В. о. міністра енергетики Ольга Буславець. Про зв'язки з Ахметовим, переговори із "зеленими" та енергетичну кризу

В. о. міністра енергетики Ольга Буславець. Про зв'язки з Ахметовим, переговори із "зеленими" та енергетичну кризу

Понеділок, 6 липня 2020, 09:15 -
фото дмитра рясного
Глава міністерства енергетики розповіла про свої зв'язки з олігархами, найбільшу енергетичну кризу в країні, проблеми "Енергоатома", реструктуризацію "зелених" тарифів і запуск ринку газу для населення. (рос)

Ольга Буславец – первая женщина-министр энергетики за всю историю Украины. Дань модному гендерному равенству? Нет. Это ощущается с первых минут разговора: из ее ответов видно, что она, с одной стороны, глубоко знакома с предметом, а с другой – часто категорична.

Налицо все признаки принципиального чиновника, но в том-то и дело, что признаки.

Во-первых, Буславец возглавляет министерство с приставкой и. о. Это означает, что ее можно легко снять с должности, а значит, с такой же легкостью координировать ее действия.

Во-вторых, кроме категоричности у министра развито еще одно качество – умение чувствовать ситуацию. Правда, ее оппоненты предпочитают называть эту особенность оппортунизмом.

Во времена президентства Петра Порошенко Буславец легко встроилась в вертикаль министра энергетики Игоря Насалика, который для многих был символом коррупционных инициатив, и едва не стала его заместителем.

Сейчас у нее другая имиджевая проблема: Буславец принято считать креатурой группы ДТЭК олигарха Рината Ахметова.

Тут аргументы сводились к тому, что Буславец, работая в Минэнерго, имела отношение к узакониванию скандальной формулы "Роттердам+" и добивалась льгот для ахметовского "ДТЭК Востокэнерго".

Эта информация доносилась и до президента, который обещал уволить министра, как только получит прямые доказательства обвинений. Что конкретно можно отнести к таким доказательствам, Зеленский уточнять не стал. Зато сама Буславец в описании своих отношений с ДТЭК традиционно категорична.

"Я никогда не была и не являюсь ассоциированной ни с ДТЭК, ни с любой другой компанией. Независимо от того, как сложится дальше жизнь, одним из критериев моей работы всегда будет равноудаленность от всех", – говорит она.

На практике с равноудаленностью у министра сложнее. Почти сразу после ее назначения в жизнь стали воплощаться как публичные, так и не очень "дорожные карты" ДТЭК по "выходу из энергетического кризиса", реализации которых долгое время безрезультатно добивались менеджеры Ахметова.

Впрочем, учитывая вес Ахметова в энергетической сфере Украины, возможно ли в принципе принимать решения, не считаясь с его интересами?

Как Буславец возглавила министерство 

— В вашей официальной биографии есть только информация о том, что вы работали на госслужбе. Где вы работали после окончания университета?

— Я закончила Донецкий государственный технический университет, энергетический факультет. Это было в 1997 году, который был для меня переломным: я вышла замуж, защитила диплом, родила ребенка. В том же году я переехала из Донецка в Киев на постоянное место проживания.

— Как в такой богатый на события год было принято решение о смене места проживания?

— К тому времени муж, он тоже из Донецкой области, уже жил в Киеве. После переезда я первые года три занималась семьей, а на работу вышла в 2001 году. Первый день моей работы был 5 марта, как раз мой день рождения.

Первая работа – это киевское представительство госпредприятия "Поселковые электрические сети "Донецкуголь". В киевском филиале я представляла предприятие в органах исполнительной власти. Сначала была экономистом, потом – на инженерной должности.

Следующим моим местом работы было госпредприятие "Укрэнергоуголь", оно занималось поставками электроэнергии шахтам. Там я работала сначала бухгалтером по сбыту, а потом перешла в службу энергосбыта.

 
"Когда мне говорят, что "ты человек того-то", я сразу вспоминаю наш классический фильм "Иван Васильевич меняет профессию". Вроде того, что мы все чьи-то холопы и мы "чьих-то". Я – "ничьих", я государственный человек
фото пресслужби міненергетики

— Оттуда перешли в министерство?

— Да, это было в 2005 году. В 2004 году была создана НАК "Энергетическая компания Украины", куда из министерства перешло много специалистов.

В Минэнерго оказалось много вакансий, и на одну из них, главного специалиста департамента электроэнергетики, пригласили меня. Уже через год я была начальником отдела энергетических балансов и энергосбытовой деятельности.

Долгое время я работала в департаменте электроэнергетики на руководящих должностях, потом – два года гендиректором директората энергетических рынков министерства, пока в этом году не была уволена министром Алексеем Оржелем.

— Есть информация, что при министре Игоре Насалике вы были его негласным заместителем по электроэнергетике.

— Он подавал меня на заместителя по энергетике в 2016 году, но по каким-то причинам я не прошла согласование.

— Кто вам предложил должность министра?

— Все в энергетической отрасли меня очень хорошо знают, и после моего увольнения в феврале все были в курсе, что я осталась без работы. Многие отраслевики были очень возмущены. У руководителей энергетических предприятий были мои данные, было мое резюме.

Как оно попало к премьеру, а потом в Офис президента, не знаю, но в марте я была приглашена на собеседование.

— Собеседование у премьера или президента?

— Сначала у премьера, потом у президента.

— Какие вопросы вам задавали?

— Профессиональные, в первую очередь. Как я вижу состояние энергетики, как я вижу выход из кризиса.

— Я не зря спросил о том, что вы были фактическим заместителем Насалика. Говорят, в тот период вы были человеком, который закрывал в министерстве всю электроэнергетику.

В том числе вы проводили селекторные совещания, на которых якобы и познакомились с Денисом Шмыгалем в качестве директора Бурштынской ТЭС. Так ли это?

— К сожалению или к счастью, но нет. Как правило, на селекторах присутствуют технические директора объединений. Бурштынская станция входит в "Западэнерго" и на селекторах докладывал технический директор "Западэнерго". Поэтому со Шмыгалем я не пересекалась до занятия им должности премьера.

— Ни разу.

— Ни разу. Хотя когда я уже была назначена, Денис Анатольевич вспомнил: "Мне говорили, что если будет Буславец на селекторе, то нужно быть готовым к любым вопросам". Потому что я очень требовательна ко всем и к себе в первую очередь.

— Почему вы и. о.? Почему парламент не согласился проголосовать за ваше назначение?

— Первый раз, когда выносили мою кандидатуру на голосование, 30 марта, я была в зале, и для меня было неожиданным развитие событий, когда это предложение отозвали. Я и сегодня до конца не знаю, что именно происходило.

Думаю, так было нужно для чего-то. Потому что были очень непростые законопроекты на повестке дня. У меня есть какое-то свое видение, но я не думаю, что его нужно озвучивать.

— Говорят, когда министр находится в статусе и. о., им гораздо легче управлять.

— Можно относиться к этому по-разному. "Проголосованные" министры более зависят от мнения депутатов, потому что они могут быть отозванными.

В статусе и. о. действительно есть ограничения с точки зрения принятия решений на заседаниях Кабмина: я не голосую, я не являюсь членом правительства в полном объеме как в статусе министра. В то же время, пожалуй, я меньше завишу от того, как депутаты воспринимают те или иные действия.

— Сколько раз с момента вашего назначения звонили телефоны, которые находятся у вас за спиной?

— Мы по этим телефонам общались только с двумя людьми: премьер-министром и секретарем Совета национальной безопасности и обороны, когда возникали вопросы, требующие их вмешательства.

О симпатиях ДТЭК, "людях Ахметова" и детекторе на олигархов

— О вас есть разные отзывы. Один из них заключается в том, что четыре года назад в статусе рядового сотрудника Минэнерго вы имели славу человека, симпатизирующего ДТЭК. Можете объяснить, почему вас так воспринимали?

— Когда мне говорят, что "ты человек того-то", я сразу вспоминаю наш (советский. – ЭП) классический фильм "Иван Васильевич меняет профессию". Вроде того, что мы все чьи-то холопы и мы "чьих-то".

Почему возникло такое мнение, мне не понятно. При Насалике я была неголосующим директором в совете Оптового рынка электроэнергии, который объединял всех участников и субъектов рынка для принятия тех или иных решений.

Почему я вспомнила об этом? В определенные периоды, когда те или иные финансовые группы генерировали идеи, которые могли бы дать им приоритет и плохо отразиться на других, я всегда занимала очень принципиальную позицию.

У меня было два очень сложных момента с компанией ДТЭК, когда доходило буквально до неприятных ситуаций.

Один из вопросов – желание компании ДТЭК продавить решение о приоритетности сжигания угля марки Г, который добывается преимущественно на предприятиях ДТЭК. Это было после разделения территории Донбасса, когда у нас не стало своего антрацитового угля. Поверьте, тогда были очень жаркие дискуссии.

Второй вопрос возник, когда компания ДТЭК противостояла "Донбассэнерго" по поводу минимального состава энергогенерирующего оборудования. Они хотели защитить свою тепловую генерацию с точки зрения регулирования и получения дополнительных платежей за установленную мощность, за разгрузки.

Я – "ничьих", я государственный человек, у меня государственное мышление и государственные подходы.

— Давайте поставим в этом вопросе точку. "Роттерам+" – адекватная формула или нет?

— Когда постановление, которое разрабатывал регулятор, заходило в Минэнерго для согласования, за этот вопрос отвечал департамент финансово-экономической деятельности, даже не мой департамент электроэнергетического комплекса.

Меня привлекали с точки зрения того, что я согласовывала прогнозный физический баланс электроэнергии по своим функциональным обязанностям, а эти объемы ложились в эти формулы для расчета оптовой рыночной цены. Поэтому то, что "Буславец там что-то утвердила или согласовала", как вы понимаете, это полный блеф.

Что касается того, правильная формула или нет, я могу сказать: ни у регулятора, ни у министерства не было полномочий устанавливать какие-то цены на уголь. Это вообще противоречит любой здравой логике и рыночным отношениям.

— Но рынка ведь нет.

— Рынка нет, но поскольку регулятору нужно было на основании чего-то расчетно закладывать какие-то затраты тепловой генерации, Дмитрий Вовк по каким-то международным практикам предложил эту формулу. Я считаю, что это не плохо и не хорошо.

Это способ ориентироваться на индикативные цены с целью заложить определенные затраты тепловой генерации. Впоследствии они совершенно по-другому отражали оптовую рыночную цену, исходя из структуры производства и удельных расходов топлива, потому что они зависят от режимов работы тепловой генерации.

— Еще одна характеристика, которую можно услышать о вас от участников рынка, звучит так: жесткий и хороший организатор, но не любит принимать решения, пока не поймет, куда дует ветер.

Имеется в виду, что вы конъюнктурны. История с "Роттердам+" – не тот случай, когда вы понимаете, что наверху решение уже принято, и нет смысла ему сопротивляться?

— Я соглашусь с первой частью характеристики, потому что она объективна. Так меня на самом деле воспринимают и даже больше. Наверное, я бы не смогла руководить "мужской" отраслью, если бы я была другой.

Со второй частью не очень соглашусь. Будучи сейчас на политической должности, для меня очень сложно быть политически конъюнктурной. Я в большей степени чувствую себя профессиональным человеком. Буду отстаивать те вещи, в которых уверена.

— Вопрос немного глубже. Не будет ли Буславец вести себя аналогично тому, как она вела себя на средней должности в министерстве?

— Когда у меня были собеседования на высоком уровне, мне задавали прямой вопрос по поводу моей заангажированности. Я уже проходила детектор лжи, мне задавали самые неудобные вопросы, в том числе и знакомство с олигархами, связи с олигархами, делала ли я какие-то действия, которые бы лоббировали чьи-то интересы.

Я успешно прошла детектор лжи. Эти данные были представлены руководителям, которые принимали решение.

— Когда в последний раз вы встречались с Игорем Масловым (длительное время занимал руководящие должности в компаниях Рината Ахметова. – ЭП)?

— С Масловым мы общаемся регулярно, он советник премьер-министра.

— Его называют своеобразным мостиком связи с ДТЭК.

— Как-то глупо и смешно выглядит. Если есть желание с кем-то контактировать, такие сложные связные не нужны.

— Статус советника, которым обладает Маслов, дает ему больше свободы, чем любому должностному лицу.

— Мне некогда с кем-то встречаться где-то, кроме своего кабинета. Меня, к сожалению, даже семья не всегда видит в выходные. Я встречаюсь с разными людьми, я открыта ко всем участникам процессов рынков энергетических и угольных сфер.

Даже, может быть, с самыми одиозными людьми могу встречаться, если встреча с ними приведет к тому, чтобы сделать правильные шаги и решить какую-то проблему.

 
фото пресслужби міненергетики

— Когда была последняя встреча с Масловым и какой был ее предмет?

— Мы встречаемся практически каждое утро. В этом кабинете. Один на один, как правило, не встречаемся. Есть еще мой заместитель Юрий Бойко, он занимается многими вопросами по энергетике. С ним мы заходили вместе в министерство, он был первым назначенным замминистра.

Я очень давно его знаю, он был заместителем директора "Энергорынка". Мы обсуждаем свои энергетические вопросы, какие планы на день, какие срочные, какие не очень. 

— Какую кандидатуру вы предлагаете на должность угольного замминистра?

— Интересный вопрос, потому что это тот "зам", который мне нужен чрезвычайно. В угольной отрасли очень много проблем.

— Назовите предлагаемые вами фамилии.

— Я не могу назвать фамилии, это будет некорректно, поэтому не отвечу на этот вопрос. В угольной отрасли есть много профессиональных людей, но это такая сфера деятельности, где каждый человек с кем-то ассоциируется.

Поэтому не так легко найти "зама", который был бы нейтрален с точки зрения восприятия и был эффективен с точки зрения вызовов. Рассматриваются две кандидатуры, потому что предыдущие не прошли спецпроверки. Их просто отклонили.

— Одним из тех, кто не прошел, был Алексей Козлов?

— Я Козлова не подавала. Он был у меня на собеседовании, мне его рекомендовали из разных источников. Мне показалось, что здесь больше нужен управленец и кризисный менеджер, нежели человек, презентующий какие-то стратегии.

— Расставьте по приоритетности с первого по третье место кандидатов в угольные "замы": Виталий Довгаль, Сергей Дяченко, Владимир Бабченко.

— У каждого есть масса плюсов и какие-то минусы, с которыми можно считаться. Я не хотела бы расставлять приоритеты или отдавать кому-то предпочтения, поскольку с этими людьми я познакомилась на собеседованиях.

Скажу вам честно, что иногда на этих собеседованиях я прислушиваюсь к своей интуиции, потому что очень хорошо чувствую людей. Я рождена под знаком рыб, это очень интуитивные люди, меня эта интуиция очень часто спасала и оберегала, поэтому благодарю Бога, что она у меня есть.

Мне показалось, что эти люди способны на решение поставленных задач. Но я не работала с ними настолько плотно, чтобы дать им оценку либо приоритезацию с точки зрения профессиональных качеств.

О балансе, убытках "Энергоатома", меморандуме с "зелеными" 

— Перейдем к кризису в энергетике. Что изменилось после вашего назначения?

— Когда я пришла, было очевидно, что кризис инерционно набирает обороты, и ситуация будет усугубляться даже после того, как я приступлю к работе.

Мы понимали, что без комплексных решений министерства, регулятора и депутатов решить проблемы будет невозможно. В первую очередь, нужно было убрать профицит генерации на рынке, чтобы не просаживались цены.

Нужно было пропорционально ограничить всю генерацию таким образом, чтобы обеспечить надежность работы энергосистемы, но при этом не нарушить процессы, связанные с технологической безопасностью.

Это вызвало много критики, было много спекуляций на тему дешевой атомной генерации, которую ограничивают. Поверьте, в условиях кризиса, когда нужно принимать непопулярные меры, это было самое правильное решение. Это было сделано, в том числе, во благо "Энергоатома", который своим профицитом генерировал убытки.

— Вы считаете, что решение по пересмотру прогнозного баланса было сбалансированным?

— Обязательно. Это было необходимое решение с технической и экономической точек зрения.

— Вас критиковали за то, что прогнозный баланс был принят в пользу тепловой генерации и "зеленых" (ДТЭК по результатам 2019 года контролирует 63% производства тепловой генерации, 90% добычи энергетического угля и 25% производства генерации из ВИЭ. – ЭП).

— Это необъективно. Потребление сократилось на 10% и в таком же объеме сократилась генерация на атомных и тепловых станциях.

— Можете тогда прокомментировать этот график?

 
Гегерація електроенергії на АЕС за чотири місяці впала з 10 700 МВт-год до 7 000 МВт-год, на ТЕС – зросла з 4 500 МВт-год до 5 000 МВт-год, на "зелених" станціях – з 1 000 МВт-год до майже 1 500 МВт-год
джерело: saveecobet

— Да, давайте. И что?

— Здесь четко видно, кто выиграл, а кто проиграл от пересмотра баланса: падение атомной генерации, рост тепловиков и "зеленых".

— "Зеленым" мы должны оплачивать независимо от того, вырабатывают они электроэнергию или ограничены. Так говорит закон. Что касается атомных станций: видите, насколько больше "зеленки", ее кому-то нужно балансировать.

— Это отдельная проблема.

— Это ключевая проблема. У нас энергосистема перегружена базовыми мощностями, базовые нагрузки 55% нашей генерации – это "атомка".

Что касается процентных соотношений, то все расчеты по прогнозному балансу производила "Укрэнерго". Министерство только потом подписывается под этим балансом. Было согласование с "Энергоатомом", который согласился на эти величины. Только после этого физический баланс согласовывали и утверждали в министерстве.

Этот документ был тщательно изучен и согласован, к нему в принципе не должно быть вопросов. Все, что происходило в прессе, с моей точки зрения, это использование выдернутой информации для искажения реальной ситуации.

— Если вы считаете, что баланс учитывает интересы всех участников рынка, то зачем "Энергоатом" берет этот позорный кредит для выплаты зарплат?

— Потому что ситуация на рынке искажена, регулятору нужно пересматривать правила. За последние месяцы перед моим назначением было слишком много случаев административного вмешательства в рынок.

Вы вспоминали про Андрея Геруса, я вам напомню об открытом импорте из России и Беларуси по двусторонним договорам еще осенью. Это уже тогда начало качать ситуацию.

— Герус объясняет это…

— Очень красиво было сказано, что это сделано для конкуренции. Можно, наверное, все что угодно красивой оберткой завернуть, но это не та история.

Я могу вам точно сказать, что тот 1 млрд кВт-час электроэнергии из РФ и Беларуси – это 500 тыс тонн несожженного угля, незагруженные угольщики, тепловая генерация. Это неполученные налоги и невыплаченная зарплата.

— Каким был объем импорта от общего объема потребления за тот период?

— Это небольшой объем, но он пошел на двусторонние договора. Изначально в законе импорт из тех государств мог заводиться исключительно на биржу.

Когда позволили эту электроэнергию продавать на двусторонние договора, то этот потребитель не пришел на биржу, и поэтому замыкание цены получилось на более дешевые блоки, понимаете?



— Решения по инициативе Геруса – это работа в интересах группы "Приват" или против группы ДТЭК?

— Я не хочу давать оценку, против кого или за кого. Я выступаю за то, чтобы для всех участников рынка были понятные рыночные правила, без преференций.

— В начале мая ГБР начало расследование по поводу ограничения выработки электроэнергии на атомных станциях. Что происходит с этим делом? Ваших сотрудников вызывали на допросы?

— Вызывали людей из "Укрэнерго", ответственных за формирование баланса. Вызывали тех, кто присутствовал на ремонтной комиссии и утверждал ремонтную площадку, в том числе "Энергоатома", исходя из технического состояния и загруженности блока.

Я так понимаю, что следующим шагом будет выемка документов. Мне абсолютно нечего скрывать. Все законодательные акты были выполнены, все было сделано по процедурам, я полностью несу ответственность за действия, под которыми подписываюсь.

— Вопрос по поводу отдельных пунктов "зеленого" меморандума. Тариф урезается для всех СЭС, а для ВЭС – только для построенных после июня 2015 года.

— У нас есть еще дополнительный "прайскеп" для "солнца", которое было построено в 2013 году и имело самый большой тариф. Некоторые станции, которые работают уже семь лет, имеют тариф 46 евроцентов, а это почти 14 грн за кВт-ч. Мы предложили "прайскеп" 22 евроцента.

— Вопрос касался "ветра". С чем связано такое исключение?

— Там были уже реструктуризированные станции, речь идет о так называемых клюевских станциях.

Когда там позже строились объекты, была не просчитана стоимость, сколько станция отработала, сколько средств было возвращено, чтобы более взвешенно подойти к срокам строительства, мощности станции, одинаковой возможности возврата инвестиций.

В этих расчетах и переговорах принимали участие все: начиная от инвесторов и ассоциаций, объединяющих этих инвесторов, и заканчивая людьми, которые занимаются моделированием.

— Около 50% мощностей, построенных до июня 2016 года, и в отношении которых действует это исключение, принадлежат ДТЭК Рината Ахметова.

— Я не анализировала, что кому принадлежит.

— Еще важный момент: с 1 августа 2020 года строить "солнце" можно будет только в случае участия в аукционах, а "ветру" разрешено строиться без ограничений до 2023 года.

— По строительству "солнца" мы перевыполнили все возможные планы, у нас "солнца" настолько много, что его нечем балансировать. Поэтому инвесторы согласились, что мы останавливаем строительство "солнца".

Что касается "ветра", технология строительства ветряных станций гораздо тяжелее, чем "солнца". Там заранее заказываются турбины, которые изготавливаются не у нас в стране, и весь процесс занимает гораздо больше времени.

Сегодняшним законодательством на строительство "ветра" предполагалось три года, поэтому мы исходили из того, что "ветер", который уже начали строить, нужно достроить. По расчетам, его не будет больше 800 МВт. Это небольшая величина. По самым оптимистичным оценкам, до 2023 года может быть построен 1 ГВт мощности.

— То есть достроятся только те, у кого есть готовые проекты?

— Не только есть проекты, а которые уже начали строительство и сделали соответствующие заказы на заводах.

Можете назвать эти компании?

— Поскольку есть оценка предполагаемой мощности, то есть понимание, кто построится.

— Крупнейшие – это ДТЭК Ахметова (575 МВт) и "Виндкрафт" Стурена-Хорошковского (500 МВт).

— Если вам интересна детальная информация, кто туда попадет, то ее можно запросить у главы ветроассоциации Андрея Конеченкова либо у Александра Мартынюка, который возглавляет директорат Электроэнергетического комплекса.

У меня нет с собой этих данных, но, по большому счету, это никакой не секрет.

— По последней информации, не все инвесторы согласились на "добровольную" реструктуризацию.

— Да, согласились не все. Например, ассоциация Игоря Тынного, которая объединяет именно солнечные станции.

 
"У нас "солнца" настолько много, что его нечем балансировать"
фото пресслужби міненергетики

— Это означает, что угроза обращений в международные арбитражи сохраняется?

— На самом деле, они еще открыты, они еще думают. Мне кажется, что будут ждать голосования за законопроект, который был разработан на основании меморандума.

Думаю, еще многие смогут присоединиться к этому меморандуму, потому что судиться – недешевое удовольствие. Лучше иметь понятные правила игры.

Это же не только инвесторы шли на уступки, государство взяло на себя обязательство, что реструктуризирует долг и будет обеспечивать выполнение всех законодательных актов с точки зрения текущей оплаты.

— Месяц назад ЭП опубликовала внутренний план ДТЭК по лоббизму, о котором вы, наверное, знаете.

— Я вообще не знаю ни о каком внутреннем плане ДТЭК, почему я об этом должна знать?

Он во многом дублирует антикризисный план Кабмина.

— Вы знаете, я достаточно занятой человек, который даже не может уделить минимальное количество времени семье, не то, чтобы читать все публикации. Я про этот план не знаю.

Там указан перечень мероприятий, которые нужно провести через госорганы, в том числе через Нацкомиссию по тарифам, "Укрэнерго" и Кабмин. Этот план, по нашим данным, разрабатывался в ДТЭК, и компания в своей реакции на статью не опровергла наличие такого плана.

— Наверное, у компании есть план. Безусловно, они же анализируют свою работу и происходящее на рынке, как и любая другая компания.

Там расписано, какие решения надо принять, в каком кабинете, когда их необходимо подать. Также используются формулировки вроде "принять участие в обсуждении на совещании", к которым не должно быть доступа у представителей частных компаний.

— Я ничего не слышала об этом плане, но могу сказать, что любая энергетическая компания, которая давно и системно работает на рынке электроэнергии, очень хорошо осведомлена о процедурах, которые должны проходить.

Когда они оценивают процессы, которые происходят на рынке, они могут оценить, какие необходимы решения для того, чтобы эту ситуацию сбалансировать.

О новом рынке газа 

— Готова ли Украина к отмене ПСО и запуску рынка газа для населения?

— Действительно, это решение было принято. Обязательства по поводу открытия рынка газа для населения прописаны в меморандуме МВФ. Министерство делает все шаги для того, чтобы этот переход был правильным и безболезненным с точки зрения надежной поставки газа населению.

Для этого должен быть выбран поставщик "последней надежды", который "подхватит" любого потребителя, у которого такого поставщика не окажется. 24 июня на заседании Кабмина было принято постановление, которое вносит изменения в критерии отбора поставщика "последней надежды".

Во вторник была проведена комиссия и будет оглашен конкурс на этого поставщика. По процедурам, для проведения этого конкурса нам необходимо будет десять рабочих дней. До 1 июля мы, скорее всего, не успеем.

Учитывая это, думаю, будет стоять вопрос о перенесении, как минимум, на месяц отмены ПСО с целью выбора поставщика "последней надежды" (такое решение уже принято. – ЭП).

— У вас недавно был эфир на телеканале "Интер" – то, что принято называть теплой ванной.

— Не недавно. Это было уже давно. Уже забыла когда. Я вообще по эфирам не хожу.

— После этого на сайте Минэнерго появился проект постановления о повышении норм потребления газа для потребителей без счетчиков. Позже он оттуда исчез.

— Хороший вопрос, я вам благодарна, что вы его задали. Чтобы вы четко понимали, действительно были вывешены нормы газа, которые мы предлагаем урегулировать по одной простой причине.

Те нормы, которые действовали до этого, занижены. Они были приняты, наверное, из политической целесообразности и попытки социально понравиться людям. При этом за последнее время уже четыре раза суды отменяли эти низкие нормы и возвращали предыдущие, которые в два-три раза выше.

Я считаю недопустимой ситуацию, когда все время это происходит. Эти вопросы так или иначе нужно будет урегулировать. Единственный момент – эти решения нужно принимать в комплексе. У нас 25% потребителей не оснащены учетом по объективным или субъективным причинам.

Объективные – там, где маленькое потребление, нецелесообразно ставить индивидуальный учет. Необъективная причина – там, где из-за заниженных норм, даже когда в свое время установили счетчики, а потом отдавали их на поверку, невыгодно было возвращать этот учет, поэтому выгоднее потреблять по заниженным нормам.

— Почему проект постановления исчез с сайта?

— Было принято решение, что будет подаваться весь пакет документов, который регламентирует и оснащение газовыми счетчиками, и что делать с внутридомовыми счетчиками, какой у них должен быть статус для расчетов. Вместе с премьер-министром было принято решение о необходимости наработать весь пакет документов.

— Вы упомянули о решениях судов, которые отменяли эти нормы. Последнее появилось недавно. Правильно ли понимать, что с 1 июля около полумиллиона потребителей без счетчиков получат платежки с новыми цифрами?

— К сожалению.

— Им уже стоит готовиться к повышенным платежкам или этот вопрос будет как-то урегулирован?

— Мы отрабатываем, как урегулировать этот вопрос, чтобы не было негативного влияния решения суда. Идут наработки в рамках работы экспертного совета, созданного в министерстве. После этого будем рассматривать его предложения и принимать решения.

— Это очередное постановление, которое опять будет два года в судах?

— Возможно, мы успеем все урегулировать комплексно пакетом документов.


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!