению профессиональной общественности действительно не было предела, когда директором департамента по вопросам банкротства стал Геннадий Трегуб.

Ранее он работал начальником судебной администрации Киевской области, что соответствует уровню завхоза. Целью этой структуры было обеспечение судей канцтоварами и другими необходимыми вещами для их работы.

Заместителем директора департамента по вопросам банкротства - начальником отдела по контролю за арбитражными управляющими был назначен Виктор Пономаренко, который работал заместителем у Трегуба.

Очевидно, что эти люди "глубокие профессионалы" сферы банкротства и пришли туда ликвидировать коррупцию. Естественно, результат не заставил себя ждать.

В Украине около 800 арбитражных управляющих работают в делах о банкротстве с долгами более чем 200 млрд грн. За полгода работы нового руководства департамента по вопросам банкротства около 50 арбитражных управляющих лишились свидетельств, а 150-ти сделаны дисциплинарные взыскания.

Говорят, принимаются "заказы" на "ликвидацию" арбитражных управляющих, цена которых - от 5 тыс долл до 50 тыс долл. Новое руководство для своих целей использует старую дисциплинарную комиссию арбитражных управляющих.

Ее состав сформирован из донецких арбитражных управляющих в 2013 году при Викторе Януковиче и Александре Лавриновиче. Он не был реформирован ни при Елене Лукащ, ни при Павле Петренко, несмотря на многочисленные протесты профессиональной общественности и судебные споры по этому поводу.

Эта дисциплинарная комиссия вместо справедливого рассмотрения вопросов о нарушениях арбитражных управляющих под угрозой роспуска принимает любые решения под диктовку руководства департамента по вопросам банкротства.

Более того, Минюст утвердил новый порядок проверок арбитражных управляющих. Впервые в истории банкротства в Украине он может их проверять по собственной инициативе, без жалоб на арбитражного управляющего, хотя это противоречит профильному закону.

Судебное обжалование арбитражными управляющими этого незаконного порядка закончилось проигрышем в административном суде Киева. Это подтвердило очевидный факт: с Минюстом никто не хочет связываться.

Еще одно "прибыльное" направление деятельности этого департамента - публикация объявлений на сайте Минюста о продаже на аукционах имущества банкротов. Без этого продажа невозможна.

По новому закону о банкротстве с 2013 года такие объявления публикуются на сайте Высшего хозяйственного суда Украины и Минюста.

Однако если ВХСУ публикует все, что ему пришлют в электронном виде в тот же день как "печатная машинка", то Минюст придумал себе непредусмотренное законом полномочие: проверять поданные для публикации на сайт Минюста объявления на предмет соответствия требованиям законов Украины.

Те организаторы аукционов, которые хотят пройти проверку с первого раза, должны платить "коррупционное" вознаграждение. В противном случае их объявления не публикуют, потому что Минюст находит в них "нарушения".

За это время "правильные" организаторы аукционов, сотрудничающие с Минюстом, делают арбитражным управляющим предложения, от которых те почти никогда не могут отказаться: разорвать договора на организацию аукционов с "неумехами" и заключить с ними, потому что они "решают вопросы" в Минюсте.

В противном случае они не смогут продать имущество банкротов и будут наказаны по результатам проверок Минюста.

Петренко отлично знает об этой ситуации. Он не раз получал обращения с требованиями провести служебные расследования по этим фактам, однако с его стороны никогда не было никакой реакции. Вместо того, чтобы прекратить коррупцию в этой сфере Минюста, он предпочитает в нее не вмешиваться.

СЕТАМ

Павел Петренко считает эту систему одним из главных своих достижений.

В 2013 году арестованное имущество реализовывали четыре организации, выбранные Минюстом на коррупционном тендере. В конце 2013 года Елена Лукаш, став министром юстиции, разорвала отношения с тремя из них, оставив торговать только ЧП "НИВА В.Ш.".

В 2014 году она не успела рассмотреть пакеты документов, поданные на новый конкурс. Ей помешала Революция достоинства.

Пришедшему ей на смену Петренко под давлением общественности и журналистов пришлось отменить результаты организованного им конкурса. Оказалось, что на нем победили две старые фирмы и две фирмы, которым журналисты приписывали связь с новым министром юстиции.

До осени 2014 года арестованное имущество продавало ЧП "НИВА В.Ш.", хотя публично министр юстиции клеймил его за коррупцию.

Параллельно Петренко решил монополизировать эту сферу, передав организацию аукционов подконтрольному Минюсту госпредприятию "Информюст" и обещав, что объемы продаж вырастут в разы по сравнению со старой схемой.

Профессиональная общественность тогда рекомендовала министру юстиции оставить за ГП "Информюст" ведение общей базы торгов, а к их организации допустить всех желающих без конкурса, но с условием уплаты государству денежного взноса как гарантии их добросовестности.

Министр не послушал, и сегодня мы можем подвести итоги работы СЕТАМ. О том, как работает система, писала общественность и показывали журналисты.

Однако цифр еще никто не приводил. В 2013 году без СЕТАМ исполнительная служба продала арестованного имущества на 1,115 млрд грн. В 2014 году - всего на 393 млн грн. Из них ЧП "НИВА В.Ш." - на 143 млн грн, СЕТАМ - на 150 млн грн. В январе 2015 года не поступило ни копейки.

Наличие коррупционной составляющей признал уже и Минюст. Он инициировал изменения в порядок продажи через СЕТАМ. Правда, без объяснения, почему они не были введены полгода назад, когда банки и юристы требовали от Минюста внести изменения в порядок для прекращения коррупционных схем.

Однако даже изменения в СЕТАМ не ликвидируют коррупцию. Наоборот, они создают предпосылки для ее увеличения, потому что предусматривают либо новых частных хранителей и демонстраторов имущества, либо увеличение численности сотрудников и закупки материальной базы для "Информюста".

Люстрация

Проблемы с Венецианской комиссией возникли из-за того, что министр не нашел профессионалов, которые бы выписали пожелания активистов и министра относительно люстрации в соответствии с нормами национального и международного права. Итог - позор и дискредитация хорошей идеи.

Минюст вроде подал несколько исков против России в международные суды, но обещанные Петренко триллионы долларов от России за Крым Украине, похоже, пока не светят. С возвращением активов Янковича и его команды тоже все плохо, хотя министр утверждал, что вернет Украине десятки миллиардов долларов.

Между тем, для искоренения коррупции в Минюсте достаточно желания министра.

Штат министерства нужно сократить на 90%. Полномочия регистрационной службы передать нотариусам. Ввести частную исполнительную службу, оставив за государственной только исполнение судебных решений, где сторона государство или государственное предприятие.

Допустить к продаже арестованного имущества в интернете все желающие электронные площадки, подключив их серверу "Информюста". Департамент по вопросам банкротства ликвидировать, оставив несколько человек для выдачи лицензий и ведения статистики.

Нужно менять систему, а не людей, потому что люди одинаковые и без кардинального изменения системы сами измениться не могут.

Яркий пример, как система меняет человека в лучшую сторону - это украинцы в Европе. Попадая туда, они через какое-то время перестают мусорить на улице и нарушать правила дорожного движения.

Нужно построить систему, когда красть и брать взятки будет невыгодно, потому что все вокруг частное, а сам у себя воровать не будешь. Плюс конкуренция, ведь если будешь работать плохо, то клиент тебя никогда не выберет.

Чиновников же должно быть так мало, что им можно будет платить достаточные зарплаты и установить взаимный контроль, а также контроль со стороны общественности. Тогда красть и заниматься коррупцией станет невозможно.

К сожалению, критику министр юстиции Павел Петренко не воспринимает и предложения не слышит. Он дежурно отвечает, что все делает правильно, а старые коррупционеры, критикуя, мешают проводить ему реформы.

Только, видимо, он забыл, что прошел уже целый год с начала его работы министром, а улучшить работу Минюста ему не удалось. К сожалению, министр выдает лишь очередные обещания о светлом будущем.

* * *

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться.

Точка зору редакції "Економічної правди" та "Української правди" може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua