Клюев - ясное солнышко, Ахметов - властелин ветра

Клюев - ясное солнышко, Ахметов - властелин ветра

Среда, 21 ноября 2012, 07:55 -
С 2013 года преимуществами "зеленого тарифа" в Украине будут пользоваться преимущественно два больших инвестора. Всех остальных 20 ноября оттеснили решением Верховной Рады. (Укр.)

Инвесторам, вкладывающим в альтернативную энергетику, можно начинать паниковать.

Вроде бы не произошло ничего неожиданного.

Все, кто вкладывают деньги в строительство ветряков, мини-ГЭС и другие виды "альтернативки", знали, что с 2013 года условия получения "зеленого тарифа" могут ухудшиться.

И для того, чтобы получить желаемый "зеленый тариф", придется выдерживать жесткую норму - что большая часть комплектующих и работ должны быть отечественного происхождения. 30% для проектов, введенных в эксплуатацию после 1 января 2013 года, 50% - после 1 января 2014 года.

Эти требования к "местной составляющей" были внесены в закон "Об электроэнергетике" в октябре 2008 года. То есть еще в начале реализации проектов в области возобновляемой энергетики девелоперы и инвесторы знали о наличии подобных требований.

Однако инвесторы надеялись, что удастся отсрочить введение драконовской нормы относительно "местной составляющей". Что они успеют построить свои объекты, получить сверхвысокий "зеленый тариф", и только после этого начнут действовать жесткие требования.

Но этого не произошло. 20 ноября Верховная рада утвердила законопроект №10183. Он вовсе не облегчает инвестиции в "альтернативу".

Если этот закон будет подписан президентом, образуется круг привилегированных "альтернативщиков", использующих "зеленый тариф" на наиболее выгодных условиях. Ими станут Ринат Ахметов и Андрей Клюев.

Первый из них, Ахметов, открыто называет себя владельцем бизнеса по выработке электроэнергии из ветра. Второй, Клюев, открещивается от своей причастности к солнечным электростанциям. Однако рынок убежден: это он.

Конечно, ЭП не имеет доказательств, что именно Ахметов и Клюев отдали приказ "проталкивать" такой закон. Хотя автор документа депутат Игорь Глущенко считается главным энергетическим лоббистом Ахметова. В частности, он создает наилучшие условия работы для Ахметова на рынке электроэнергетики.

Однако даже если не прослеживать связи Глущенко с двумя олигархами, последние должны быть очень заинтересованы в принятии проекта №10183.

Мощные игроки успели получить разрешения на строительство и ввести в эксплуатацию свои объекты, поэтому для них будут действовать специальные, гораздо более выгодные условия получения "зеленого тарифа".

Возможно, пришло время достаточно выгодно их продать?

Фото УП

Все другие "альтернативщики" попали в довольно трудное положение. Чтобы получить "зеленый тариф", им при построении своих станций придется использовать определенный процент украинских компонентов.

Однако парадокс в том, что в Украине они не производятся. С 2009 года, когда начал действовать "зеленый тариф", никто даже не сделал попытки начать производство. Не исключено, что такого не планировали даже крупнейшие игроки.

Похоже, они намеревались за три года построить объекты, которые будут продавать произведенную электроэнергию по сверхвысоким "зеленым тарифам", а затем - закрыть рынок для всех остальных приверженцев "зеленой энергетики".

Планы претворяются в реальность прямо сейчас.

Манна небесная: "Зеленый тариф"

"Спасите экологию" - это сказки для лопоухого электората. По крайней мере, в Украине. На самом деле "зеленые инвестиции" заключаются не в спасении природы.

К 2030 году "альтернатива" будет производить в лучшем случае 5% электроэнергии, и это закреплено в проекте Энергостратегии. Кстати, этот документ до боли напоминает российский, который тоже не предполагает отказа от атомных и тепловых электростанций.

Бум альтернативной энергетики в Украине начался как погоня за сверхприбылями. Инвесторы стали вкладывать деньги в альтернативную энергетику только потому, что в Украине существует "зеленый тариф". Разница между ним и тарифами для населения является самой высокой в ​​Европе.

К 2030 году государство будет гарантированно покупать "чистый" ток по сверхвысокой цене. То же делают правительства многих стран, но в Украине цены одни из самых высоких.

Так, АЭС получают за 1 кВт-ч электроэнергии лишь 21 коп, тогда как "солнечники" - 505,09 коп. Разница - в 24 раза. За 1 кВт-ч, произведенный "ветряными мельницами", государство платит 122,77 коп, "биомассовиками" - 134,46 коп, "крышевиками" - 463 коп, малыми ГЭС - 84,18 коп.

"Зеленые тарифы" в Украине, ноябрь 2012

 Класc производителя
Значение "зеленого тарифа", без НДС, коп/кВт·час
Производители электроэнергии из энергии ветра 122,77
Производители электроэнергии из биомассы 134,46
Производители электроэнергии из энергии солнца
Наземные объекты 505,09
Объекты, смонтированные на крышах мощностью до 100 кВт и на фасадах, независимо от мощности 463
Производители электроэнергии малыми гидроэлектростанциями 84,18

Источник: НКРЭ

Это настоящий Клондайк. Он появился неслучайно. Еще в конце 1990-х в Украине были построены первые ветроэлектростанции. Делали их энтузиасты, которые даже производили двигатели для "ветряков" на отечественных предприятиях. Они же вначале 2000-х первыми начали говорить о "зеленом тарифе".

Эти разговоры услышали некоторые влиятельные бизнесмены, среди которых были Клюев и Ахметов. Впоследствии энтузиасты разорились, потому что "альтернатива" производит очень дорогую энергию, которую надо как-то компенсировать. Однако понимание, куда надо двигаться, осталось.

Через много лет - в 2008 году - в Украине якобы неожиданно принимается закон, который легализует "зеленый тариф".

Впоследствии правительственное постановление и Налоговый кодекс освободили "альтернативщиков" от уплаты НДС и импортной пошлины при ввозе оборудования для строительства электростанций. Кроме того, сектор получил льготы по налогу на прибыль.

С 2009 года начали строиться первые объекты, которые должны были получить сверхвысокие тарифы, - "ветряки", а с 2011 года - солнечные станции. Благодаря "зеленому тарифу" крупнейшая в мире гелиоэлектростанция - "Перово" - теперь находится в Украине.

Почти сразу эти ГЭС отнесли к проектам Клюева, но тот это опровергает. Публике даже показали австрийца, который назвал себя собственником Activ Solar. И это при существовании почти неоспоримых доказательств причастности к компании именно Клюева.

Увидев большие перспективы, в "альтернативу" начали вкладывать другие компании. Среди них - "Дтэк" Рината Ахметова. Недавно компания сдала в эксплуатацию первые ветроустановки Ботиевской ветроэлектростанции.

На что надеялись инвесторы

Профильные ассоциации "альтернативщиков" уже заявили о крахе их проектов. Мол, закон "регионалов" перекрывает девелоперам доступ к деньгам инвесторов и ЕБРР.

Сейчас "альтернативщики" массово строят объекты по всей Украине. По их словам, им не нужны налоговые льготы - достаточно существования "зеленого тарифа".

В октябре к "альтернативной" лихорадке присоединился Европейский банк реконструкции и развития. Он предложил таким инвесторам финансировать до 60% их бизнеса по европейским процентам. Желающих уже оказалось более 80-ти, тогда как от них требуется лишь доказать, что они получат "зеленый тариф".

Так вот: по проекту изменений в закон об электроэнергетике они получат "зеленый тариф", только если будут полностью выполнены требования по "местной составляющей" - использование оборудования отечественного производства, что почти невозможно.

"Для об'єктів електроенергетики, які виробляють електроенергію з альтернативних джерел енергії (крім доменного та коксівного газів) та будівництво яких розпочате після 1 січня 2012 року, “зелений” тариф застосовується за умови дотримання вимог щодо розміру місцевої складової.
 
Місцевою складовою для цілей цього Закону є частка визначених цим Законом складових об’єкта електроенергетики (елементів місцевої складової) українського походження, використаних при створенні об’єкта електроенергетики.


Розмір місцевої складової для об’єктів електроенергетики, які виробляють електроенергію з енергії вітру, сонячного випромінювання та біомаси, будівництво яких розпочато після 1 січня 2012 року та які введені в експлуатацію після 1 липня 2013 року, встановлюється на рівні не менш як 30 відсотків, а для об’єктів електроенергетики, які виробляють електроенергію з енергії вітру, сонячного випромінювання та біомаси, будівництво яких розпочато після 1 січня 2012 року та які введені в експлуатацію після 1 липня 2014 року, встановлюється на рівні не менш як 50 відсотків".

Источник: законопроект "О внесении изменений в закон "Об электроэнергетике" относительно стимулирования производства электроэнергии из альтернативных источников энергии"

Процедура подсчета "местной составляющей" теперь закреплена в законопроекте и распределена по всем составляющим "альтернативных" электростанций.

На первый взгляд - это облегчение. Действующая редакция закона "Об электроэнергетике" предусматривает более жесткие по времени требования к наличию "местной составляющей": 30% для проектов, введенных в эксплуатацию после 1 января 2013 года, 50% - после 1 января 2014 года.

Так в чем же проблема? А в том, что "альтернативщики" не успевают получить наиболее выгодный "зеленый тариф". Смотрите сами. Чья-то заботливая рука прописала именно такие условия, которые выгодны Ахметову и Клюеву.

Категории объектов электроэнергетики, для которых применяется “зеленый” тариф

 

Коэффициент "зеленого" тарифа для объектов, введенных в эксплуатацию

по 31.03.2013 включительно

с 1.04.2013 по 31.12.2014

с 01.01.2015 по 31.12.2019

с 01.01.2020 по 31.12.2024

с 01.01.2025 по 31.12.2029

для электроэнергии, произведенной из энергии вітра объектами, величина установленной мощности которых не превышает 600 кВт

1,20

-

-

-

-

для электроэнергии, произведенной из энергии вітра объектами, величина установленной мощности которых превышает 600 кВт, но не превышает 2 тыс кВт

1,40

-

-

-

-

для электроэнергии, произведенной из энергии ветра объектами, величина установленной мощности которых превышает 2 тыс кВт

2,10

-

-

-

-

для электроэнергии, произведенной из энергии ветру ветроэлектростанциями, которые состоят из ветроустановок единичной установленной мощностью не более 600 кВт

-

1,20

1,08

0,96

0,84

для электроэнергии, произведенной из энергии ветру ветроэлектростанциями, которые состоят из ветроустановок единичной установленной мощностью от 600 кВт, но не более 2 тыс кВт

-

1,40

1,26

1,12

0,98

для электроэнергии, произведенной из энергии ветру ветроэлектростанциями, которые состоят из ветроустановок единичной установленной мощностью от 2 тыс кВт и более

-

2,10

1,89

1,68

1,47

для электроэнергии, произведенной из биомассы

2,30

2,30

2,07

1,84

1,61

для электроэнергии, произведенной из биогаза

-

2,30

2,07

1,84

1,61

для электроэнергии, произведенной из энергии солнца наземными объектами электроэнергетики

4,80

3,50

3,15

2,80

2,45

для электроэнергии, произведенной из энергии солнца объектами, смонтированными на крышах или фасадах домов, установленная мощность которых превышает 100 кВт

4,60

3,60

3,24

2,88

2,52

для электроэнергии, произведенной из энергии солнца объектами, смонтированными на крышах или фасадах домов, установленная мощность которых не превышает 100 кВт

4,40

3,70

3,33

2,96

2,59

для электроэнергии, произведенной из энергии солнца объектами, смонтированными на крышах или фасадах домов, установленная мощность которых не превышает 10 кВт

-

3,70

3,33

2,96

2,59

для электроэнергии, произведенной микрогидроэлектростанциями

1,20

2,00

1,80

1,60

1,40

для электроэнергии, произведенной минигидроэлектростанциями

1,20

1,60

1,44

1,28

1,12

для электроэнергии, произведенной малыми гидроэлектростанциями

1,20

1,20

1,08

0,96

0,84

Источник: Проект закона о внесении изменений в закон Украины "Об электроэнергетике" (относительно стимулирования производства электроэнергии из альтернативных источников энергии)

"Альтернативщики", за исключением крупнейших, не успевали построить свои объекты быстро. Однако они искренне верили, что им удастся избежать невыгодного "зеленого тарифа". И имели несколько причин думать именно так.

Во-первых, отсутствовали любые нормативно-правовые акты по этому поводу.

Во-вторых, в ноябре 2011 года депутат Игорь Глущенко внес в парламент законопроект, по которому проекты, получившие разрешение на строительство до 1 января 2012 года, освобождались от соблюдения требований "локальной составляющей".

На тот момент в Украине строились три ВЭС - "Ветряной парк Новоазовский", "Ветряной парк Очаковский" - ООО "Фурлендер ВиндТехнолоджы", Ботиевская ВЭС - "Дтэк", а также два проекта ВЭС, девелоперами которых были "Эко-Оптима" и ОАО "Виндкрафт Украина".

Также шло строительство одной из крупнейших солнечных электростанций "Перово" в Крыму, девелопером которого является Activ Solar, и крупных проектов - гелиоэлектростанции ОАО "Энергоинвест" и малой ГЭС ВЕА "Новосвит".

Эти проекты освободили от соблюдения требований по "местной составляющей". То есть их владельцам не нужно было соблюдать "местную составляющую" даже на 15%.

Девелоперы признаются: когда принимались эти изменения, инвесторы рассчитывали, что они успеют начать свои проекты. Поэтому они не считали нужным поднимать шум. Впрочем, прошел год, и окно возможностей закрылось.

В-третьих, окончательные документы, которые бы определяли порядок и процедуру подсчета "местной составляющей", не появлялись до сентября 2012 года. Их появление стало неприятной неожиданностью.

"Действующая редакция закона в части "местной составляющей" вступила в силу в апреле 2009 года. Однако до сентября 2012 года правительство не приняло нормативно-правовые акты относительно процедуры и методики ее расчета, поэтому международные компании - производители оборудования - не успели локализовать производство в Украине", - говорит генеральный директор консалтинговой компании IMEPOWER Юрий Кубрушко.

Только 24 сентября 2012 года Кабмин издал постановление №878, уполномочив Минрегионстрой разработать критерии для отбора экспертных организаций, которые будут определять "местную составляющую" в энергетических объектах. Список этих организаций ведомство обнародует на своем сайте.

Также решение правительства предусматривает, что для подтверждения украинского происхождения оборудования на таможенной территории Украины применяются сертификаты происхождения товаров, выдаваемых Торгово-промышленной палатой Украины.

Постановление НКРЭ, которое описывает порядок определения удельного веса украинского происхождения в стоимости строительства объектов электроэнергетики, Минюст зарегистрировал лишь 2 октября. То есть между появлением термина "местная составляющая" и ее определением и порядком расчета прошло четыре года. Все сомневались, что она возникнет вообще.

Последним штрихом стал утвержденный 20 ноября законопроект №10183. Он ввел понятие так называемых сублимитов, которые определяют фиксированные доли "местной составляющей" в каждой части оборудования или работ, связанных со строительством электростанции. В тексте законопроекта это выглядит так.

"а) для объектов электроэнергетики, в том числе введенных в эксплуатацию очередей строительства электрических станций (пусковых комплексов), которые производят электрическую энергию из энергии ветра:

Элементы местной составляющей

Операции, которые должны быть произведены на территории Украины

Фиксированная доля, %

Лопасти

производство

15

Башта

производство

15

Гондола

сборка

30

Главная рама

производство

5

Главный вал

производство

5

Ротор

производство (литье)

5

сборка

5

Строительные работы

выполнение

20

Всего


100

б) для объектов электроэнергетики, которые используют энергию солнца:

Элементы местной составляющей

Операции, которые должны быть произведены на территории Украины

Фиксированная доля, %

Поликристалический кремний

производство

32

Слитки монокристалические, мультикристалические или псевдомонокристалические

производство

13

Пластины монокристалические или мультикристалические

производство

7

Фотоэлектрические элементы

производство

20

Фотоэлектрические модули

сборка

23

Строительные работы

производство

5

Всего

 

100

(И так далее. - ЭП)"

Накануне утверждения законопроекта участники рынка были обескуражены. По их словам, эта таблица не дает понимания, что надо делать: набрать 50 баллов из 100 или стремиться к максимуму? Составляющие должны производиться в Украине на 100% или на указанную долю?

В целом позиция игроков рынка заключается не в полном отрицании таких норм, а в их постепенном применении. В частности, речь идет о предоставлении отсрочки для применения части норм, касающихся "местной составляющей", и о более гибком алгоритме предоставления "зеленого тарифа" компаниям, которые выполнили требования не полностью.

"Мы не против "местной составляющей", но она должна быть рациональной - на уровне 30%", - говорит глава представительства EuroCape в Украине Питер О'Брайен.

По мнению Лоик Лерминьо, председателя Западно-крымской ВЭС, необходимо варьировать "зеленый тариф". Например, снижать его для проектов с более низкой "местной составляющей" и повышать - для проектов с более высокой "местной составляющей". Это, мол, будет премией для девелоперов, инвестирующих в украинское производство.

Есть у них замечания и по сублимитам, из которых состоит достижения этих 30-50% "местной составляющей". Например, следует внести изменения, чтобы в списках для различных станций фигурировали именно те части и оборудование, которые могут покупаться в Украине, например, кабели или трансформаторы.

"Закон предлагает унифицировать, что, например, котел имеет фиксированную долю 35%, турбина 25%, строительные работы 40%. Приносишь справку - получаешь "зеленый тариф". Но в такой детализации нуждаются не только котел и турбина", - говорит директор НТЦ "Биомасса" Георгий Гелетуха.

По его словам, необходимо разделить систему газоочистки и золоудаления, трансформаторную станцию, которые производятся в Украине. "В такой редакции мы сможем выполнить требования в пределах 30%", - добавляет менеджер.

Новоазовская ВЭС. Фото Vadim Shamdan

Девелоперы проектов в Украине отмечают, что так быстро выполнить требование локальной составляющей на уровне 50% часто просто невозможно из-за отсутствия производства оборудования или узлов.

"50% - это нереальный показатель. Нереальный сейчас, потому что на рынке присутствует только один производитель промышленных мегаваттных турбин - украинско-немецкое СП "Фурлендер ВиндТехнолоджи", - отмечает менеджер проектов WKN Ukraine Марина Ясницкая.

По ее словам, мощность этого предприятия не может удовлетворить все потребности рынка. Планируется, что 2013 году производство достигнет 50 ветроустановок, а в 2014 году - ста, но "неизвестно, будет ли этот план выполнен".

По мнению участников рынка, введение жестких условий по "локальной составляющей" ставит под угрозу проекты во всех отраслях возобновляемой энергетики. Следовательно, энергетики предлагают отсрочить введение требований для "местной составляющей" на уровне 50% на несколько лет, чтобы производители смогли развернуть производство в Украине.

"Правило "местной составляющей" критическое для всех секторов возобновляемой энергетики. Это ограничивает конкуренцию и создает риски появления монополистов. Кроме того, не хватает производственных мощностей. Наконец, международные организации не могут финансировать проекты с оборудованием и технологиями, которые не имеют "истории", - объясняет директор Европейско-украинского энергетического агентства Елена Рыбак.

Эти структуры часто выступают за то, чтобы поставщиками были известные иностранные фирмы, оборудование которых уже прошло испытания в других проектах. Как утверждает Гелетуха, ЕБРР не даст кредит на украинское или российское оборудование.

"Мы обеспокоены. Через поправки в закон об электроэнергетике частные компании могут просто отказаться от проектов в Украине, и эта отрасль будет развиваться на безальтернативные основе", - говорит советник по вопросам прессы ЕБРР Антон Усов.

Что думают крупные игроки

В пресс-службе ООО "Винд Пауэр", наоборот, считают требования законопроекта №10183 приемлемыми. Документ, говорят там, поможет привлекать финансирование для развития проектов ВЭС и СЭС: проекты станут более прозрачными для инвесторов, а определение "локальной составляющей" не будет зависеть от внешних факторов.

Некоторые участники рынка видят в этом законопроекте недоброе намерение крупнейших игроков. В частности, намекают на предыдущие места работы автора документа.

Игорь Глущенко - депутат от Партии регионов. Начинал трудовой путь на Зуевской ГРЭС-2, в 1996 году стал заместителем директора Зуевской ТЭС-2, "Донбассэнерго". В 2000-2001 годах - заместитель директора "Донбассэнерго", далее возглавлял "Востокэнерго". В парламент попал, оставив НАК "Энергетическая компания Украины".

Открытие первой ветроустановки Ботиевской ветроэлектростанции, "Дтэк". Фото Администрации президента

"Предлагаемые схемы непрозрачны. В них заинтересованы отдельные структуры, которые лоббируют свои интересы. По Глущенко есть заинтересованные стороны, которые стоят за "местной составляющей", - считает председатель правления Украинской ветроэнергетической ассоциации Андрей Конеченков.

Не исключает такой возможности и Гелетуха: "Мы работаем в рыночной экономике, где есть конкуренция за рынки. Если кто-то выходит на рынок, кто-то его теряет. Поэтому это нормальная реакция компаний, работающих в этом же секторе. Их легко отследить и в изменениях законодательству, и в тексте "Энергетической стратегии Украины".

Подливают масла в огонь отдельные крупные игроки. Представитель компании "Ветряные парки Украины" Владислав Еременко заявил, что западные инвесторы потратили время, и для того, чтобы остаться на местном рынке, должны соблюдать законодательство. В компании Activ Solar заявили, что никогда не лоббировали и не лоббируют подобные изменения.

Схожую позицию занимают и в ООО "Винд Пауэр".

"Конкурентные условия для всех игроков в сфере возобновляемой энергетики, в том числе и для "Дтэк", одинаковы. Законопроект не создает каких-либо преимуществ. Заложенные в документ стимулы для развития в Украине точного машиностроения являются сигналами для компаний, которые развивают бизнес в этой сфере. "Дтэк" является энергетической компанией, и интересов в машиностроительном комплексе не имеет", - заверяют в компании.

Этих игроков можно понять: если президент подпишет закон, они под его действие не попадут - на действующие проекты требования по "местной составляющей" не распространяются.

Специфика "зеленого тарифа"

Привлекательность "зеленой" энергетики для крупных компаний объясняется целым рядом факторов. Например, ни в одной стране Европы разница в тарифах между "зеленой" и традиционной энергетикой не составляет пять-десять раз.

Ставки "зеленых тарифов" в странах ЕС и Украине, евро за кВт-ч

Страна

Ветровая энергетика,
On-shore

Ветровая энергетика,
Off-shore

Солнечная энергетика

Биомасса

Гидроэнергетика

Австрия

0,073

0,073

0,29 - 0,46

0,06 -0,16

н/д

Бельгия

н/д

н/д

н/д

н/д

н/д

Болгария

0,07 - 0,09

0,07 - 0,09

0,34 - 0,38

0,08 - 0,10

0,045

Кипр

0,166

0,166

0,34

0,135

н/д

Чехия

0,108

0,108

0,455

0,077 - 0,103

0,081

Дания

0,035

н/д

н/д

0,039

н/д

Естония

0,051

0,051

0,051

0,051

0,051

Финляндия

н/д

н/д

н/д

н/д

н/д

Франция

0,082

0,31 - 0,58

н/д

0,125

0,06

Германия

0,05 - 0,09

0,13 - 0,15

0,29 - 0,55

0,08 - 0,12

0,04 - 0,13

Греция

0,07 - 0,09

0,07 - 0,09

0,55

0,07 - 0,08

0,07 - 0,08

Венгрия

н/д

н/д

0,097

н/д

0,029 - 0,052

Ирландия

0,059

0,059

н/д

0,072

0,072

Италия

0,3

0,3

0,36 - 0,44

0,2 - 0,3

0,22

Латвия

0,11

0,11

н/д

н/д

н/д

Литва

0,1

0,1

н/д

0,08

0,07

Люксембург

0,08 - 0,10

0,08 - 0,10

0,28 - 0,56

0,103 - 0,128

0,079 - 0,103

Мальта

н/д

н/д

н/д

н/д

н/д

Нидерланды

0,118

0,186

0,459 - 0,583

0,115 - 0,177

0,073 - 0,125

Польша

н/д

н/д

н/д

0,038

н/д

Португалия

0,074

0,074

0,31 - 0,45

0,1 - 0,11

0,075

Румыния

н/д

н/д

н/д

н/д

н/д

Словакия

0,05- 0,09

0,05- 0,09

0,27

0,072 - 0,10

0,066 - 0,10

Словения

0,087 - 0,094

0,087 - 0,095

0,267 - 0,414

0,074 - 0,224

0,077 - 0,105

Испания

0,073

0,073

0,32 - 0,34

0,107 - 0,158

0,077

Швеция

н/д

н/д

н/д

н/д

н/д

Англия

0,31

н/д

0,42

0,12

0,23

Украина*

0,11

н/д

0,48

0,13

0,08

* расчет произведен по тарифам ноября 2012 по курсу НБУ на 1 ноября

Мегаватт-час солнечной энергии там стоит в 2-2,5 раза дороже мегаватт-часа, полученного традиционным способом - ТЭС.

Мегаватт-час солнечной электростанции стоит около 3,5 тыс долл, атомный мегаватт - 4,5-5 долл., современной угольной ТЭС - около 3 долл. Но при этом коэффициент использования мощности в СЭС - около 13%, в ТЭС - до 60%, в АЭС - около 80%.

Затраты на производство электроэнергии в Европе, 2010 год

Источник энергии

Затраты на производство электроэнергии,
еєвро за мегаватт-час

Ядерная энергия

107,0 - 124,0

Бурый уголь

88,0 - 97,0

Каменный уголь

104,0 - 107,0

Энергия ветра береговых электростанций

49,7 - 96,1

Энергия ветру оффшорных станций

35,0 - 150,0

Гидроэлектроэнергия

34,7 - 126,7

Биомасса

77,1 - 115,5

Солнячные электростанции

284,3 - 391,4

Источник: Montana Environmental Information Center

По оценке Управления информации по энергетике США, средняя себестоимость 1 кВт-ч, произведенного на современной газогенераторной станции, составляет 6 центов против 21 цента на солнечной электростанции.

К тому же, в Украине есть специфика. Действие "зеленого" тарифа распространяется только на юридические лица. Чтобы получить "зеленый" тариф для объекта генерации, необходимо стать участником оптового рынка электроэнергии и получить лицензию на генерацию.

При этом одинаково сложно получить "зеленый" тариф как для маленького, так и для крупного проекта. Необходимо пройти один длинный путь, что делает его для маленьких проектов экономически необоснованным.

Наряду с этим аналитики подчеркивают, что все игроки рассчитывают на привлеченные средства для развития собственных проектов. То есть принятие законопроекта №10183 усложнило получение финансирования абсолютно для всех участников рынка. Кроме двух вышеуказанных.

Гелиоэлектростанции в Перово. Фото ark.gov.ua

Финансировать же проекты только за свой счет или вкладывать в локализацию производства игроки вряд ли захотят. Поэтому говорить о выгоде крупных игроков на данном этапе сложно. Так, в структуре финансирования Ботиевской ВЭС лишь 35% собственных средств, остальное - привлеченные, сообщили в компании ООО "Винд Пауэр".

С другой стороны, развитие альтернативных источников электроэнергии, так или иначе, требует содействия через "зеленый" тариф.

Это возможно только за счет перекрестного субсидирования. Поэтому быстрый рост мощностей производства электроэнергии из альтернативных источников вполне может привести к росту тарифов для промышленных потребителей и населения.

Поэтому сверхвысокие темпы прироста мощностей из возобновляемых источников могут повредить крупным промышленным группам. Доводить ситуацию до этого они не заинтересованы. Хотя также нельзя исключать их интереса в получении контроля над большей долей рынка альтернативного тока.

Подпишет ли президент принятый закон, станет понятно через несколько дней. Скорее всего, он это сделает.

Возможно, даже есть смысл в том, чтобы "сжать" отрасль. Ибо, несмотря на бум инвестиций, никто в государстве так и не понимает, сколько "альтернативных" мощностей требуется, сколько их можно подключить и в каких областях, и выдержит ли все эти интуитивные эксперименты энергосистема страны.


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!