Держава готова ділитися своїми повноваженнями з ринком

Держава готова ділитися своїми повноваженнями з ринком

Чому важливо прийняти закон про саморегульовані організації? (рос)
Понеділок, 11 січня 2021, 13:15
президент АСБОУ ("Асоціація фахівців банківської оцінки України")

В средине октября в Верховную Раду был внесен законопроект №4221 "О регулировании хозяйственной и профессиональной деятельности". 

Необходимость принятия этого законопроекта назрела уже давно, потому что саморегулирование — это наиболее прогрессивная модель регулирования всех рынков (кроме стратегических, таких как банковский или энергетический). 

Наиболее прогрессивна эта модель потому, что в ней развитием рынка и его увеличением занимаются те люди, для которых это — жизненно важный вопрос: сами участники этого рынка.

Саморегулирование у нас сегодня уже присутствует во многих рынках. Где-то это происходит стихийно, как, например, в риэлторском рынке, где-то — законодательно, как в оценочном, нотариальном, аудиторском и адвокатском рынках, а на каких-то рынках его нет до сих пор. 

При этом, например, у адвокатов, аудиторов и нотариусов существует только одна саморегулируемая организация (СРО), в которую включены все специалисты. 

У оценщиков исторически сложилось так, что есть несколько СРО. У риелторов значимых и понятных организаций — целых четыре.

Поданный в Раду законопроект — рамочный, он прописывает общие принципы саморегулируемых организаций, он задает вектор, в котором должно двигаться саморегулирование. 

В законопроекте нет ничего лишнего, что могло бы сузить полномочия СРО, но при этом есть необходимые вещи: самыми важными являются открытость организации для вступления в нее новых членов, а также наличие обратной связи — когда потребители услуг могут обращаться с жалобами в СРО на действия ее членов.

То, что закон рамочный, не есть плохо, поскольку все детали и нюансы функционирования саморегулируемой организации на том или ином рынке должны быть расписаны в отраслевых профессиональных законах или должны быть отрегулированы отраслевыми регуляторами. 

Если мы возьмем законы об адвокатуре, об аудиторской деятельности, об оценке, о нотариате — там везде прописаны особенности функционирования саморегулируемых организаций на этих рынках.

Во всем мире существует конфликт: саморегулируемые организации, созревая, хотят получить больше полномочий, но государство не хочет их отдавать, поскольку это — рычаги управления и влияния.

В этом же законопроекте заложена очень хорошая модель перехода полномочий от регулятора к участникам рынка: саморегулируемая организация, имеющая уровень репрезентативности на рынке более 25%, может запросить у регулятора определенные полномочия, и у регулятора есть исключительный перечень причин, по которым он может отказать. 

И такой причины, как "неготовность рынка", там нет, поскольку абсолютно логично предполагается, что если организация представляет 25% рынка, то она сама по себе является достаточно весомой на этом рынке, чтобы действительно осуществлять регуляторные или надзорные функции.

25% репрезентативности на рынке — это не так мало, как кажется навскидку. Если мы возьмем свободные от обязательного членства в СРО такие рынки, как, например, риэлторский, то там состоят в каких-либо организациях может быть 10% риелторов. 

В СРО оценщиков состоят 15-20% специалистов рынка. Даже если все общественные организации объединятся в одну, набрать 25% рынка не смогут ни риелторы, ни оценщики.

Поэтому заложенный в законопроекте механизм возможности организаций требовать делегировать себе полномочия может стать тем мягким эволюционным путем передачи полномочий от объективно не заинтересованных в этом государственных регуляторов — к объективно заинтересованным общественным или общественно-государственным регуляторам.

Передача полномочий от государства к СРО на самом деле может быть благом. Например, если Нотариальная палата Украины "перетянет" на себя функции Минюста — дисциплинарную, этическую, методологическую, то я в этом не вижу ничего плохого — она станет более состоятельной организацией.  

Я не берусь судить, насколько Нотариальная палата готова к такому саморегулированию, и насколько это справедливо, но из логических соображений, в этом нет ничего плохого: министерство станет меньше, снизятся бюджетные затраты, нотариусы будут сами регулировать свою профессию. 

Но часть государственного надзора все равно должна остаться, чтобы не произошло перекоса интересов рынка в сторону поставщиков рынка, то есть — чтобы нотариусы не прописали для себя такие правила, которые будут неудобны их пользователям и клиентам.

По моему мнению, если законопроект о СРО не будет принят в обозримом будущем, то в его нынешнем виде — с нормой о делегировании полномочий, его уже не примут, наверное, никогда. По той причине, что, как правило, окрепшее государство не склонно делегировать функции рынку.

Примером тому может служить сегодняшняя Польша — она окрепла, стала на ноги, "поджимает" Германию в своем развитии, и там государство очень активно вмешивается в регулирование рынков. 

Это не самый демократичный, не самый рыночный механизм управления рынками, и наши польские коллеги от вмешательства государства испытывают затруднения в своем развитии. 

Они хотели бы больше полномочий, они готовы их получить, но они в государственное регулирование упираются, как в потолок. Поэтому, когда Украина станет сильным государством, оно ничего никому не отдаст. 

А пока у нас экономика находится в плачевном состоянии, соответственно — бюджет слабый, государство — слабое, механизмов влияния у него мало, то оно готово эти полномочия отдавать. 

Завтра будет сильная экономика и сильный премьер-министр, и он скажет: "Не отдам, создам департамент и буду сам регулировать". Примеров этому множество.

И пока не будет принят этот законопроект, понятие "саморегулируемая организация" каждый чиновник, депутат и участник рынка будут толковать по-своему. 

И если толкование будет однобоким, это позволит выстроить нерыночные или коррупционные механизмы. А закон четко прописывает, что такое СРО, каким должен быть механизм обратной связи и многое другое. 

Также в законе даются достаточно хорошие сроки адаптации — 3 года, любая СРО спокойно за это время перестроится в соответствие с требованиями закона. 

Но если не будет в стране вообще рамочного понимания, что такое СРО, тогда само понятие "саморегулирование" может быть искажено в пользу каких-то групп людей.

Принятие закона должно наконец-то сменить парадигму саморегулируемых организаций с исключительно защиты прав своих членов — на защиту как членов организации, так и клиентов, которые пользуются услугами специалистов этой СРО. 

Поясню на примере: все мы являемся потребителями услуг — заказываем мебель, покупаем автомобиль, делаем ремонт в доме… И бывают моменты, когда мы недовольны качеством работы, но с этим ничего сделать не можем. 

А законопроект предусматривает обязательное существование обратной связи, когда клиент может обжаловать в СРО действие ее членов, а СРО должно эту жалобу рассмотреть, провести расследование и отразить на своем сайте результаты этого расследования. 

Мне кажется, что это любой рынок сделает активнее и чище, позволит очистить профессиональные сообщества от случайных людей. 

А те организации, которые будут наиболее адекватно реагировать на жалобы потребителей, станут брендами на рынке, и членство в той или иной организации для любого ФОПа, который, например, делает мебель, будет своеобразным знаком качества, который позволит ему получить дополнительный рынок клиентов.

Пока что у нас на всех рынках СРО одно проблема — дефицит активных публичных деятелей. Это происходит потому, что на сегодняшний день саморегулирование само по себе не дает ни прямых, ни косвенных бенефитов, ни власти, ни полномочий. 

Это в чистом виде — общественная работа, которая не приносит ничего, кроме хлопот. Это мне напоминают общественную работу, которую в школе выполняли комсомольские секретари.

А принятие закона может изменить ситуацию: руководитель СРО сможет добиться получения организацией полномочия по регулированию рынка, а это уже будет преференцией. 

Потому что если организация будет заниматься регулированием рынка, тогда членство в таких организациях и на таких рынках может быть обязательным и значит — платным. 

И тогда организация получает бюджет для осуществления своих функций — контрольных, методологических, этических, представительских, учебных и прочих. В таком случае экономика работы СРО становится понятной. 

Например, все оценщики и оценочные компании Румынии являются членами Румынской национальной ассоциации уполномоченных оценщиков (ANEVAR), платят взносы, и таким образом эта ассоциация получает бюджет, который позволяет проводить замечательные международные конференции, писать идеальные и своевременные национальные стандарты, контролировать качество услуг и проводить обучение. 

И все это — на очень высоком уровне. Они собирают такие конференции, которых я не видел ни в Афинах, ни в Брюсселе, ни где бы то ни было еще.

И если украинские СРО окажутся в ситуации, когда они смогут работать над своим брендом, то многие будут это делать, и в общественную работу будут вовлечено много достойных интересных людей, которых сейчас привлечь невозможно, потому что они заняты зарабатыванием денег. 

Сейчас все СРО находятся в статусе, который можно было бы описать украинской поговоркой: Чому бідний? Бо дурний. Чому дурний? Бо бідний. У СРО сегодня нет полномочий и они не развиваются, а раз они не развиваются, то никто им никаких полномочий и не дает.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!