"Росатом": Скорее всего, будет дозаказ российского топлива

"Росатом": Скорее всего, будет дозаказ российского топлива

Четверг, 13 сентября 2012, 17:40 -
Украинская сторона сама предлагает набор активов. В совместном предприятии по ядерному топливному циклу это, в частности, доля Украины в СП по фабрикации ядерного топлива. Насколько я знаю, звучали такие предприятия, как "Смолы", Восточный ГОК. А по машиностроительному холдингу со стороны Украины будут предложены акции "Турбоатома".

После публикации материала "Чому навчили паливні збірки Westinghouse", "Экономическая правда" решила представить мнение сторон, интересы которых оказались затронуты недавним ЧП на Южно-Украинской АЭС.

В частности, мы обратились в представительства американской Westinghouse и российского "Росатома".

Американская компания вызвалась ответить на наши вопросы, однако до сих пор не вышла на связь. "Росатом", напротив, охотно согласился общаться.

Поведение и одной, и другой стороны понятно. В отношении американских сборок сейчас ведется специальное расследование специалистами ГИЯРУ (надзорный орган Украины по ядерной безопасности), и любое их высказывание может негативно отразиться на итогах работы комиссии.

Россиянам, напротив, сейчас выгодно поднимать тему сбоя в работе американских топливных сборок – ведь они единственные, кто выиграют от отказа Украины покупать американское топливо. А это немалые суммы.

Читайте также: "Енергоатом у першому півріччі закупив ядерного палива на 300 мільйонів долларів"

"Росатом" в Украине работает через свою управленческую компанию "Русатом Оверсиз", которая является выносным офисом и представительством российского ядерного монополиста во всех зарубежных странах.

Генеральный представитель госконцерна "Росатом" в Украине и Беларуси Александр Мертен – юрист с большим послужным списком. В нашей стране он выполняет две группы задач.

Первая – вести переговоры с украинскими властями, дабы совместные проекты с "Росатомом" продвигались. В частности, это касается достройки двух энергоблоков на Хмельницкой АЭС и сооружения завода по изготовлению ядерного топлива недалеко от Желтых Вод.

Вторая – контролировать все закупки, которые российский атомный монополист делает у наших предприятий.

А еще он вовлечен в процесс создания двух совместных предприятий Украины и России. Первое будет касаться производства ядерного топлива в нашей стране. Контроль над ним получит Украина.

Второе же СП объединит машиностроительные предприятия РФ и Украины. Помимо всех прочих, туда войдет "Турбоатом". Контроль над вторым СП будет отдан России, причем по предложению украинской стороны.

***

- Александр, по нашим данным, вы уже встречались с новым руководителем "Энергоатома" Виссарионом Кимом. Какой будет его политика? Обсуждали ли вы недавний случай с топливными сборками на Южно-Украинской АЭС?

- Виссариону Киму эта тема близка и известна, как никому другому, потому что в кресло президента НАЭК он пришел с Южно-Украинской станции. Насколько я знаю, на сегодня второй и третий блок сложены (извлеченные сборки ТВС-W, за исключением деформированных, в августе были обратно загружены в реакторы - ЭП).

Как сложили американские сборки в реакторах, нам пока не известно - с нами как с российской стороной консультации не проводились. Можем только догадываться.

Насколько я знаю, позиция Кима совпадает с позицией регулятора.

- А какая позиция регулятора?

- Об этом, наверное, лучше спросить у них и поговорить с Кимом. Мы встречались с ним, говорили, как будем жить и работать в дальнейшем. Но тема топлива была только одной из тех, что мы обсуждали.

Мы, насколько я понял, будем рассматривать возможность увеличения поставок российского топлива, потому что позиция ГИЯРУ известна - запрещена дальнейшая загрузка нового (производства Westinghouse – ЭП) топлива, а запасы у Украины должны быть. Скорее всего, будет дозаказ топлива российского производства.

- Эта ситуация пошла на руку "Росатому" или это только технические моменты, которые принципиально не меняют расклада сил между "Росатомом" и Westinghouse?

- Эта история не из тех, когда соседу плохо, а мы радуемся. Мы братские соседние страны, поэтому, если не дай Бог, что-то произойдет в Украине, наши близлежащие области тоже пострадают.

Здесь нельзя сказать, пошло ли это кому-то на руку. Мы всегда говорили об одном и том же, это наша понятная позиция: есть ли смысл пытаться скрестить в реакторе лошадь и трепетную лань в виде топлива принципиально разных производителей? На наш взгляд - это было неправильно, и эту позицию мы неоднократно высказывали. Это с технической точки зрения.

С экономической же, конечно, нам невыгодно, когда вместо нашего топлива пытаются покупать какое-то другое. А тем более, когда наши специалисты говорят о том, что эффективная эксплуатация топлива, которое не референтно по отношению к нашим блокам, невозможна.

- Прежний руководитель "Энергоатома" Юрий Недашковский настаивал на стратегии диверсификации поставок топлива. Как вы поняли из беседы с Кимом, откажется он от этой стратегии или нет?

- Мы считаем, что диверсификация нужна, и это заложено в долгосрочной энергетической стратегии Украины. Но в вопросах диверсификации основную роль будет играть собственное производство, поэтому и был объявлен тендер по строительству собственного завода по производству ядерного топлива.

Читайте также: "Уряд звільнив з посади голову "Енергоатому"

Мы этот тендер выиграли, и сегодня движемся поступательно к реализации этого проекта. Создано СП. И как раз наличие на территории Украины собственного завода, где у украинской стороны есть контрольный пакет - это и есть диверсификация в области снабжения собственных станций топливом. Потому что проектная мощность завода позволяет покрывать всю потребность украинских АЭС.

- Вы пытаетесь влиять на результаты работы ГИЯРУ по подготовке экспертного заключения вокруг инцидента с американскими сборками?

- А как мы можем это сделать?! Мы влиять никак не будем и не можем этого делать.

В ГИЯРУ работают профессионалы и, как минимум, граждане этой страны. Они будут заинтересованы в том, чтобы выдать такое заключение, которое бы отвечало действительности и отражало ситуацию настолько полно и точно, чтобы потом не было мучительно больно за допущенные ошибки. Поэтому здесь вся надежда на разум, ответственность и профессионализм экспертов.

- Какова ситуация с проектом по сооружению завода?

- Недавно состоялось заседание группы по управлению проектом. Прилетали наши коллеги из ТВЭЛа и собирались вместе с представителями госконцерна "Ядерное топливо". На сегодня СП создано, первые акции выпущены.

Состоится второй выпуск акций для того, чтобы увеличить акционерный капитал и привлечь финансирование по проекту.

Договорились о том, что российская сторона в лице ТВЭЛа как участника СП предоставит займ под текущую деятельность предприятия. Подготовка документов, ТЭО и исходной документации, создание СП, выпуск акций - все это те расходы, которые финансируются за счет займа ТВЭЛа и увеличения уставного капитала.

В дальнейшем, как только правительство Украины примет решение о выкупе акций госконцерном, будет обеспечено финансирование строительства уже самого завода.

Кроме того, есть ряд таких вопросов, как получение самим СП статуса эксплуатирующей организации - для того, чтобы российская сторона могла передавать технологии по производству топлива. Это текущие вопросы, которые мы решаем, и планы по строительству завода при этом не меняются.

Министр топлива и энергетики Украины Юрия Бойко, экс-глава "Энергоатома" Юрий Недашковский (слева) и глава "Росатома" Сергей Кириенко. Фото atomic-energy.ru

Безусловно, мы сталкиваемся с определенными проблемами, но они носят вполне объяснимый бюрократический характер. В частности, в связи с тем, что сам госконцерн "Ядерное топливо" является государственной компанией, решения должны приниматься государственными органами. Все это требует времени.

Только в этом есть какие-то проблемы. А так в целом мы движемся поступательно, и взятые на себя обязательства ни в коем случае не подвергаем сомнению.

- В июле на встрече Путина и Януковича было принято решение о создании двух украино-российских СП в области энергомашиностроения и ядерного топливного цикла. Что-то движется в этом направлении?

- Да, движется. 16-17 августа состоялось первое заседание рабочей группы. Участвовали делегации со стороны "Росатома", Минэнергоугля, "Энергоатома" и "Ядерного топлива". Мы обсудили все вопросы по созданию двух СП.

Сейчас главный вопрос - это заключение договора с международным оценщиком и проведение оценки активов тех предполагаемых предприятий, которые войдут в СП.

С российской стороны договор с оценщиком уже подписан, ждем подписания со стороны Украины, после чего оценщик приступит к выполнению своих обязанностей.

- Известно, какие активы войдут в оба СП?

- Украинская сторона сама предлагает набор активов. В совместном предприятии по ядерному топливному циклу это, в частности, доля Украины в СП по фабрикации ядерного топлива.

С российской стороны - это блокирующий пакет акций одного из предприятий, которое занимается обогащением урана, плюс наша доля в том же СП по производству топлива.

Госконцерн "Ядерное топливо" сейчас готовит предложения по другим предполагаемым активам. С этим связан и вопрос корпоратизации предприятий концерна. Насколько я знаю, там прозвучали такие предприятия, как "Смолы", Восточный ГОК и другие.

А по машиностроительному холдингу со стороны Украины будут предложены акции "Турбоатома". С нашей стороны - активы энергомашиностроительных предприятий, которыми управляет ОАО "Атомэнергомаш".

Как уже сообщали СМИ, в топливном СП контроль будет иметь Украина, в машиностроительном СП - Россия. Сами СП будут располагаться на территории Украины.

СП по фабрикации ядерного топлива будет частью холдинга по ядерному топливному циклу, где, опять-таки, контроль будет у Украины.

Как будут построены холдинги - сказать сложно, потому что по условиям договоренности конфигурировать эти холдинг будем после получения оценки. Поэтому возможны изменения в списках предприятий, которые могут туда войти.

Может быть, мы вообще посмотрим оценку и поймем, что мы не в том направлении двигались, и надо переформатировать холдинги. Как раз договоренности заключаются в том, чтобы начать работу по созданию двух холдингов.

Нам нужны интеграционные процессы - не только в области каких-то совместных работ или взаимных поставок, но и в области производственной интеграции, способной дать синергетический эффект. То есть, когда сама стоимость холдингов увеличится за счет слияния активов.

- А вы не предполагаете, что как только начнут создаваться эти СП, украинская политическая оппозиция заявит, что россияне устроили теневую приватизацию?

- А какая тут приватизация?! Это ведь дела хозяйствующих субъектов.

Если у Украины есть желание иметь полную производственную цепочку в области ядерно-топливного цикла, нам тоже хочется получить что-то взамен.

Опять-таки, если бы СП находились на территории России, здесь еще можно было бы говорить, что Украина что-то теряет. Но поскольку холдинги будут находиться на территории Украины, и предприятия будут платить налоги в этой стране, найти потери сложно.

- Войдет ли в СП крупнейшее в Европе Новоконстантиновское урановое месторождение?

- Опять-таки, наполнение договора с оценщиком зависит от украинской стороны. Я не знаю, что они туда включат. Я слышал это название, но войдет ли оно в договор - неизвестно.

- А кто именно с украинской стороны инициировал создание СП?

- Эти вопросы поднимаются постоянно, даже не знаю, с какого года. Меморандум подписан "Росатомом" и Министерством энергетики и углепрома Украины в рамках переговоров на высшем уровне. Чья это была инициатива - сказать сложно. У обеих сторон присутствовало понимание того, что без интеграционных процессов дальнейшее развитие отрасли невозможно.

Мы сегодня создаем СП с Alstom, мы сегодня создаем СП с англичанами и чехами, мы создаем СП с турками - строим у них АЭС "Аккую". Россия и "Росатом", в частности, понимают, что жить в современном мире без интеграции, закрывшись в своей коробке, невозможно.

С другой стороны мы понимаем, что если мы не предложим Украине создать СП по производству ядерного топлива, то завтра Украина решит диверсифицировать поставки топлива как-то по-другому. Я думаю, это взаимное понимание, что если мы не будем сотрудничать в этой области, то дальше не двинемся.

- Чем будет заниматься СП по энергомашиностроению?

- Машиностроительное СП - это, прежде всего, производство оборудования и комплектующих.

Сегодня мы занимаемся тем, что строим АЭС как у себя в России, так и за рубежом. На сегодня "Росатом" располагает наиболее крупным в мире портфелем заказов на сооружение новых энергоблоков. Работы тут хватит всем.

Мы зовем украинских партнеров в наши проекты в третьих странах. Сложно говорить, могут ли быть политические противники у этих проектов.

Проекты "Росатома" по достройке энергоблоков в мире. Схема rosatom.ru

- Складывается впечатление, что украино-российские проекты в ядерной энергетике затягиваются. Это происходит намеренно?

- Я бы так не сказал. Смотрите: в этом году в Украине было открыто предприятие по производству хвостовиков и головок для тепловыделяющих сборок - после того, как мы передали украинской стороне соответствующие технологии. Чем не положительный момент сотрудничества?

В 2010-ом году был подписан долгосрочный контракт на поставку топлива украинским АЭС.

Создано СП по производству ядерного топлива на территории Украины.

Просто какие-то проекты, быть может, не находят активного освещения в СМИ, внимание которых приковано именно к тем крупным проектам, которые пока не реализованы. Однако здесь у нас тоже все идет по плану, и каких-то заметных задержек по ним нет. А если и есть задержки, то они возникают не по вине не могущих договориться между собой сторон. Скорее, они вызваны действием объективных факторов, вызванных необходимостью внутренних согласований.

Например, по достройке энергоблоков Хмельницкой АЭС вопрос долго не двигался потому, что не было объективного заключения ГИЯРУ на разрешение строительства. После того, как оно появилось, дальше все пошло по плану. При этом рабочие встречи специалистов по тем же ХАЭС-3 и ХАЭС-4 не прекращались с момента принятия решения о достройке блоков в конце 2010-го.

Если бы мы по тому же проекту достройки Хмельницких блоков не вели постоянную работу, а сидели и ждали положительных решений правительственных структур, наверное, мы бы не находились сейчас в стадии готовности подписывать контракты. Работа велась постоянно, и она была большой и объемной.

- Когда Украина дождется долгожданного кредита "Сбербанка России" на достройку Хмельницких блоков?

- Все договоренности со Сбербанком достигнуты, и "Росатом" оказывал всяческое содействие в этом вопросе. Сегодня только остается вопрос предоставления Украиной госгарантий по кредиту.

- С какими предприятиями в Украине, помимо "Энергоатома" и "Ядерного топлива" вы наиболее активно сотрудничаете?

- Мы сотрудничаем с различными компаниями - с  "Турбоатомом", Сумским НПО им. Фрунзе, концерном «Укрросметалл» и другими. Предприятий таких много, страницы не хватит, чтобы все их перечислить.

Задача "Русатом Оверсиз" в Украине - стать единым окном, как для украинских, так и для российских предприятий для осуществления взаимного сотрудничества.

У нас по несколько встреч в день проходят с руководителями украинских предприятий, заинтересованных в поставках. Собираем и анализируем всю эту информацию, сводим их с потребителями, чтобы исключить большое количество посредников и опасность поставок контрафактной продукции.

Наша задача – координировать и помогать в установлении деловых связей между украинскими партнерами и предприятиями, входящими в ГК "Росатом", для комплексного совместного предложения как в Украине и России, так и в третьих странах.

Плюс необходимо координировать усилия всех подразделений "Росатома" на территории Восточной Европы, чтобы мы не двигались как лебедь, рак и щука.

Николай Мартыненко и Давид Жвания. Фото Василия Гриба

- При предыдущем руководстве "Энергоатома" ходили разговоры о том, что Давид Жвания и Николай Мартыненко плотно вовлечены в поставки оборудования для компании. Насколько они сохранят свое влияние на НАЭК после смены руководства компании?

- В сотрудничество со структурами "Росатома" они точно никак не вовлечены. И даже и при прежнем руководстве у нас не было контактов с людьми, фамилии которых вы называете.

С Мартыненко мы общались разве что как с председателем профильного парламентского комитета по ТЭК.

Читайте также: "Енергоатом" заперечує купівлю палива для АЕС через посередників"

А в части слухов мне сложно что-либо комментировать.

Для нас важно, что Виссарион Ким является профессионалом, которого знают и ценят в отрасли, в том числе и у нас на предприятиях Росатома, и мы готовы к сотрудничеству с ним, а насколько он будет зависеть от решений тех или иных людей - это скорее вопрос к нему.

- Ряд экспертов в России восприняли саму идею создания компании Русатом Оверсиз критически и не всем до конца понятно, зачем она нужна?

- Честно говоря, не знаю, кто критикует.

- Бывший замминистра атомной энергетики России Булат Нигматуллин критикует...

- Господин Нигматуллин в принципе критикует многое. А я бы сказал так: идея создания "Русатом Оверсиз" понятна. Постараюсь ее объяснить.

"Русатом Оверсиз" – это, по сути, выносной международный офис госкорпорации "Росатом". Сама госкорпорация в силу своего статуса не может иметь представительств и филиалов за рубежом. Поэтому была создана компания "Русатом Оверсиз", которая является маркетинговой компанией, предлагающей продукты и услуги предприятий "Росатома" - а их очень много - по всему миру.

То есть, глобальное присутствие "Росатома" осуществляется, в том числе через "Русатом Оверсиз".

Мы являемся мостиком между Россией и теми странами, которые заинтересованы в развитии атомной энергетики. И не только атомной, поскольку "Росатом" включает в себя продукцию предприятий энергомашиностроения, которые производят оборудование не только для АЭС, но и для ТЭС, ГЭС. А также и в области возобновляемой (альтернативной) энергетики.

У нас есть предприятия, которые входят в госкорпорацию, но находятся на территории других стран. И, учитывая сложную структуру самой госкорпорации, необходимо на территории той или иной страны осуществлять их координацию с местными партнерами и другими предприятиями, входящими в "Росатом".

Ну, а единая маркетинговая стратегия и разработка такой стратегии - это трудный и длительный процесс. В результате его внедрения "Росатом" может занять стабильные позиции на зарубежных рынках.

Сегодня "Росатом" - одна из тех российских госкорпораций, которая является прибыльной и динамично развивающейся, в том числе и на зарубежных рынках.  Так что в этой части создание "Русатом Оверсиз" вполне оправданно.

- Тот же господин Нигматуллин считает, что "Росатом" начал проигрывать конкуренцию Западу в реакторных технологиях.

- Я считаю, что это мнение необоснованно по одной простой причине.

Если мы считаем, что кто-то из зарубежных производителей достиг более высоких результатов в той или иной области, мы пытаемся сотрудничать с такими производителями. Ярким примером тому является наше СП с Alstom в плане создания завода по производству тихоходных турбин нового поколения. То есть, мы не закрытая сама в себе, как улитка в ракушке, организация.

С этой точки зрения Нигматуллин не прав, потому что там, где есть чему поучиться у наших партнеров, мы стараемся это делать. Мы обмениваемся опытом с ведущими производителями и закупаем оборудование у них.

Когда мы выходим за рубежом с комплексным предложением по строительству атомной станции, в том числе, реакторного отделения, то мы используем при этом все наилучшие мировые наработки, и не только свои. Зарубежные производители с удовольствием идут на сотрудничество с нами.

Но мы не забываем и о собственных научных разработках, и во многом наши разработки являются передовыми в мире. "Росатом" направляет на собственную науку огромные средства, и это себя оправдывает.

- С точки зрения мировой практики структура "Росатома" является аномальной. В частности, в состав госконцерна входит эксплуатирующая организация "Росэнергоатом", в то время как объединять эксплуатацию АЭС с реакторостроением и ядерным топливным циклом не принято.

- Не бывает идеальных структурно-организационных моделей. Создание "Росатома" в его сегодняшнем виде - это значительный прорыв в области структурирования отрасли, который позволил объединить все гражданские и военные активы в единую технологическую цепочку, централизовать управленческую политику, добиться синэргетического эффекта и закрепить нашу нишу на мировом рынке.

Следующий этап - это привлечение инвестиций, и как один из инструментов - возможная приватизация тех или иных предприятий.

Еще раз подчеркну, "Росатом" - динамично развивающася структура, несмотря на ее кажущуюся громоздкость. Она глубоко структурирована, прибыльна, не висит на шее государства.

При этом предприятия достаточно самостоятельны, чтобы не быть забюрократизироваными при принятии решений. На сегодняшний день эта модель себя оправдывает.

- Сохранится ли представительство ТВЭЛ в Киеве в связи с появлением "Русатом Оверсиз"?

- Мы уже договорились о том, что представительства ТВЭЛ, как такового, в Украине не будет.

У нас есть распоряжение госкорпорации "Росатом" о том, что "Русатом Оверсиз" будет представлять за рубежом интересы всех компаний, входящих в госкорпорацию. Все остальные компании должны свои представительства закрыть.

В то же время ТВЭЛ сохранит свой операционный офис в Киеве для решения производственных вопросов по реализации конкретного проекта - сооружения завода по ядерному топливу.

- Насколько комфортно вам, юристу по образованию, работать менеджером в атомной компании?

- Я не возглавляю эксплуатирующую организацию, где, безусловно, нужны специальные технические знания.  Моя роль скорее дипломатическая, роль координатора и переговорщика.

Ядерная энергетика - это именно та отрасль, где мы можем двигаться поступательно, не имея никаких противоречий с Украиной.

Что касается технического образования или гуманитарного, то, как раз в области координации важны мои навыки управления.

У меня был опыт управления и крупными предприятиями и отдельными бизнес-проектами в различных отраслях, неоднократно повышал свою квалификацию в области управления предприятиями.

Вы знаете, что у нас в России на высших государственных постах находятся юристы, и бывший президент РФ, и нынешний - оба юристы. И им это не мешает, а скорее наоборот.

В моем случае это скорее плюс, чем минус. Я, по крайней мере, знаю, где могут быть тонкие места, чтобы не допустить нарушения закона. Как украинского, так и российского.

Ну а по техническим вопросам мне всегда есть с кем посоветоваться - как в структуре самой компании "Русатом Оверсиз", где есть немало грамотных технических экспертов, так и в ГК "Росатом" и входящих в нее предприятиях.


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!