"Деофшоризация" по-новому. Чего еще хотят власти?

"Деофшоризация" по-новому. Чего еще хотят власти?

Три госоргана хотят разработать законопроект о "деофшоризации" украинского бизнеса, однако такие законы уже приняты. Каковы реальные цели чиновников?
Четверг, 24 марта 2016, 14:30
Андрей Серветник, партнер компании "Делойт"

На днях появилось сообщение о трехсторонней встрече Нацбанка, ГФС и АМКУ.

По ее итогам ведомства объявили о намерении разработать законопроект о "деофшоризации" украинского бизнеса.

При этом глава НБУ Валерия Гонтарева заявила, что "бизнес должен быть транспарентным", то есть прозрачным, и стране необходимо знать собственников офшорных компаний.

Кроме того, прозвучала ссылка на Base Erosion and Profit Shifting как практику, которой нужно следовать. Каким смыслом регуляторы собрались наполнять свой законопроект, пока непонятно.

В связи с этим важно определиться, какие действия могут быть полезными для Украины, а какие - способны ей навредить.

Итак, для начала - о самом термине "деофшоризация". Он стал печально известным в Украине в последние годы во многом "благодаря" России, где антиофшорное законодательство было принято в конце 2014 года.

Российский подход предусматривал требование о раскрытии конечных выгодоприобретателей - бенефициаров - офшорных компаний, а также применение к доходам таких фирм правил CFC - Controlled Foreign Corporations, в русском переводе - КИК - контролируемых иностранных компаний.

Эти правила предусматривают возможность налогообложения в РФ доходов иностранных компаний, которые полностью или частично принадлежат гражданину РФ или российскому юридическому лицу.

Предположим самый худший сценарий: возможную попытку украинских фискалов скопировать эти методы. Начнем с раскрытия бенефициаров.

Этот процесс - общемировая тенденция. В частности, еще в середине 2015 года была опубликована "Четвертая директива ЕС по борьбе с отмыванием денег" - 4AMLD. Данный документ должен быть конвертирован странами-членами ЕС в правила своих национальных законодательств до 26 июня 2017 года.

В частности, 4AMLD предполагает создание в странах ЕС единого реестра конечных выгодоприобретателей компаний и трастов.

В качестве конечного бенефициара предполагается раскрывать лицо, которое контролирует, в том числе через владение или управление, более чем 25% акций компании. Если по данному правилу установить бенефициара не удастся, в таком качестве потребуется зарегистрировать высшее должностное лицо компании.

Предполагается, что реестр будет доступен широкому кругу лиц. Без ограничений получать информацию смогут финансовые разведки и органы стран ЕС.

Также право доступа для выполнения своих профессиональных обязанностей получат банки, юристы, нотариусы, представители общественности, журналисты, которые смогут доказать свой законный интерес.

Например - предъявить доказательства мошенничества, отмывания денег или финансирования терроризма с использованием соответствующей компании.

Данным категориям лиц может быть отказано в доступе к реестру, но лишь на серьезных основаниях. Например, если есть подозрения, что информацию пытаются получить с преступными намерениями.

Несколько другая ситуация сложилась с трастами. Их данные будут раскрывать лишь в том случае, если их деятельность будет иметь налоговые последствия - ко многим трастам это может быть неприменимо.

Кроме того, общественность не будет иметь доступа к информации о трасте - такие права предполагается оставить только для компетентных органов ЕС, банков или нотариусов.

В Украине такое законодательство действует давно. Согласно ему, украинские юрлица обязаны предоставлять регистратору информацию о конечных бенефициарных владельцах - лицах, которые независимо от формального владения контролируют 25% и более капитала или прав голоса в юрлице.

Данное правило соответствует основным европейским тенденциям. Оно должно привести к раскрытию бенефициаров компаний или трастов, которые владеют украинскими предприятиями. Это не касается дискреционных компаний или трастов, где у бенефициара в принципе нет владения или контроля.

При этом Украина несколько переусердствовала с требованиями к раскрытию информации. В частности, к раскрываемой информации, которая легко становится общедоступной, отнесен домашний адрес бенефициара. С учетом понятных всем обстоятельств эту норму следовало бы изъять из закона.

Еще дальше пошел НБУ, требования которого в отношении раскрытия бенефициарных собственников банков выглядят еще более драконовскими. Они содержат элементы дискриминации в отношении дискреционных трастов.

При этом многие украинские компании игнорируют требования закона, раскрывая в качестве бенефициаров ненадлежащих лиц - номинальных акционеров, которые профессионально оказывают фидуциарные (доверительные) услуги.

Таким образом, непонятно, чего еще хотят власти, говоря о повышении уровня прозрачности. Действующее законодательство регулирует данный вопрос. Скорее всего, нужно бороться за его полноценное выполнение.

Если изменения и необходимы, то лишь для синхронизации процессов с европейскими. Причем не с документами BEPS, которые имеют к данному вопросу косвенное отношение, а с принципами европейских директив по отмыванию денег, в частности, с упомянутой выше 4AMLD.

Теперь о правилах КИК. Если Украина попытается их ввести, это будет серьезной ошибкой, которая может плачевно закончиться для экономики и государства.

Впервые эти правила появились в США. На протяжении всей новейшей истории борьбы с уклонением от уплаты налогов - последние 50 лет - их приняли на вооружение немногие страны, около двадцати.

При этом общим правилом является то, что атакуются доходы компаний в офшорных - низконалоговых - юрисдикциях. Хотя есть и исключение - США, которые интересуются доходами в любой стране.

Идея КИК заключается в том, что доходы иностранной компании должны быть раскрыты ее акционером и облагаться налогом в стране его резидентности вне зависимости от того, выплачены акционеру эти доходы или нет.

В качестве акционера для целей данных правил в разных странах рассматриваются как юридические, так и физические лица. Как уже говорилось ранее, в отношении физлиц данные правила были недавно приняты в РФ.

Проблема данных правил в том, что большинство стран мира их не применяет. С учетом того, что многие государства стимулируют богатых налогоплательщиков из других юрисдикций переселяться к ним, в случае появления КИК в Украине мы вполне можем увидеть новую волну бизнес-эмиграции.

Простой пример - Кипр. Данная страна недавно ввела правило налогообложения так называемых недомицилированных резидентов - людей, которые прибыли в страну менее чем 17 лет назад, но намерены постоянно проживать в ней.

Такие лица смогут полностью избавиться от своих доходов в виде дивидендов, полученных со всего мира. Стоит ли говорить, что правил КИК в этой стране нет?

Она далеко не единственная, куда смогут легко переселиться обиженные властями украинские налогоплательщики. Вряд ли массовое переселение деловых людей пойдет на пользу Украине.

Деловой общественности следует внимательнее следить за действиями фискальных и регуляторных органов. Разумеется, никто не против прозрачности бизнеса и борьбы с отмыванием денег, но любые "деофшоризационные" действия должны быть разумными и соответствовать лучшим мировым практикам.

Вместо того, чтобы изобретать велосипед, следует также уделить внимание полноценному выполнению законодательства о трансфертном ценообразовании. Как известно, львиная доля средств, "вымываемых" в налоговые гавани, проходит по транзакциям, которые регулируются украинскими ТЦО-правилами.

Если мы говорим об изменениях в законодательство, то для начала следовало бы отменить такие "совковые" рудименты как ограничения на инвестирование за рубеж и использование банковских счетов за рубежом.

Иначе ситуация будет выглядеть странно: более-менее современные подходы там, где речь идет об интересах государства, и дикарская дискриминация в отношении граждан Украины.

* * *

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться.

Точка зору редакції "Економічної правди" та "Української правди" може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!