Ветер перемен: как будет развиваться украинская ветроэнергетика

Ветер перемен: как будет развиваться украинская ветроэнергетика

Мы видим большой интерес к ветряным электростанциям. В сторону Украины смотрит Китай. Ему для старта нужны качественные проекты.
Среда, 3 апреля 2019, 10:08
директор инвестиционно-банковского департамента Concorde Capital

Разница между тарифами для солнечных и ветряных электростанций к 2020 году значительно сократится.

К тому же, в случае принятия законопроекта №8449-д у собственников проектов ВЭС, подписавших предварительный договор продажи электроэнергии, будет возможность реализовывать их с фиксированным "зеленым" тарифом в течение трех лет, у собственников проектов СЭС — в течение двух лет.

Хотя тариф СЭС будет превышать тариф ВЭС, доходность ВЭС в результате изменения тарифов будет сравнима либо выше доходности СЭС.

Предпосылки развития "зеленой" энергетики

Проекты в сфере возобновляемой энергетики начали активно развиваться в Украине несколько лет назад. Катализатором их развития стал высокий "зеленый" тариф на солнечную электроэнергию.

Для сравнения: текущий тариф на киловатт солнечной электроэнергии в Болгарии составляет 11,8 евроцента, в Германии — 8,9 евроцента, в Турции — 6,2 евроцента, в Украине — 15,02 евроцента.

Даже несмотря на постепенное снижение "зеленого" тарифа — до конца 2016 года он составлял 15,99 евроцента, доходность проектов остается привлекательной за счет снижения затрат на строительство СЭС и ВЭС.

Затраты на строительство 1 МВт СЭС составляют 600-700 тыс евро без НДС в зависимости от стоимости подключения, а стоимость строительства 1 МВт ВЭС — 1150-1250 тыс евро без НДС. Это основные причины строительства солнечных и ветряных станций локальными и иностранными инвесторами.

Loading...

Солнце vs ветер

Параллельно с развитием солнечных электростанций инвесторы начали проявлять интерес к энергии ветра. Проекты ветряных электростанций развиваются не такими быстрыми темпами.

В 2018 году в Украине мощность введенных в эксплуатацию СЭС составила 646 МВт, а мощность введенных объектов ВЭС — 68 МВт. В целом 1 января 2019 года мощности ВЭС составляли 533 МВт против 1 510 МВт СЭС.

Это можно объяснить двумя факторами.

Первый — разница в доходности на вложенный капитал и стоимости строительства при более высоких тарифах у СЭС, чем у ВЭС.

Второй — проекты ВЭС более сложные с точки зрения девелопмента и требуют более длительной подготовки. Для старта необходимы замеры скорости ветра от специализированной компании, которые должны проводиться не менее года.

Если рассматривать первый фактор более детально, то видно, что на доходность проектов СЭС и ВЭС влияют три наиболее важные показатели.

Первый — фиксированный тариф. Для солнечных электростанций, введенных в эксплуатацию  до конца 2019 года, тариф за 1 кВт составляет 15,02 евроцента, для ВЭС — 10,18 евроцента. В то же время для станций, введенных в 2020 году, тарифы за 1 кВт для СЭС предусмотрены на уровне 11.26 евроцента, для ВЭС — 9,05 евроцента. Как видим, разница в тарифе между СЭС и ВЭС сокращается.

Второй — выработка электроэнергии на 1 МВт установленной мощности у ВЭС в среднем в два раза превышает показатели СЭС. Это хорошо видно на примере: доля ВЭС по установленной мощности составляет 25% от общей установленной мощности всех СЭС и ВЭС, в то же время за 2018 год ВЭС произвели 52% от общего объема электроэнергии СЭС и ВЭС.

Третий — стоимость строительства 1 МВт мощности. В среднем стоимость строительства 1 МВт ВЭС приблизительно в 1,9 раза выше, чем СЭС.

Если второй и третий показатели относительно стабильны и, скорее всего, не будут меняться, то сокращение разницы в фиксированном тарифе между СЭС и ВЭС с 2020 года приведет к тому, что доходность проектов ВЭС в большинстве случаев будет превышать доходность СЭС.

Помимо этого, в законопроекте "О внесении изменений в некоторые законы относительно обеспечения конкурентных условий производства электрической энергии из альтернативных источников энергии" №8449-д предусмотрено, что ВЭС будут освобождены от "зеленых" аукционов и смогут зафиксировать "зеленый" тариф на три года при условии подписания предварительного договора продажи электроэнергии. Для СЭС этот период составляет два года.

Интерес инвесторов к ветру

Внутренняя норма доходности (IRR) для проектов ВЭС, по нашему опыту, составляет 24-26% в зависимости от условий долгового финансирования. Период возврата инвестиции — пять лет.

На данный момент основным сдерживающим фактором для местных и иностранных инвесторов является отсутствие проектного долгового финансирования либо гарантированной возможности осуществить рефинансирование части затрат проекта после введения в эксплуатацию.

Несмотря на это, многие игроки объявили о планах строительства ветряных электростанций в Украине. Среди наиболее крупных можно отметить проект компании NBT мощностью 250-330 МВт и проект ДТЭК мощностью 200 мВт.

Мы видим большой интерес к ветряным электростанциям и со стороны азиатов. Китайские инвесторы также активно смотрят в сторону Украины, но им не хватает готовых к реализации качественных проектов ВЭС.

Недавно я был в Китае на церемонии IPO одного из крупнейших местных производителей ветровых турбин. Они привлекли средства для строительства собственных электростанций. Китайцы вместе со своими финансовыми партнерами заинтересованы реализовывать проекты ВЭС в Украине.

Основное условие — наличие местного партнера, который внесет проект ВЭС на стадии готовности к строительству в капитал общей компании либо продаст такой проект. Китайская сторона, в свою очередь, берет на себя обязательства по финансированию проекта (капитал плюс долг), поставку оборудования и EPC.

В рамках поездки я также встречался с представителями других китайских компаний, которые интересуются инвестициями в возобновляемую энергетику.

Главные критерии их входа на украинский рынок — наличие качественного проекта ВЭС мощностью от 30 МВт с готовыми замерами, подписанным предварительным договором на продажу электроэнергии и техническими условиями подключения, а также опыт в реализации подобных проектов.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua