Чому українців рідко запрошують у наглядові ради?

Чому українців рідко запрошують у наглядові ради?

В Україні багато професіоналів, але мало незалежних кандидатів. У цьому винен високий ступінь олігархізації бізнесу в країні. (рос)
Понеділок, 1 квітня 2019, 08:02
керівний партнер Amrop Executive Search Ukraine

В наблюдательные советы украинских компаний сейчас активно приглашают иностранцев, а вот украинцев в бордах можно сосчитать по пальцам.

Причина — острая нехватка кандидатов.

В Великобритании, где институт корпоративного управления развивается много десятилетий, количество кандидатов достигает десятков тысяч.

В Украине же людей такого уровня, имеющих релевантный опыт, — не более пары сотен.

Чтобы попасть во "вселенную" корпоративных директоров, Candidate Universe, украинцу необходимо четыре вещи.

Базовое образование

Сейчас появляется множество курсов, обучающих "на корпоративного директора", но теоретических знаний в данном случае недостаточно. Сorporate governance — это не о wow-эффекте и не о головокружительных кейсах. Это кропотливая, последовательная и где-то даже скучная работа на перспективу.

Это как чистить зубы дважды в день в течение всей жизни — вроде и не меняется ничего, но в долгосрочной перспективе эффект налицо.

Пожалуй, самым сложным моментом здесь является понимание и принятие системы сдержек и противовесов, лежащей в основе деятельности наблюдательных советов и коллективного принятия решений.

Нам, постсоветским людям, эта концепция изначально не слишком близка. Мы привыкли жить в иной системе координат, на вершине которой находится лидер, единолично принимающий решения и спускающий их по вертикали власти.

Так было в политике, так было и зачастую есть в бизнесе. Это то, что новым корпоративным директорам предстоит сначала уравновесить, а затем искоренить.

Соответствующая ментальность

Корпоративный директор — ни в коем случае не профессия. Это следующий этап карьеры управленца — возможность оставаться в бизнес-среде, отодвинуть возрастную планку и продолжить развиваться, но уже в новом качестве.

Стать корпоративным директором может профессионал, достигший определенного — высокого — уровня развития и имеющий потребность передавать свои знания и опыт другим.

Роль члена борда — советовать, но не отдавать распоряжения, поддерживать, но не руководить, предопределять успех, но не стоять в лучах софитов на награждении "Лучшего CEO всех времен и народов", а быть за кулисами.

Именно поэтому есть много сильных профессионалов, которые никогда не будут успешны в роли корпоративного директора и не поднимутся на этот карьерный пик. Одни никогда не смогут смириться с ролью второго плана, другие не чувствуют в себе этой самой потребности отдавать.

Для наглядности возьмем двоих: Дарта Вейдера и Мастера Йоду. Для первого — суперсильного управленца — нет ничего невозможного. Однако не он, а Мастер Йоду, не обладающий и сотой долей мощи Вейдера, способен обучать джедаев.

Достаточный опыт

Речь идет о минимум десятилетнем опыте работы на топ-позициях в крупном бизнесе. Допустим, нужно провести большую трансформацию, и за три года молодой управленец успешно ее проводит.

Однако может ли он утверждать, что это именно его заслуга и его ответственность? Где гарантия, что этот единственный кейс состоялся благодаря его усилиям? Где в нем элемент случайности, а где — осознанные решения?

Такой позитивный опыт означает лишь то, что в аналогичной ситуации его можно применить снова, но с меньшими затратами временных, финансовых и человеческих ресурсов. Важно пройти определенный путь, когда степень ответственности постоянно возрастает: сначала управляешь миллионным бизнесом, затем десятимиллионным, потом стомиллионным.

Это необходимый опыт. На его приобретение требуется, как минимум, десятилетие. При этом есть одна сфера, к которой это требование не применимо. Речь идет о digital. Если "канонический" средний возраст корпоративного директора 55 лет, то специалисты в области digital намного моложе — 42-43 года.

Независимость

Тот самый бекграунд, позволяющий управленцу стать корпоративным директором и успешно реализовать себя в этой роли. Тут многие украинские кандидаты вызывают вопрос: действительно ли эти люди независимы?

На мой взгляд, всему виной высокая степень олигархизации бизнеса в Украине. Иными словами, подавляющее большинство крупных проектов так или иначе связано с деятельностью олигархических групп.

Есть много крутых профессионалов, реализовавших масштабные проекты с сумасшедшим оборотом, коренными трансформациями и высочайшим уровнем ответственности, но в компаниях "под зонтиком" финансово-промышленных групп.

Это накладывает отпечаток на основной актив корпоративного директора — репутацию — и является почвой для сомнений относительно его независимости.

В этих условиях украинскому обществу предстоит решить, что первично — опыт или независимость, насколько критичной является причастность кандидатов к финансово-промышленным группам, и позволяет ли репутация конкретного кандидата назначать его на ответственные должности.

Пока консенсус не найден, уровень доверия к таким людям, несмотря на весь их опыт, профессионализм и ценность, будет недостаточным.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua