Совладелец клиник "Добробут" Олег Калашников от нас врачи с зарплатой 100 000 идут в госсектор на 20 000. Это нонсенс

Совладелец клиник "Добробут" Олег Калашников от нас врачи с зарплатой 100 000 идут в госсектор на 20 000. Это нонсенс

Об экспансии крупнейшей сети частных клиник, о врачах "предпринимателях", которым выгоднее работать на государство, и о том, почему украинцы платят дважды за "бесплатную" медицину.
Понедельник, 7 июня 2021, 08:50

О ПРОЕКТЕ

"Экономическая правда" вместе с YouTube-проектом "Зе Интервьюер" будет знакомить вас с топовыми бизнесменами и менеджерами страны. Теперь вы сможете не только читать, но и смотреть интервью с самыми влиятельными бизнесменами и управленцами Украины. Смотреть все интервью

ДОСЬЄ

Олег Калашников – совладелец сети клиник "Добробут" и "Борис", генеральный директор медицинской сети "Добробут".

Медицинская сеть "Добробут" объединяет медицинские центры и стационары для взрослых и детей, службу неотложной помощи, стационар для взрослых с центром неврологии, кардиологический центр, клинический центр онкологии, экспертный медицинский центр, центр вертебрологии и стоматологию.

В 2019 году "Добробут" купил медицинскую компанию "Борис". В мае 2020 года "Добробут" присоединила медицинскую сеть Doctor Sam.

Во многих компаниях сети (ООО МЦ "Добробут-неотложная помощь", МЦ "Добробут-поликлиника", МЦ "Добробут-стационар", "Детский МЦ "Добробут", МЦ "Добробут-детство") компании Satumco Limited принадлежат 99%, а ее бенефициарами являются глава Concorde Capital Игорь Мазепа и Олег Калашников.

С апреля 2019 акционером "Добробута" была инвестиционная компания Horizon Capital, но в марте она продала миноритарную долю основным акционерам. По словам Калашникова, он сейчас обладает наибольшей долей компании.

Бизнес-партнером Калашникова был экс-глава президентской администрации Борис Ложкин. Ранее они владели сетью "Люксоптика", которую в 2019 году продали одному из крупнейших мировых игроков на рынке линз, оптического оборудования и очков – французско-итальянском холдингу EssilorLuxottica.

О ЧЕМ ГОВОРИЛИ: 

Почему ушел Horizon Capital? Кто крупнейший владелец "Добробута"? Как коронавирус влияет на сеть и не стали ли клиники зарабатывать больше? Почему врачи уходят из частного сектора в госсектор на меньшую зарплату? О вакцинации, конкурентах "Добробута" и расширении сети.

О выходе Horizon Capital

Horizon мы привлекали для сделки по "Борису". Мы очень долго вели переговоры с "Борисом" о возможном приобретении. Это достаточно дорогое приобретение. Мы не могли его осуществить за счет собственных средств, поэтому попытались привлечь дополнительные ресурсы.

Когда вы привлекаете такой профессиональный фонд как Horizon, то привлекаете не только деньги, а и интеллектуального партнера, который помогает наладить огромное количество процессов и усовершенствовать систему корпоративного управления, который имеет большой опыт бизнеса.

 

Почему разошлись? И у нас, и у Horizon появились разные сроки или горизонты планирования. Эта ниша большая, тут можно расти долго, долго, долго… Инвестиции фондов, как правило, ограничены каким-то сроком. Если они зашли в определенный момент, то где-то через пять лет должны смотреть на выход.

Основная проблема, что я их (Horizon. – ЭП) пытался затянуть в большой срок реализации этой стратегии. Большие инвестиции приводят к достаточно большому риску, и Horizon, как мне кажется, стало не очень комфортно. Мы пришли к выводу, что есть смысл разойтись именно из-за этого.

У нас есть врачи, которые уходят из официальной зарплаты, условно говоря, 100 тысяч гривень на официальную зарплату 20 тысяч гривень. Этого я не могу объяснить. Для меня это нонсенс, но факт остается фактом.

О дефиците докторов

Мы испытываем дефицит хороших докторов. После того как страна стала самостоятельной, государство все время не доплачивает врачам в госсекторе. Это привело к тому, что врачи были вынуждены искать какие-то формы заработка, не совсем свойственные именно врачебной деятельности.

Получилось так, что хороший врач еще является хорошим предпринимателем, а мне бы хотелось, чтобы врач зарабатывал как врач, как специалист. Деньги уже не являются целью, молодежь чуть по-другому мыслит. Понятно, что всех интересуют деньги, болезнь эта никуда не девается, но акценты смещаются.

Средняя зарплата врача в "Добробуте" больше, чем в госсекторе, раза в три, наверное. При этом переманить из государственного сектора я никого не могу.

У нас есть врачи, которые уходят из официальной зарплаты, условно говоря, 100 тысяч гривень на официальную зарплату 20 тысяч гривень. Этого я не могу объяснить. Для меня это нонсенс, но факт остается фактом.

 

О клиентах

Семья, совокупный доход которой составляет хотя бы 2,5 тысячи долларов в месяц, – наш клиент. Большинство из 330 тысяч наших клиентов – киевляне.

К нам приезжают только на какую-то высококлассную медпомощь, на более-менее сложные операции. Сейчас, когда эта история с ковидом, к нам едут из других городов проверить здоровье, провести диагностику, общую проверку.

О конкурентах

Медицинский бизнес очень неструктурированный и сложный. Мне маркетинг-директор запрещает конкурентов называть, потому что это реклама, но я, честно, не вижу в этом проблемы. Это крупные компании – "Оберіг", Medicom.

 

О влиянии кризиса

"Добробут" сейчас, мягко говоря, переживает все намного легче, чем в 2020 году, потому что в 2020 году мы закрывали подразделения. Был запрет на плановую медицину. Мы под него не то чтобы попадали напрямую, но люди откладывали свои обращения к доктору по любому вопросу.

Никто до конца не понимал, во что выльется заболевание, все смотрели эти ужасные кадры из Италии и Испании, все ожидали трупов на улице.

Сейчас заболеваемость высокая, смертность тоже высокая, очень тяжелые формы заболевания, но это не носит ярко выраженного массового характера. Панических настроений у людей нет, хотя причин для них больше. Обращения к врачам сейчас находятся на высоком уровне по всем направлениям.

Все виды бизнеса провалились, "Добробут" – не исключение. Ожидания были достаточно сложные, но к лету, мне кажется, все более-менее наладилось. Я сделал такой вывод: люди не могут долго жить в ужасе.

При таком тотальном дефиците вакцин даже по межгосударственным контрактам к нам вакцины все равно будут попадать по остаточному принципу. Тут проблема даже не в руководстве, а в самом статусе страны.

О вакцинации и ошибках Минздрава

Вакцина – это вопрос очень злободневный.

При таком тотальном дефиците вакцин даже по межгосударственным контрактам к нам вакцины все равно будут попадать по остаточному принципу. Тут проблема даже не в руководстве, а в самом статусе страны.

Сначала вакцины попадают в развитые страны, в первую очередь США, ЕС, Китай, это огромные рынки. Ни одна частная компания в стране не может себе позволить купить большую партию вакцин, потому что рискует их не распродать. Думаю, что это все-таки прерогатива государства.

Очень сложно критиковать руководство Минздрава и страны. Прошлым летом я искренне считал, что кризис позади. Эксперты говорили, что в ноябре-декабре будет кризис. Их прогнозы сбылись, но никто не понимал глубину падения.

В январе-феврале 2021 года у нас не было тяжелых больных, было падение заболеваемости. Я удивлялся, что на фоне европейских новостей, где бушует эпидемия, мы прям вообще. И до нас доехало, и доехало так, что караул.

Этот кризис гораздо больший, чем осенний. Количество заболевших намного больше, они в более тяжелом состоянии, очень много летальных случаев.

 

О бесплатной медицине

Медицина никогда не была бесплатной. Мы платим налоги, платим ЕСВ, куда включена стоимость медицинской услуги. Медицину содержит государство, а бюджет формируется из наших налогов. У нас 330 тысяч уникальных клиентов при наличии, казалось бы, бесплатной медицины. Это же ненормально?

Если бесплатная медицина дает такое качество, значит, что-то не так: или она не бесплатная, или дает не то качество. Иначе к нам бы никто не ходил.

Инвестировав 300 миллионов долларов, мы предполагали, что откроемся во всех областных центрах "клиниками одного дня". В крупных городах будут большие больницы на 10 тысяч квадратных метров, 80-90 коек.

О планах "Добробута"

Мы видим возможности для развития в Украине. Риски очень большие, нужно много денег. Инвестировав 300 миллионов долларов, мы предполагали, что откроемся во всех областных центрах "клиниками одного дня". В крупных городах будут большие больницы на 10 тысяч квадратных метров, 80-90 коек.

Это требует очень больших инвестиций. Мы могли бы охватить территорию с населением 2-3 миллиона человек и получить очень большую клиентскую базу.

Наша стратегия подразумевает присутствие во всех крупных городах. Мы уже начали ее потихонечку развивать. Идем пока от Киева в Белую Церковь. Приобрели помещения и хотим построить клинику. Смотрим на Винницу, во Львове тоже ищем возможности. Каждый рынок очень специфический.

Большие проекты открываем в Ирпене и Броварах. В конечном итоге мы должны присутствовать во всех городах. В моем родном Харькове "Добробут" должен быть уже давно, но это северное соседство меня демотивирует. Особенно с его концентрацией войск, мало ли что оно себе придумает.

На момент конфликта в Донецке у нас был филиал. Мы его полностью потеряли. Туда заехал какой-то отряд какого-то "полевого командира".


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!