Коротко о рынке M&A в Украине: здесь балом правит покупатель

Коротко о рынке M&A в Украине: здесь балом правит покупатель

За последние пять лет на рынке слияний и поглощений сделаны правильные шаги, но этого мало. Очевидно одно: в Украине сейчас рынок покупателя.
Понедельник, 15 июля 2019, 16:30
партнер Aequo

Активность на рынке слияний и поглощений Украины — один из показателей развития страны.

Этот показатель позволяет оценить все: успех структурных реформ, качество работы регуляторов, адекватность правового поля, важность политической стабильности, уровень образования, наличие культуры ведения бизнеса.

По активности инвесторов, по скорости реакции инвестиционных фондов на открывающиеся возможности и по гибкости украинских продавцов опытный юрист сразу может сказать, верное ли направление развития.

Расчет баллов по системе Doing Business — в теории вещь полезная, но с точки зрения своего алгоритма не учитывает ряд практических нюансов. А вот статистика M&A-активности — это конкретные данные.

Даже если эта статистика строится на основе только некоторых данных, то один и тот же подход в динамике сразу показывает реальную картину.

Что удалось увидеть за последние пять лет? Исследование юридической фирмы Aequo вместе с Mergermarket, информационно-аналитическим ресурсом в сфере слияний и поглощений, замерило дно — 2014-2015 годы.

Казалось, так плохо со сделками в Украине еще не было никогда. В 2014 году их количество драматически упало, хотя весь мир показывал обратную тенденцию. Причины в Украине были исключительно локальные.

Например, в США количество сделок и их сумма в этот период били рекорды. В США в 2014 году объемы M&A-сделок в два раза превысили показатели 2010 года по количеству и сумме. В 2015 году общая сумма сделок составила 1 901,88 млрд долл при общем их количестве 5 302. Тенденция сохранилась и в следующие годы с небольшой паузой в 2016-2017 годах. В 2018 году рост возобновился.

Очевидно, что в Украине для остановки движения вниз и выхода хотя бы на средний докризисный уровень потребуются время и системные усилия.

Как быстро вернуть бизнес-активность в страну, где идет война, а национальная валюта девальвировала в три раза? Задача сложная, но реальная. Это же говорит и статистика. Что получилось через пять лет?

1. Количество сделок выросло, но их размеры — еще нет.

После резкого падения в 2014-2015 годах (780 млн долл — сумма всех mergermarket публичных сделок при скромном для размеров страны показателе в штуках — около 60) в 2016-2018 годах наблюдался постепенный рост.

В 2018 году удалось догнать объемы 2013 года по количеству сделок, но суммы сделок в среднем отличались в три раза. Снова стали покупать и продавать, но в разы дешевле. Однако ни война, ни другие дестабилизирующие факторы не заморозили активность. Если есть качественный актив, покупатель найдется.

Loading...


2. Сначала фонды, потом стратеги.

Аппетиты инвестфондов соизмеримы с существующими в Украине рисками.

В 2015 году Фонд развития Украины Джорджа Сороса стал совладельцем датского IT-аутсорсера Ciklum, у которого в Украине — крупнейший офис разработки. Фонд выкупил всю долю, принадлежащую Horizon Capital, и часть доли Торбена Майгаарда, основателя Ciklum.

В следующие годы Dragon Capital и Horizon Capital за счет собранных за пределами Украины фондов продолжали инвестировать в средний сегмент рынка — в ориентированные на экспорт или просто высокодоходные отрасли: ИТ, переработку, логистику, коммерческую недвижимость.

За этот период компания Horizon Capital сделала значимые инвестиции в международную продуктовую ИТ-компанию Genesis, глобальную аутсорсинговую ИТ-компанию Intellias и лидера e-commerce в Украине Rozetka. В 2019 году компания Dragon Capital приобрела долю в Ciklum, став партнером Сороса.

Количество сделок растет, ценник так же привлекателен для покупателя. Традиционно за более смелыми фондами следуют более осторожные стратеги.

3. Иностранные покупатели вернулись, но местные игроки активнее.

Примеры красивых стратегических инвестиций есть.

В 2019 году международная корпорация с южнокорейскими корнями POSCO Daewoo сделала первую инвестицию в Украину: купила 75% зернового терминала в Николаевском морском порту у группы Orexim. Подписывали торжественно в присутствии первого лица страны, ибо этому примеру должны следовать другие.

Успешное завершение в 2018 году истории с агрохолдингом "Мрія"дало правильный меседж. Покупателем стала Саудовская компания Saudi Agricultural and Livestock Investment Co. (SALIC). Объем инвестиции — около 300 млн долл.

Однако таких примеров мало. Иностранные покупатели осторожны, особенно если есть культурные различия. Скорость у них совсем другая, нежели у местных игроков. Исследование подтверждает, что за последние пять лет количество местных инвесторов традиционно доминировало над иностранными.

При этом доля иностранных инвесторов постепенно росла: 32% — в 2013 году, 44% — в 2016 году, более 53% — в 2018 году. Исключением стал 2017 год, в котором локальные инвестиции составили рекордное количество — 75%.

В условиях нестабильного рынка и ландшафта страны только местные игроки могут сохранять скорость, быстро анализируя риски и тенденции. Для иностранных инвесторов важны прозрачность и стабильность.



4. Украинцы редко покупают за пределами Украины.

Украинский покупатель — редкий "зверь" в мире. Объемы инвестиций украинцев за пределами родины резко снизилось в 2014 году: с 34 сделок в 2013 году до 11 в 2014 году. Тем не менее, уже есть постепенная позитивная динамика — 20 в 2018 году, при этом их сумма остается достаточно низкой — 0,5 млрд долл в 2018 году.

Есть хорошие примеры, когда первый игрок в своей индустрии настолько первый, что Украины ему мало. В феврале 2019 года агрохолдинг "Мироновский хлебопродукт" закрыл сделку по покупке словенской Perutnina Ptuj — вертикально-интегрированной компании по производству мяса птицы в Юго-Восточной Европе.

5. Традиционные для Украины отрасли все так же впереди.

Сельское хозяйство и пищевая промышленность, природные ресурсы и ИТ — наши традиционные сильные стороны. Четкую пятерку индустрий-лидеров за пять лет выделить сложно — она меняется от года к году в зависимости от количества сделок или их суммы. Наиболее стабильным является сельское хозяйство, которое лидирует почти каждый год и по количеству, и по сумме M&A-сделок.

Постепенный рост есть в сфере недвижимости, особенно в 2018 году, когда она перегнала аграрный сектор по количеству сделок.

M&A в банковском и финансовом секторах бил рекорды до 2008 года, а потом показал много сделок в 2015-2016 годах в нише проблемных активов. Сейчас активность в этом сегменте небольшая, как и ожидалось после радикальных мер по выведению с рынка неплатежеспособных банков.

FMCG тоже показывает незначительную активность, но для размеров Украины это неудовлетворительно. Вывод — для быстрого эффекта в масштабе страны нужно работать с сильными сторонами, ключевые индустрии требуют больше внимания.



6. АМКУ — основной регулятор на рынке слияний и поглощений.

Комитет стал более активным, умным и открытым. Мы победили популизм застойного периода до 2013 года. После изменения законодательства по одобрению сделок юристы слышат мало нареканий на работу регулятора.

Пороги, при достижении которых требуется обращаться за разрешением, правила применения штрафов, упрощенная процедура и другие новеллы приблизили Украину к цивилизованным странам. АМКУ активно применяет практики ЕС.

Когда иностранные инвесторы видят единообразный подход здесь и где-то в районе Брюсселя, доверия к Украине как государству становится больше.

7. Нужные законы.

Это, пожалуй, самый неоднозначный критерий. В 2014 году страна вышла на старт с реформами по множеству направлений. В "Стратегии-2020", подготовленной в 2014 году, было обозначено 60 ключевых реформ.

Часть удалось сделать. Например, в 2017-2018 годах получилось качественно обновить корпоративное законодательство страны. Было принято несколько ключевых актов: закон об обществах с ограниченной ответственностью, закон о корпоративных договорах, улучшен закон об акционерных обществах.

Комиссия по ценным бумагам обновилась и начала правильные и кардинальные реформы по реанимации фондового рынка в Украине.

Есть часть предстоящих реформ, которые прямо повлияют на поток инвестиций (открытый рынок земли, свободный рынок электроэнергии, приватизация), а часть — косвенно, но от этого они не менее важны (завершение судебной реформы, реформа внутренних органов, прокуратуры, налоговой системы).

Говорит ли это о том, что были сделаны правильные шаги? Безусловно. Значит ли это, что этого достаточно? Конечно же, нет. Гарантирует ли это положительную динамику в будущем? Все зависит только от нас. Пока очевидно одно: в Украине сейчас рынок покупателя и в ближайшее время он таковым и останется.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!