Чому недержавний пенсійний фонд повинен бути неприбутковим

Чому недержавний пенсійний фонд повинен бути неприбутковим

Чому фінансово безграмотно і економічно невиправдано позбавляти НПФ статусу неприбуткової організації.(Рос.)
Вівторок, 21 лютого 2017, 15:00
КУА "АРТ КАПІТАЛ Менеджмент", керуючий активами

После публикации в "Экономической правде", возникла небольшая внутренняя дискуссия среди профи по поводу того, почему негосударственный пенсионный фонд должен быть неприбыльной организацией?

Ведь прибыль то он получает. Если вкладчик является одновременно и участником, то это практически идентично осуществлению инвестиций инвестором. Почему же тогда не взять с него налог на прибыль?

В этой полемике я держал сторону того, что НПФ действительно должен быть неприбыльной организацией. И мои аргументы таковы.

Ось "вкладчик – участник"

Только процентов 15 от взносов в НПФ – это розница, взносы от физических лиц в свою пользу или пользу родственников. Всё остальное, это ситуации, когда платит вкладчик (работодатель) в пользу участников (работников).

По своей природе, это, как и в прочих неприбыльных организациях, когда сдают членские взносы или "десятину" - одни, а выгоду от этого получают – другие. Что-то есть неестественное и противоприродное в том, чтобы брать налог со взносов субъектов, которые не воспользуются ими, с  тех доходов, которые будут получены с этих взносов.

Тут есть и налоговая компонента несправедливости. Участник - конечный получатель пенсии, будет платить налог с получаемой пенсии в будущем. Если сейчас брать налог на прибыль, значит, потом нельзя будет брать подоходный налог.

Потому проще оставить всё так, как есть. И не потому, что нет особого смысла играть во временные налоговые "пятнашки". Против налога на прибыль с НПФ выступают и более серьёзные факторы.

Ось "учредитель фонда - участник"

По Википедии – некоммерческая деятельность и есть ключевой признак неприбыльной организации. Любая прибыльная организация получает прибыль от хозяйственной, финансовой и инвестиционной деятельности с целью ее распределения между учредителями предприятия. В НПФ же учредители фонда по закону не имеют право получать ни копейки с активов и доходов фонда.

То же самое касается и вкладчиков, которые действуют в пользу участников. И коль вкладчики и учредители не имеют никакой выгоды с вложений, то и брать с их взносов и полученной на них прибыли налог, в корне не верно.

Налог должны будут заплатить участники. Но это произойдёт тогда, когда в этом будет бухгалтерский смысл. Ибо доля участника в НПФ – это открытая инвестиционная позиция.

Кстати, даже если бы НПФ разрешили заниматься не только инвестиционной, но и реально коммерческой деятельностью, то неучастие в управлении фондом его участниками, делает его всё равно неприбыльной организацией. У участников, конечно, есть интерес в максимизации прибыли фонда, но они отстранены от управления активами.

Значит, есть разрыв в интересах учредителей, не допускающий их к прибыли фонда. И потому суть самой деятельности фонда не определяет статус неприбыльности. Ключевым критерием всё же служит фактор отстранённости участников от максимизации прибыли и… открытая инвестиционная позиция.

Открытая инвестиционная позиция

У институтов совместного инвестирования (ИСИ) нет статуса неприбыльной организации. Это привычные всем инвестиционные фонды. Но у них особый статус, который прошит во многих законах и НКУ, а также непосредственно в профильном законе "Об институтах совместного инвестирования".

Инвесторы ИСИ не платят налог на прибыль, пока они находятся в позиции, т.е., приобрели ценные бумаги фонда. Но они заплатят весь налог, когда выйдут из позиции, т.е., предъявят к выкупу фондом своих бумаг. И так принято во всём мире, поскольку облагать инвестиционную позицию налогом на прибыль до её закрытия, финансово безграмотно.

Существует три вида позиций в бизнесе: хозяйственная (коммерческая), финансовая и инвестиционная. Хозяйственная – это когда вы заплатили, но товар ещё не получили, или товар продали, а деньги не получили.

Т.е., вы в позиции, и её закрытие вопрос времени и предусмотрен договором в конкретной сумме. Соответственно, коль первое событие произошло, насчитать вам какой-нибудь налог уже можно (о справедливости этого мы пока говорить не будем), поскольку доход и прибыль задекларированы договором.

Подобное происходит и в финансовой позиции, когда мы размещаем деньги на депозит или покупаем облигации. Процент или купон нам гарантированы. Здесь только сроки длиннее, потому насчитывать и взимать налог имеет смысл после получения прибыли.

А вот в инвестиционной (рисковой) позиции прибыль не гарантирована. В теории у нас всегда возможность получить прибыль или убыток – это соотношение 50/50. Потому, во всем цивилизованном мире налог на инвестиции определяется после закрытия позиции.

Инвестиционные позиции чаще всего опосредованы ценными бумагами, хотя и не всегда. Потому секьюритизация стала весьма популярным способом ухода от преждевременных налогов, особенно если секьюритизированный актив сам по себе является рисковым по природе. Один из смыслов секьюритизации инвестиционных товаров и даже услуг – это замещение такого товара или услуги ценными бумагами.

Если некий субъект инвестирует в активы деньги, и может получить, как прибыль, так и убыток, то такие инвестиции имеет смысл оформить ценной бумагой паевой природы. И пока инвестор держит такие бумаги, с него налоги никто не должен брать. Ведь если взять налог с незакрытой позиции по приросту активов, то когда конъюнктурно активы упадут в цене, государство не станет компенсировать убытки инвестору.

Потому, ИСИ освобождены от уплаты налога на прибыль по своим инвестициям до момента выхода, одного, нескольких или всех инвесторов из позиции в ценных бумагах фонда.

Я так серьёзно прошёлся по примеру с ИСИ, поскольку НПФ – это тот же инвестиционный фонд, только участие в нём опосредовано не ценными бумагами, а специальным показателем – единица пенсионных активов. И участник, и вкладчик ИСИ, всегда одно и то же лицо, а в НПФ участник чаще всего не является вкладчиком. Потому и существует отдельный статус НПФ и ИСИ. Но суть их функционирования как субъектов на инвестиционном рынке – идентична.

У НПФ тоже бывают периоды убытков. И не только в Украине. Целый сектор негосударственного пенсионного обеспечения в США (с фиксированными выплатами) начала давать сбои во время кризиса в 2008-2009 году, когда активы пенсионных фондов существенно просели. Я это помню, и потому в Украине энтузиасты третьего уровня видели смысл в системе с фиксированными взносами.

И у нас я знаю фонды, которые под завязку набрались банковских металлов и акций, вследствие чего терпели серьёзные убытки на протяжении трёх лет. Основной состав участников этих НПФ имели историческую прибыль в позиции, но часть недавно вошедших участников были в убытках. И как с этого брать налог на прибыль?

Да и в принципе, если начисляется подоходный налог при получении участником пенсии при закрытии инвестиционной позиции в НПФ, то о каком прибыльном статусе НПФ вообще может идти речь? Как с незакрытых инвестиционных позиций брать налог на прибыль? Это финансовый нонсенс.

Каждый участник выходит на пенсию из фонда в разное время. Потому выстроенная сложная система на уровне законодательства справедливо снимает налог исходя из природы участия участника в НПФ, и исходя из того, что он реально находится в открытой инвестиционной позиции.

Выводы

Идея отказать в неприбыльном статусе НПФ не согласуется с тем фактом, что во всем мире инвестиционная позиция в инструментах паевой и рисковой природы не облагается налогом на прибыль до её закрытия. Именно такова позиция участника в НПФ. Это главный посыл всем, кто усомнился в неприбыльном статусе НПФ.

Но даже если отказаться от подоходного налога с пенсионных выплат, как предлагала пара "горячих голов" в нашем споре, то придётся перекраивать огромный пласт законодательства, поскольку дело не только в основном законе "О негосударственном пенсионном обеспечении".

Какой смысл ломать отличное законодательство, полностью одобренное Венецианской комиссией (и не просто одобренное, а названное одним из лучших в Европе), если всего делов-то – поменять два предложения в Налоговом кодексе, которые по незнанию пенсионного законодательства туда внесла группа депутатов?

Как выйти из проблемы, я написал в этой статье.

И тогда всё остаётся как есть. То, что неприбыльное по природе и сути открытой позиции, остаётся неприбыльным, пока конкретная прибыль конкретного участника не будет зафиксирована и приготовлена к выплате.

И достаточно "вылизанный" закон "О негосударственном пенсионном обеспечении" на грани нового витка пенсионной реформы остаётся в рабочем состоянии, и его не надо менять.

В общем, здравый смысл, со всей очевидностью, за неприбыльный статус негосударственных пенсионных фондов.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.
Реклама:
powered by lun.ua