Державні органи і юрфірми: вигідний альянс

Державні органи і юрфірми: вигідний альянс

Юридична фірма може виконати замовлення держструктури на безоплатній основі. Адже право оприлюднити факт виконання роботи в інтересах держоргану може принести більше дивідендів.
П'ятниця, 4 вересня 2009, 10:17
Ігор Мельник, директор Адвокатської компанії IMG Partners, стаття написана у співавторстві з аналітиком Сергієм Руженцевим.

Юридические фирмы в процессе расширения сферы предоставляемых услуг и круга клиентов нередко начинают сотрудничать с государственными структурами. Но такое сотрудничество имеет свою специфику.

Основания для сотрудничества

Интерес сторон обоюден - как со стороны юридических компаний, так и со стороны государства. Госорганы и организации, несмотря на типичную для них бюрократичность, а, может быть, и благодаря ей, зачастую нуждаются в услугах частных адвокатов и юридических фирм.

То есть, тех, кто способен эффективно решать юридическую проблему в силу ее узкой специфики, комплексности либо значительного объема ресурса, который необходимо привлечь для ее решения.

Как отмечает старший юрист ЮФ "Василь Кисиль и Партнеры" Анна Бабич, наиболее показательными примерами проблем, которые госструктуры отдают на аутсорсинг, то есть, нанятым юридическим компаниям, могут быть ведение дела в международном арбитраже, банкротство крупного государственного предприятия, разработка и организация тендера по строительству автомобильной дороги и т.п.

На подобные мероприятия в бюджете обычно выделяется отдельная строка расходов, которые, в том числе, могут идти на юристов и других консультантов по проекту.

Впрочем, управляющий партнер юрфирмы ARIES Олег Давиденко считает, что сторонние специалисты привлекаются и госорганами, и негосударственными структурами в одних и тех же случаях. По его словам, стандартных причин, как правило, две.

Первую Давиденко связывает с обращением в судебную инстанцию по вопросу, в котором у штатных юристов не было опыта ведения дела и/или который является важным и существенным с точки зрения данного органа.

Вторая причина - следствие накопившихся нерешенных судебных дел, результаты по которым либо отсутствуют, либо не удовлетворяют руководство государственного органа.

"Безусловно, возможна и "специальная работа" для государственных органов. Это участие в разработке проектов нормативных и законодательных актов, однако, она не судебная, и является скорее исключением, чем правилом применения.

Однко в сегодняшних реалиях вряд ли можно рассчитывать на бюджетное финансирование и наличие обеспеченной статьи расходов в бюджете. Думаю, сейчас можно говорить разве что о внебюджетном финансировании", - отмечает он.

Хотя известны случаи, когда юридическая фирма берется выполнить заказ госструктуры на безвозмездной основе, получая в качестве дивидендов право обнародовать факт выполнения работы в интересах госоргана.

Такая реклама, по мнению Михаила Шкабрия, партнера и арбитражного управляющего ООО "Юридическая фирма "Юрвнешсервис", является очень эффективной и свидетельствует о высокой квалификации специалистов юридической фирмы.

А поскольку принятие решения о привлечении юридической фирмы для выполнения отдельных заданий государственных структур осуществляется на конкурсной основе, то необходимо отслеживать информацию о проведении таких конкурсов (тендеров) и предложить конкурентную цену за выполнение выставленной на тендер работы/услуги.

Хотя, по словам юриста, известны случаи, когда такое участие в тендере в последствии дает отрицательный результат, поскольку сами госорганы еще не достигли необходимого уровня культуры проведения конкурсного отбора кандидатов.

В результате - признание результатов тендера недействительным со всеми вытекающими из этого ставшего общеизвестным факта последствиями.

Тендерный вопрос

Для юридической фирмы, которая оказывает правовые услуги, участие в тендерах - повседневная реальность. Любой клиент, принимая решение о выборе юриста, осуществляет отбор из числа известных или рекомендованных ему кандидатов.

"К сожалению, в отличие от поставки товаров госструктурам, где также еще далеко не все урегулировано, информация о юридических услугах, необходимость в которых возникает у государственных органов, практически отсутствует. Как правило, если такие тендеры и проводятся, то они имеют статус закрытых или неофициальных.

На практике чиновники сами создают юридические фирмы, которые "специализируются" на предоставлении услуг соответствующему государственному органу. Такие тандемы существуют много лет и, удивительное дело, у органов, которые осуществляют контроль над расходом государственных средств, по этому поводу не возникает вопросов", - указывает на столь парадоксальную ситуацию Шкабрий.

В зависимости от функций и круга вопросов, которые относятся к компетенции соответствующего госоргана, комплектуется штат его юридической службы.

"В том случае, когда у государственного органа возникает необходимость урегулировать правовые вопросы, которые требуют серьезного углубленного анализа и/или специальных знаний, руководитель встает перед выбором: или отвлечь для выполнения поставленной задачи штатного юриста, что может повлечь за собой невыполнение текущих вопросов, или привлечь для выполнения такого разового задания независимого юриста. Как правило, принимается решение по второму варианту", - поясняет Михаил Шкабрий.

При этом, отмечает он, у руководителя возникает проблема: каким образом и по какой статье расходов оплатить услуги внешнего юриста, поскольку, как правило, в бюджете госоргана такие затраты не предусмотрены.

"Здесь трудно что-либо советовать руководителю, однако из практики взаимоотношений с госорганами известно: деньги для оплаты всегда находятся. Когда на карту поставлена репутация госоргана (и, соответственно, руководителя), принимается решение о привлечении юристов-практиков.

Таким образом, вывод напрашивается сам по себе: необходимо отслеживать (знать) круг вопросов, которые решает госорган, и уметь своевременно предложить свои услуги. А в штате юридической фирмы должны быть специалисты соответствующего профиля или квалификации, которые могут выполнить такую работу", - отмечает эксперт.

Искусство продвижения

Нельзя обойти и вопросы, касающиеся лоббирования интересов. Привлечение внешних консультантов для бюджетных организаций и госпредприятий - это, согласно законодательству, закупка услуг за государственные средства.

Внешний юридический консультант привлекается на тендере, если, как это часто бывает, общая предположительная стоимость услуг превышает сто тысяч гривен.

Согласно положению Кабинета министров о госзакупках, такой тендер может в некоторых случаях быть закрытым или вообще с одним участником, но только по согласованию с вышестоящим органом.

Но, по словам Анны Бабич, "в связи с довольно строгим законодательным регулированием госзакупок, лоббирование интересов юрфирм в госструктурах обычно ограничивается контрактами на сумму до ста тысяч гривен, которые не требуют проведения тендера.

А в "тендерных" закупках оно проявляется в организации наиболее благоприятной процедуры закупки, в лучшем случае - закупки у одного участника; в установлении дополнительных квалификационных условий, которые заведомо предоставят некоторое преимущество перед другими участниками закупок, или снятия отдельных квалификационных условий, которым лоббирующий субъект может не соответствовать.

Наиболее часто устанавливаемым квалификационным условием для юридических фирм является опыт выполнения аналогичных договоров. Очевидно, что уже это одно условие способно ограничить доступ к госконтрактам для юрфирм, которые не имеют достаточного опыта сотрудничества с государственными структурами".

В то же время, Олегу Давиденко не нравится слово "лоббирование". "Все "продвижения" достаточно просты", - уверенно заявляет он и даже раскрывает секреты профессиональной кухни. Вот как это, по его словам, происходит:

Первый вариант. Вы получаете информацию о существующей "судебной проблеме" или "проблемах" в том или ином государственном органе и готовите свое целевое предложение. Раз вы получили информацию, значит, как минимум, информационный источник у вас в этом органе есть.

Далее требуется определить лицо (или лица), принимающие решение о привлечении "специалистов со стороны" и получение рекомендации. Если решение принципиально принято, то его оформление или сразу или с проведением конкурса - это уже "дело техники". Корректно, конечно, запастись временем и терпением и провести конкурс.

Второй вариант. Государственный орган сам распространяет данные о существующей проблеме в СМИ, что, как правило, сопровождается открытием конкурса.

Если вы увидели такую информацию, и она Вас заинтересовала, вам нужно приступать к реализации первого варианта, либо к его "завершающим аккордам". Получение заранее позитивного решения, безусловно, неэтично по отношению к другим участникам.

В третьем варианте - тот же конкурс, но все этично: подача документов и ожидание результатов, полное отсутствие "беготни по кабинетам". Правильный и честный вариант, но в нем нет "лоббирования".

"Поэтому если Вы сами "разработали наличие проблем" и их решение "презентовали" собственнику, "лоббирование" возможно и уместно. Иной описанный вариант "лоббирования" весьма сомнительный, как минимум в этическом плане.

Также не следует путать "лоббирование" и применение "административного давления", результатом которого будет принуждение к заключению договоров на основании "указаний и рекомендаций" вышестоящего органа", - отмечает Давиденко.

Специфика найма

Безусловно, наличие в госоргане своих юристов имеет положительные стороны: они всегда "под рукой", а их услуги обходятся дешевле. Но никто не даст гарантии, что они станут профессионалами, которые могут сравниться с уже существующим "профи".

К тому же, штатные юристы госструктур по определению не могут быть одинаково квалифицированными специалистами во всех отраслях права, в которых может потребоваться юридическая консультация. Как правило, они, как и внутренние юристы компаний, достаточно глубоко осваивают только те отрасли, в которых им приходится чаще и больше всего работать.

Кроме того, крупный разовый госпроект может потребовать привлечения значительного юридического ресурса, которым штат соответствующей госструктуры может просто не обладать, а расширение штата в целях одного, пусть даже долгосрочного, проекта не всегда целесообразно.

В свою очередь, отмечает Олег Давиденко, юридические фирмы работают "по почасовке". А государственный орган будет делать предложения по расчетам по факту решения вопроса: выигрыша судебного дела, а то и списания денежных средств со счета должника, если государственный орган выступает истцом. Но компромисс, по его словам, возможен: аванс, а остаток расчета - по окончанию дела.

И все же остается открытым вопрос, готовы ли государственные органы на такой вариант в сегодняшней финансовой ситуации? "Риск для юридической компании есть всегда, дела судебные небыстрые, так что пока дойдешь до "финиша" - и руководство может поменяться, и твой договор расторгнут, взяв других маститых коллег, и теперь уже у тебя может появиться классический русский вопрос "что делать?" - говорит Давиденко.

Так или иначе, обе стороны - и государство, и частные юридические фирмы - все больше заинтересованы друг в друге. И, несмотря на различного рода подводные камни, их сотрудничество по-прежнему может быть исключительно взаимовыгодным, что требует от юристов высокого профессионализма и мастерства.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!