Максим Поляков, Firefly: Космический бизнес — это бизнес политический и ему нужна господдержка

Максим Поляков, Firefly: Космический бизнес — это бизнес политический и ему нужна господдержка

Понедельник, 16 декабря 2019, 13:30 -
фото Firefly
Нужны ли Украине свой космодром и группировка спутников, и чем должно заняться Государственное космическое агентство? Рассказывает владелец космического стартапа Firefly Максим Поляков.

За 15 лет 42-летний украинец Максим Поляков построил успешный IT-бизнес, заработал многомиллионный капитал и осуществил детскую мечту — стал "ракетчиком".

Он купил американский космический стартап Firefly, и готовится в феврале 2020 года запустить в космос первую грузовую ракету Firefly Alpha.

ЭП уже рассказала историю Полякова, но та часть разговора с предпринимателем, где он высказывает свое мнение о стратегии Украины в ракетно-космической сфере, заслуживает отдельной публикации.

Нужны ли Украине свой космодром и военные спутники? Какие новшества несет для бизнеса закон о "частном космосе"? Какую роль должно играть Государственное космическое агентство, чтобы восстановить ракетно-космический кластер?

ЭП публикует ответы Поляковы на эти и другие вопросы.

Поддержка любой власти важна

В марте по приглашению Петра Порошенко Поляков выступил на форуме "Від Крут до Брюсселя". Он рассказал о компании Firefly, перспективах украинской космической промышленности и поблагодарил Порошенко за поддержку.

"Космический бизнес — это всегда бизнес политический, — говорит Поляков, отвечая на вопрос, как он попал на форум.

"Мы политичны в США, потому что там мы защищаем интересы Украины. Нам американцы говорят: "Зачем нам Украина, делайте все в США, вот американские деньги, вот тебе контракт".

Иными словами, пытаясь подключить Украину к международному сотрудничеству в сфере частного космоса, мы имеем больше проблем. Конечно, поддержка любой власти, какой бы она ни была — Порошенко или Зеленский, — очень важна и мы всегда ей благодарны.

Порошенко реально помог с открытием завода Firefly в Днепре, когда мы только начинали. Сейчас нам здорово помог текущий президент, потому что подписанный им в октябре закон об открытии космоса для частных компаний легализовал то, что производит наша компания в Днепре.

До этого момента в Украине было запрещено собирать частные ракеты. Украина, наверное, была последней страной, кроме Северной Кореи, где частным компаниям нельзя было делать ракеты. Их можно делать даже в Южной Корее, Китае, Саудовской Аравии и России", — говорит он.

Предприниматель называет три главных новшества закона о частном космосе.

Первое — частные компании могут официально строить в Украине ракеты.

Второе — частным компаниям не нужно получать разрешения на переговоры и не нужно регистрировать контракт, если они не работают по госпрограмме.

Третье — разделены полномочия по формированию и реализации космической политики. Раньше все это было в ведении Государственного космического агентства, теперь полномочия разделены между агентством и Минэкономики.

Loading...

Какую роль должно играть космическое агентство

В ноябре 2019 года на внеочередном заседании правительства был уволен председатель Государственного космического агентства Павел Дегтяренко.

Он занимал должность с 2017 года. Премьер Алексей Гончарук объяснил, что правительство уволило Дегтяренко после анализа результата деятельности чиновника. ЭП не могла обойти стороной вопрос роли Государственного агентства в процессе восстановления ракетно-космического кластера.

Поляков считает, что агентство должно создать базу данных интеллектуальной собственности (intellectual property, IP), которая досталась Украине от Советского союза, и той, которая была создана за последние 20 лет, потому что эта интеллектуальная собственность принадлежит государству.

"В США есть НАСА с бюджетом 21,5 млрд долл без военной части. В структуру НАСА входят госучреждения, там работают ученые. Например, сейчас у них госпрограмма, по которой они летят на Марс и строят для этого ракету. Это госпрограмма, это стратегия Америки", — объясняет предприниматель.

"Это большое количество IP. Они ее добавляют в базу данных, индексируют и она доступна. Максим Поляков в лице Firefly США приходит и говорит: "Я американская компания, меня проверили всякие спецслужбы, я не шпион, мне нужен вот этот чертеж, вот этот и вот этот". И мне бесплатно дают чертежи.

Если я по ним буду работать, даже легально, в Германии, я сяду в тюрьму. Если я по ним произвожу продукт и создаю рабочие места в США, я молодец.

В Украине огромное количество IP досталось непонятно кому. Как она была продана и как можно было ее продавать, не заставляя покупателя производить в Украине? "Южмаш" передал в Южную Корею столько чертежей! Она за 15 лет потратила на свою ракету уже 2 млрд долл и до сих пор ее не сделала.

Чертежи не должны были продаваться. "Южмаш" должен был сказать: "Ребята, мы вам поможем с производством двигателя, мы советуем производить у нас".

Госагентство не должно быть монополистом, регулятором и одновременно управлять компаниями. Оно должно собрать в одном месте все технологии и методики и раздавать их тем, кто готов реализовать это в Украине, говорит Поляков. В этом заключается функция агентства, это то, что делает НАСА", — отмечает собственник Firefly.

Есть ли место для космодрома

В 2019 году гендиректор "Южмаша" Сергей Войт высказался за создание плавучего космодрома с херсонским ГП "Паллада". Следом за ним основатель малоизвестной украинской компании Space Logistics Ukraine Дмитрий Легеза заявил о намерении построить космодром на суше в Херсонской области.

Собственными космодромами обладают лишь несколько стран: США, РФ, Китай, Индия, Япония, Южная Корея, КНДР, Иран, Новая Зеландия, Израиль.

Примечательна история космической программы Израиля. Эта страна в условиях перманентной войны создала с нуля замкнутый ракетно-космический кластер: разработала и произвела ракеты и разведывательные спутники, запустила их в космос с построенного на своей территории космодрома.

Однако Максим Поляков считает, что Украине космодром "не светит".

"Израиль запускает ракеты против движения Земли, потому что там ничего нет, кроме Кипра, а у нас (в случае создания космодрома в Херсонской области. — ЭП) первая ступень будет падать либо на Россию, либо на Турцию.

В Европе нет космодрома по тем же причинам. Космодром будет в северной части Шотландии (на полуострове Амхойн. — ЭП), в Швеции (ракетный полигон Эсрейндж в шведском Заполярье. — ЭП). У шведов есть маленькая площадка, они ее расширяют, потому что могут пролететь через полярный круг. Все остальное запускает Франция с острова Куру. Где Куру, а где Европа.

Когда-то может быть самолетный старт. Его разрабатывают несколько компаний, самая известная — Virgin Galactic. Самолет взлетел, ракету бросил.

С Украины самолет взлетел, а над чем ее бросать? Ее же все равно надо бросать над Черным морем, но его не хватит, чтобы первая ступень пошла вверх. И падать она будет на Россию", — объясняет предприниматель.

Нужны ли собственные спутники

Министерство обороны Израиля использует снимки, сделанные группировкой из девяти израильских разведывательных спутников. Должна ли Украина, следуя примеру Израиля, запустить один или несколько собственных разведывательных спутников? Поляков считает, что это не имеет смысла.

"Спутник пролетает одну и ту же точку два раза в день. Что мы увидим? Как русские войска пересекают границу? А ночью не увидим. Какая экономика проекта? Сколько он будет стоить?" — задается вопросом предприниматель.

По его словам, украинские военные получают спутниковые снимки по контрактам военной помощи с США. Важнее научиться анализировать снимки и правильно их интегрировать в военную информационную систему.

Читай также
Не SpaceX единой. 6 частных “космических” компаний, о которых стоит знать
Просто космос. Главные открытия астрофизики за последние 10 лет

"Снимок сам по себе ничего не значит, — объясняет Поляков. — Мы сейчас разрабатываем систему обнаружения нелегальных судов на воде.

Для ее реализации мы задействуем четыре группировки спутников разного типа: спутники-радары, сканирующие спутники, обзорные и оптические.

Система способна обнаружить судно с выключенным транспондером и отслеживать траекторию его движения.

Для работы такой системы нужно взаимно интегрировать работу четырех группировок спутников разного типа.

Даже в США есть понятия Five Eyes (пять глаз. — ЭП), Nine Eyes (девять глаз. — ЭП), Fourteen Eyes (четырнадцать глаз. — ЭП). Это названия военных блоков, которые объединяют США и другие страны (например, Five Eyes — это США, Австралия, Канада, Новая Зеландия, Великобритания. — ЭП) с целью ведения совместной радиотехнической разведывательной деятельности.

В зависимости от блока входящие в него страны получают доступ разного уровня к оптическим и сканирующим группировкам спутников США.

Страны получают доступ по платной подписке. Франция понимает, что никогда не построит такую группировку спутников, поэтому платит за подписку 1,5 млн евро в год. Вот нам надо как-то туда интегрироваться. Мы же друзья США".


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!