Грабли Минфина

Грабли Минфина

Стране нужен бизнес-климат, в котором невыплата кредита будет позором. Пока же все козыряют цифрами "списания" своих долгов. (Укр.)
Четверг, 8 июня 2017, 18:00
директор и основатель компании Kvadra Invest

Инициатива Министерства финансов о создании госструктуры по работе с "токсичными" банковскими активами изначально провальная.

У государства уже есть аналогичный опыт и он абсолютно негативный.

Так, Кабмин распоряжением от 14 сентября 2011 года создал на базе проблемного "Родовид банка" санационный банк, основной задачей которого было продолжение работы по возвращению активов, работа с проблемными активами госбанков и банков, капитализированных при участии государства.

И что? "Родовид" за счет полученного в 2009-2011 годах из госбюджета рефинансирования на 12,5 млрд грн рассчитался со всеми вкладчиками.

Поскольку полностью свои депозиты смогли получить лишь клиенты трех банков, можно сделать вывод, что вкладчики здесь были очень непростые. При этом банк так и не взял в работу проблемные активы других банков. Более того, менеджмент "Родовида" не смог вернуть даже свои кредитные средства.

Таким образом, госменеджмент все бюджетные деньги освоил, а "Родовид банк" в феврале 2016 года отправил на ликвидацию. Вот как, напомню, сформулировало Министерство финансов причину ликвидации "Родовид банка".

"Во-первых, на законодательном уровне не были созданы механизмы передачи и реализации проблемных активов банков госсектора, что необходимо для эффективной работы санационного банка.

Во-вторых, в качестве санационного банка "Родовид" показал низкую результативность работы с собственными активами. В течение деятельности банка как санационного его доходы покрывали лишь его административные расходы, государство не имело никаких дивидендов от его деятельности".

Итак, лицензия у "Родовида" отозвана, а проблема "токсичных" активов не решена. Главное — мы потеряли шесть лет, а государство предлагает идти тем же путем. Напомню, по данным НБУ на 1 апреля 2017 года объем неработающих кредитов в системе составил 568,8 млрд грн из общего объема 1,032 трлн грн.

Кроме того, из заявления Минфина не ясно, как госменеджмент, провалив работу по взысканию проблемной задолженности в "Родовид банке", сможет это сделать во второй раз, при этом, по сути, сменив лишь вывеску?

Зачем создавать еще одну госструктуру, на содержание которой необходимо дополнительное финансирование из госбюджета, если не доработано законодательство и нет реалистичного механизма взыскания проблемных долгов?

К тому же Минфин планирует на первом этапе работать лишь с активами госбанков и только потом перейти к проблемной задолженности комбанков. Что же мы получим на этот раз? Получим посредническую госструктуру, наделенную монопольным правом работать с "токсичными" активами еще шесть лет.

Складывается впечатление, что задача государства состоит не в возвращении денег от продажи проблемных банковских активов, а в недопущении в этот сектор частного бизнеса, эффективность которого априори выше. То есть государство убивает конкуренцию и создает еще один потенциально коррупционный путь.

Зачем усложнять этот и так архисложный процесс, создавая посредническую госструктуру? Это в корне неверная инициатива. Шесть лет абсолютной бездеятельности по этому вопросу "Родовид банка" — яркое тому подтверждение.

Рассмотрим "позитивный" опыт работы по возвращению денег, полученных от реализации активов ликвидированных банков, другой государственной структуры — Фонда гарантирования вкладов физических лиц.

После создания фондом консолидированного офиса по управлению активами продажа залогового имущества усложнилась. С появлением этого подразделения любая низкая цена актива рассматривается как признак коррупции.

Сотрудники фонда не могут ни понять, ни отрапортовать, что многомиллионный актив можно продать лишь по цене "бумаги", на которой написана цифра. Причем оценивается актив также с привлечением иностранных экспертов.

В итоге цена, которую устанавливает фонд, нереальная, спроса на актив нет и в ближайшей перспективе не будет. Еще труднее, если этот актив в виде прав требования по кредиту был заложен в НБУ и регулятор должен дать согласие на его продажу, а также дать оценку предлагаемой фондом цены за объект, что в целом наделяет данный процесс признаками бесконечности.

Нужно создать прозрачные условия продажи проблемных активов на открытом рынке, где оценку фонда будет корректировать спрос. Это именно тот случай, когда лучше продать за меньшие деньги, чем сидеть на активе целую вечность.

Активы, которые нельзя реализовать за адекватную цену, лучше выставить на общедоступный аукцион и продать по установленной Кабмином процедуре. Процесс возврата проблемных долгов банков нужно максимально упростить.

Нужен диалог между всеми участниками процесса, необходимо вносить в законодательство изменения по упрощению процедуры взыскания.

Принятый закон "О финансовой реструктуризации", как видим, не стимулирует недобросовестных заемщиков, преимущественно крупный отечественный бизнес, рассчитываться по своим долгам. У нас вообще не модно выплачивать кредиты.

Государство должно стать примером, как нужно выполнять свои обязательства. Оно должно мотивировать бизнес выполнять свои кредитные обязательства, например, предоставлять льготы компаниям, которые выплатили долги.

Создайте в стране бизнес-климат, в котором невыплата кредита будет позором, а не так, как сейчас, когда все только и козыряют цифрами "списания" своих долгов.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
504 Gateway Time-out

504 Gateway Time-out


nginx