"Три роки на милицях": чи зможе Україна повернутися на зовнішній борговий ринок

"Три роки на милицях": чи зможе Україна повернутися на зовнішній борговий ринок

Вівторок, 7 лютого 2017, 09:30 -
minfin.gov.ua
Мінфін планує в 2017 році вийти на зовнішні ринки запозичень. Останній раз Україна випускала євробонди без політичних домовленостей у квітні 2013 року. (Рос.)

За стенами Минфина звучит много скепсиса в отношении будущего госфинансов.

Все чаще в кругах финансистов говорят о вероятном дефолте Украины в 2019 году, когда на Украину придется ближайший пик внешних и валютных выплат по госдолгу или, как минимум, новой реструктуризации.

Оптимизм сохраняет разве что министр финансов Александр Данилюк. Он верит в продолжение сотрудничества Украины с МВФ и считает, что Киев может выйти на внешний рынок заимствований в 2017 году.

ЭП решила узнать у финансистов, сможет ли Украина в 2017 году обойтись на долговом рынке без внешних поручителей, и что из этого может выйти.

"Мы планируем выйти на внешний рынок заимствований в 2017 году, но это не будет большая сумма. Это, скорее, для того, чтобы дать сигнал: мы присутствуем на рынке", — заявил в понедельник Александр Данилюк.

По его словам, сумма заимствования может составить 500 млн долл, но время окончательного решения по этому вопросу нет. Такая осторожность в высказываниях министра вполне закономерна.

Последний раз Украина выпускала евробонды без политических договоренностей в апреле 2013 года. Этому выпуску предшествовал известный полет в США на переговоры к частным инвесторам пары приближенных к "семье" Виктора Януковича финансистов — Сергея Арбузова и Юрия Колобова. Тогда Украине удалось выпустить десятилетние бонды под 7,5% годовых.

После этого займы были исключительно "политическими", в том числе и скандальный займ на 3 млрд долл в конце 2013 года от РФ, который был оформлен через покупку евробондов на Ирландской фондовой бирже.

После Революции достоинства Украина выпускала евробонды под гарантии правительства США. После смены хозяина Белого дома на такую поддержку украинский Минфин, похоже, рассчитывать не может.

Все, что остается, — выдавить максимум из пока еще действующей программы МВФ и попытаться вернуться на рынок внешних заимствований.

В противном случае Украину уже скоро может ожидать необходимость новой реструктуризации внешних долгов.

Согласно программе с МВФ, которую подписала Наталья Яресько в начале 2015 года, Украина должна войти в 2018 год с 28,5 млрд долл в ЗВР, а по итогам 2018 года и вовсе накопить 35 млрд долл.

Учитывая, что сейчас в резервах лежат 15,5 млрд долл, вряд ли можно говорить, что резервы к 2018 году достигнут хотя бы показателей начала 2013 года. При этом на 2019 год приходится пик долговых выплат. Только по внешним долгам Украина должна будет выплатить не менее 6 млрд долл.

"Спустя три года топтания на месте Украина вернулась даже не в исходную точку, а ушла далеко назад: мизерные ЗВР, отрицательный торговый баланс, да и весь платежный баланс еле-еле выходит в ноль, полнейшее отсутствие реформ, периодические попытки гривни сорваться в очередную яму, мертвая экономика и покупательская способность стремительно нищающего населения — все это требует поисков источников валюты.

Тем более, что, судя по всему, благосклонность МВФ тает, и вероятность получения новых траншей без реформ также стремительно уменьшается. Поэтому желание выйти на рынок внешних заимствований через евробонды вполне понятно", — говорит финансовый аналитик Иван Угляница.

В то же время, по его словам, на рынке есть покупатели практически любого риска, поэтому Украина вполне может осуществить небольшой выпуск на три-пять лет. Правда, рассчитывать на интересные условия вряд ли возможно, полагает эксперт.

"Индикатором можно считать недавний выпуск "Кернела" и существующий выпуск Украина-22, которые торгуются примерно на одном уровне — 8,4%", — подчеркивает Угляница.

Схожего мнения придерживается и руководитель аналитического департамента Concorde Capital Александр Паращий.

"Одолжить всегда могут — вопрос только в том, по какой ставке. Например, сегодня пятилетние еврооблигации Украины торгуются по условной ставке 8,5%, что не очень-то и дешево. При размещении новых облигаций (при прочих равных), ставка может быть и выше", — говорит аналитик.

По его словам, фактором, повышающим ставку, может послужить скромная сумма выпуска, всего 0,5 млрд долл, и обстоятельства, которые могут настораживать международных кредиторов, например, списание еврооблигаций Приватбанка.

"Также успех привлечения, насколько я понимаю, оно планируется на второе полугодие 2017 года, будет зависеть от продолжения программы с МВФ. Без программы, без позитивного отклика от МВФ такое привлечение обойдется очень дорого",  — добавляет Паращий.

Член Украинского общества финансовых аналитиков Виталий Шапран считает, что 2017 год — не лучшее время для займов, поскольку также есть фактор роста ставки ФРС.

"Если десятиледние казначейские обязательства казначейства США торгуются на рынке от 2,5% и они продолжают расти, то этот рост заставляет страны с меньшим кредитным качеством предлагать большую премию за риск", — отмечает Шапран.

"Если Минфин отважится идти на этот рынок без "костылей от Госдепа", я уверен, что это могут быть лишь небольшие суммы, чтобы Украина формально вернулась в строй правительств с развивающихся рынков, которые занимают деньги на мировом рынке, — говорит аналитик.

В то же время с ростом проблем в развивающихся странах увеличивается и спрос на заимствования. В 2016 году развивающиеся страны выпустили около 506 млрд долл облигаций в твердой валюте по сравнению с 382 млрд долл в 2015 году.

В 2017 году уже выпустил облигации на 4 млрд долл (пяти-, десяти- и 30-летние бумаги) Египет, который можно сравнить с Украиной как минимум по объему долга к ВВП — 92,3% Египта против 78,2% Украины.

"Доходности по Египту все равно ниже в виду многих причин. Однако это, скорее, иллюстрация к тому, что и на такой уровень риска есть неплохой аппетит, поэтому Украина вполне может провести это размещение.

В целом, вопрос, скорее, в том, что это всего лишь небольшой технический, можно даже сказать, операционный момент, который не решает никаких проблем, а только покупает немного времени", — констатирует Угляница.

Реклама:
powered by lun.ua