Кабмін проти ЛЕО: чому влада змушує нас "годувати" терористів

Кабмін проти ЛЕО: чому влада змушує нас "годувати" терористів

Влада змушує луганських енергетиків "годувати" терористів на окупованих територіях попри шкоду для власної економіки. До яких пір? (Рос.)
П'ятниця, 1 грудня 2017, 12:00
генеральний директор Луганського енергетичного об'єднання

Проблемы Луганского энергетического объединения, работающего в зоне АТО, требуют пристального внимания общественности и журналистов.

Ведь финансовый кризис на предприятии и энергетическая катастрофа в Луганской области имеют своих создателей.

Луганская область, в которой идет война, стоит перед опасностью катастрофы. Она заденет электроснабжение, отопление, водоснабжение и водоотведение.

Проблема связана с компанией "Луганское энергетическое объединение" (ЛЭО). Это поставщик-оператор распределительных электрических сетей в области.

Предприятие уже год находится под финансовыми санкциями НКРЭКУ. Санкции заключаются в том, что каждый день со счетов ЛЭО изымается больше денег, чем их поступает. Помимо санкций, ситуация осложняется наложением Государственной исполнительной службой ареста на счета предприятия.

В результате ЛЭО уже год не имеет денег для осуществления хозяйственной деятельности, выплаты зарплат, покупки топлива и материалов для ремонта электрических сетей и электрического оборудования.

Сорвана подготовка к осенне-зимнему периоду. Десять месяцев назад была введена трехдневная рабочая неделя, из-за чего сильно уменьшились зарплаты и начали увольняться люди. На данный момент уволилось больше 400 квалифицированных специалистов из общего трехтысячного коллектива.

Я как руководитель ЛЭО много раз обращался к высшим чиновникам и органам власти, пытаясь предотвратить энергетическую катастрофу на Луганщине и победить несправедливость. Однако я не смог добиться результата.

Санкции НКРЭКУ и арест счетов — последствия "политики" Кабмина, точнее — трехлетних бесплатных поставок электроэнергии в "ЛНР" на миллиарды гривень и последующей оплаты долгов "ЛНР" за счет платежей украинцев.

Есть и другие решения Кабмина, которые "отравляют" Луганщину и мое предприятие. Между прочим, странные решения, приведшие к странным последствиям. Я не утверждаю, что в каждом из описанных ниже пунктов присутствовало преступление, но все знают, что деньги не исчезают просто так.

Пункт 1. Электроэнергия для Курченко?

Украина три года поставляла электроэнергию на неконтролируемую территорию Луганской области. К 25 апреля 2017 года, когда правительство прекратило эти поставки, долг потребителей, расположенных в "ЛНР", достиг 5 млрд грн.

Из-за боевых действий и неконтролируемости территории уровень расчетов этих потребителей в течение первых двух лет был крайне низким. С июля 2016 года и до прекращения перетока уровень расчетов был вообще нулевым.

Боевики отобрали у ЛЭО все ресурсы, и окончательно исчезли возможности для сбора платежей. С июля 2016 года все ресурсы, активы и персонал ЛЭО отошли некоему предприятию "ТД "Нефтепродукт", которое эксперты связывают с Сергеем Курченко. Это предприятие начало собирать платежи с потребителей, в том числе старые долги, получая в этом деле помощь от боевиков.

Таким образом, большая часть долгов потребителей за электроэнергию, которые "числятся" за ЛЭО, собраны предприятием, принадлежащим Курченко. При этом "Нефтепродукт" не оплачивала покупку электроэнергии у "Энергорынка", что составляет львиную долю стоимости киловатта, и в итоге получила сверхприбыль.

Это стало результатом деятельности правительства, в частности, принятия постановления №263. Им Кабмин узаконил поставки электроэнергии на оккупированную территорию, обязав делать это наше предприятие.

Все просьбы ЛЭО о прекращении поставок были проигнорированы даже после захвата предприятия боевиками. Позже Кабмин принял постановление №368, которым заставил граждан контролируемой части Луганщины платить за электроэнергию, потребленную на оккупированной территории.

Лишь 25 апреля 2017 года правительство прекратило переток на основании приказа Минэнерго. Возникает целый ряд вопросов.

Почему правительство так долго поставляло электроэнергию на оккупированную территорию? Почему нарушало свои акты? Был ли кто-то в Киеве заинтересован в том, чтобы "Нефтепродукт" получала сверхприбыли? Почему правительство не решает проблемы воюющей Луганской области, которые само создало?

1 ноября ЛЭО обратилось к руководителям ряда правоохранительных органов с заявлениями о финансировании терроризма и злоупотреблении властью.

Заявления были направлены генпрокурору Юрию Луценко, министру внутренних дел Арсену Авакову, главе СБУ Василию Грицаку, директору НАБУ Артему Сытнику, главному военному прокурору Анатолию Матиосу, руководителю Специализированной антикоррупционной прокуратуры Назару Холодницкому.

По мнению энергокомпании, в период с августа 2016 года по апрель 2017 года осуществлялось финансирование террористической деятельности "ЛНР" в особо крупных размерах — более 260 млн грн в месяц, а в целом — более 1,7 млрд грн.

Из НАБУ уже пришел ответ: к сожалению, детективы бюро не будут заниматься нашими заявлениями. Ждем ответов от других органов другого содержания.

Пункт 2. Водоканал для террористов?

Все годы войны за независимость Украина поставляла и поставляет воду на неконтролируемую территорию Луганской области, хотя СНБО расценивает эти поставки как поддержку терроризма. Сначала воду поставляло предприятие "Лугансквода". В 2015 году оно было ликвидировано на контролируемой территории. Затем воду стал поставлять Попаснянский водоканал.

За это время, по моей информации, на оккупированную территорию было поставлено воды на сумму более 300 млн грн. При этом до последнего момента водоснабжение вообще не оплачивалось. Что и было использовано Попаснянским водоканалом в качестве аргумента, почему он не платит за электроэнергию.

Так Попаснянский водоканал задолжал ЛЭО за электроэнергию более 160 млн грн, и долг постоянно растет — без каких-либо надежд на погашение.

В 2017 году стали появляться сообщения, что представители "ЛНР" начали оплачивать водоснабжение. Последняя такая информация была о передаче наличных на мосту в Счастье под присмотром ОБСЕ. Однако долги растут.

К примеру, в октябре Попаснянский водоканал потребил электроэнергии на 9 156 тыс грн, а оплатил только на 7 805 тыс грн. За десять месяцев 2017 года оплата водоканалом электроэнергии составила 45 356,1 тыс грн, а начислено было 77 927,8 тыс грн, то есть оплата составила всего 58% от начисления.

Год назад долг водоканала за ток составлял "всего" 120 млн грн без учета штрафов. Он сформировался с 1 июля 2015 года по 1 октября 2016 года.

Попаснянскому водоканалу не помогают уменьшить задолженность ни наличные от "ЛНР", ни помощь Луганской ОГА в размере около 100 млн грн, ни помощь Международного комитета Красного Креста, который в 2016 году заплатил около 16 млн грн за потребление водоканалом электроэнергии в октябре-ноябре.

При этом боевики собирают с потребителей платежи за воду, имея хорошую прибыль. До 2017 года они за нее вообще не платили.

В такой ситуации единственным верным решением является отключение электроэнергии самому мощному объекту Попаснянского водоканала, качающему воду на оккупированные территории, — Западной фильтровальной станции.

Однако государственные структуры не разрешают этого сделать. Вода для "ЛНР" важнее своей экономики, издыхающей от "кормления" квазиреспублик.

Соответственно, к власти имеются следующие вопросы.

Почему Украина до сих пор поставляет воду на оккупированную территорию, хотя война продолжается, и вода используется не только гражданскими лицами?

Почему игнорируются предписания СНБО по недопустимости водоснабжения "ЛНР" Попаснянским водоканалом? Если это гуманитарные поставки, почему электроэнергия для водоканала не оплачивается из госбюджета? Наконец, кому выгодно, чтобы боевики получали сверхприбыли, а ЛЭО разорялось?

Пункт 3. Обогащение под прикрытием патриотизма?

С 2014 года в Луганской области появилось множество военных объектов. Все они обращались к ЛЭО с просьбой подключить им электроэнергию, и энергетики шли им навстречу. Военные обещали в скором времени заключить договора и оплачивать потребление и мы соглашались. Мы все хотели нашей победы.

Договора с ЛЭО заключили лишь некоторые военные объекты. Остальные всячески уклоняются, хотя бездоговорные отношения запрещены законами. За это время военные потребили электроэнергии на десятки миллионов гривень.

Из-за финансового кризиса в ЛЭО предприятие уже не может играть в "волонтерство" и поставлять электроэнергию бесплатно, как вначале войны.

Однако отключить военных не получается, так как дело доходит до угроз расстрела и арестов энергетиков. Это противозаконно, но никто нам не помогает. Нет ответов ни от Верховного главнокомандующего, ни от Минобороны.

С финансами в Минобороны не совсем плохо. Еще хватает разворовывать, как мы помним из сообщений в СМИ. Я не удивлюсь, если окажется, что деньги на оплату электроэнергии военными объектами в зоне АТО выделялись, но уходили не совсем по назначению. В чьи-то "военные" или "невоенные" карманы.

Кто обогащается за счет ЛЭО, прикрываясь патриотизмом и военной формой? Речь идет о миллиардах гривень. В итоге, мы имеем энергетический коллапс — пока еще в локальных масштабах, но уже в пределах всей области.

Малейшая непогода оставит без света десятки населенных пунктов. Первый снегопад обесточил 70 населенных пунктов, 30 тыс абонентов. Что будет дальше, когда Луганская область полностью останется без электроэнергии?

Так куда же "пропали" деньги, которые должны были поступить Луганскому энергетическому объединению? Остался ли еще кто-то честный во власти, кто разберется с этими "странными" вопросами?

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.
Реклама:
powered by lun.ua