Игорь Коломойский: Верните мои акции в Приватбанке! Засчитайте мне мои 50-60 миллиардов!

Игорь Коломойский: Верните мои акции в Приватбанке! Засчитайте мне мои 50-60 миллиардов!

Четверг, 23 мая 2019, 18:30 -
ФОТО С "ЧЕТКО ІНТЕРВЬЮ"
Как Игорь Коломойский снова планирует стать совладельцем Приватбанка. В откровенном разговоре с олигархом в рамках проекта "Четко интервью".

Журналист УП Роман Кравец записал первое крупное интервью Игоря Коломойского по возвращении в Украину для видео-проекта "Четко интервью".

Первую политическую часть интервью читайте на сайте "Украинской правды" и смотрите на Youtube-канале УП.

Ниже экономическая часть – о ситуации с Приватбанком, что такое статус-кво для Коломойского в истории с Приватбанком, как он снова может стать совладельцем банка и почему премьер-министр Владимир Гройсман часто "памперсы менял".

– Я ничего не понимаю в ситуации с "Приватбанком". Слава Богу, что научился пользоваться "Приват24", это моя планка.

– Удобно? (смеется) Вот видите. Это было придумано при предыдущих собственниках.

– Я хочу понять, что будет дальше с банком?

– Ну, решение принимают собственники – бывшие и настоящие. Единственное, я думаю, что у нас с ними есть общие интересы – старых собственников и нынешних, чтобы банк сохранился и никто из вкладчиков не пострадал.

Я думаю, что это априори аксиоматичная вещь. Поэтому вкладчики могут за это не переживать. Никто не будет доводить до ситуации, что "не доставайся же ты никому".

– Вы хотите вернуть банк себе? Или вы хотите вернуть 2 млрд. долл, которые были вложены в банк на момент национализации?

– Либо их компенсатор.

– Это как?

– Если, допустим, в судах будет доказано или если будет работать какая-то правительственная комиссия, или, может быть, независимые аудиторы определят, что в банке был капитал, который умножили на ноль и сделали даже отрицательным путем изменения просто правил бухгалтерского учета.

То есть вчера были одни правила и капитал в 60 или 50 млрд, а потом Нацбанк – не важно по каким причинам. Причины потом должно устанавливать следствие, почему они так сделали...

Я знаю, почему. У меня есть своя версия событий. Они так поменяли правила бухгалтерского учета или учета капитала, нормативов, что мой капитал стал не 60 млрд. плюс, а минус, как они сказали, 116 млрд.

Таким образом они сказали, что там есть на 170 млрд. кредитов, у которых нет залогов, нет того, сего, обеспечения, поэтому, извините, капитал у вас отрицательный. На базе этого они выходят и говорят, что банк неплатежеспособен и так далее, все эти процессы национализации. Но в основе лежит вопрос проверки и их отчета, что он неплатежеспособен.

– То есть вы хотите, чтобы вам вернули 60 млрд?

– Нет, я понимаю, что если будет признано, что это было незаконно, то тогда вся эта проверка, все это изменение нормативов... Тогда по идее как надо восстановить статус-кво?

Надо восстановить мой капитал в этом банке. Сказать, что у меня там есть 50 или 60 млрд. Но они не у меня в кармане, они находятся в банке.

А после этого произошли события, которые мы уже не можем отменить, или можем отменить, но тогда это чревато нестабильностью и возможным финансовым коллапсом и для самого банка. И в какой-то мере для банковского рынка.

Но, учитывая, что мы все не хотим этого, потому что за эти 3 года после национализации, уже произошли события – привлекли новых вкладчиков, выдали новые активы, кредиты – мы не знаем, что там происходит, у нас нет информации.

Но это все покрывается тем капиталом, который внесло государство. Мы не знаем, внесло оно 150-160 млрд?

Например, если они внесли столько денег и их нельзя оттуда забрать, то у меня есть вариант – засчитайте мне мои 50 млрд; у вас там 160 млрд – дайте мне на них акции.

Будем считать, что общий капитал 200 или 210 млрд. Отдайте мне проценты и разойдемся, будем вместе сосуществовать и управлять банком дальше.

– То есть вы рассматриваете возможность, что вы станете совладельцем банка?

– Этот вариант рассматривался до того, как они пошли по такому тяжкому пути, когда они решили все умножить на ноль.

Эти варианты рассматривались, у нас есть переписка, они признавали это. Данилюк это признавал. Но им давали команду из Администрации президента.

– Вы считаете, что Порошенко забрал у вас банк?

– Конечно. Даже сомнений в этом нет.

– Но это же было требование МВФ, по-честному.

– Нет, не было. Порошенко создал себе прикрытие в виде МВФ и всех остальных. Он через Гонтареву-Рожкову создавали мнение МВФ и всех остальных стейкхолдеров, говорили, что там труба, плохо дело, разокрали, разворовали, сделали этот фейковый анализ Kroll.

Национализация "Приватбанка" была законной?

– Нет. Полностью незаконной.

– В день национализации, я четко помню, появляется новость на сайте ТСН с вашим комментарием, где вы говорите: "Я считаю, что премьер-министр и его команда проявили настоящее мужество, приняв это непростое решение. Если бы они не отважились на этот шаг, это поставило бы под удар всю финансовую систему".

– Я и сейчас с этим согласен.

– Вы же говорите, что национализация незаконна!

– Бывают незаконные действия, но при этом правительство все сделало правильно.

– У вас такая развилка была спланирована?

– Я вам объясню почему. У нас решение о национализации принимает правительство. А подачу о национализации, то есть пас, дает Нацбанк.

Он проводит проверку и говорит – банк неплатежеспособен. Потом он приходит к правительству и говорит – ввиду важности этого объекта предлагаем вам его национализировать. Потому что иначе будет коллапс банковской системы, 20 млн вкладчиков, бла-бла-бла и тому подобное.

Правительство принимает решение. Например, по "Надрам" или по "Ва-банку", или еще по ряду крупных банков правительство сказало "нет, мы не будем национализировать". Их правильно на свалку, хотя там тоже была незаконная национализация.

По "Финансам и кредитам" я вообще считаю, что была просто афера, игра в наперстки. Нет вопросов, если у нас махновская республика, у нас Гуляй-поле, тогда нет вопросов, мы готовы.

Мы в схронах все держим, мы "максимы" схоронили, все есть (смеется). Но если мы живем в цивилизованной стране, то этого быть не может и это не нормально.

Вы поняли, почему к правительству у меня нет вопросов? Правительство теперь новый собственник и с ним надо разруливать вопросы.

Мы должны выйти из ситуации достойно, потому что все ушедшие хотят, чтобы все рухнуло. Потому что если все рухнет, тогда это подтвердит правоту их действий. А нам нужно выйти между Сциллой и Харибдой.

– Вы планируете выруливать эту ситуацию уже с новым правительством?

– Да нет, я Гройсману все время предлагаю. Но учитывая, что он пошел в отставку, просто никто не хочет брать на себя эту ответственность.

– А что Гройсман раньше говорил? Был готов?

– Да нет, пока был Петр Алексеевич, он памперсы менял, когда на него смотрел.

– Кто на кого смотрел?

– Гройсман менял памперсы. Как кролик на удава... Видели, как он ходил по сцене, хотел Зеленского напугать, но не получилось? Трампа изображал. Надо было только волосы в рыжий цвет покрасить.

– Насколько я понимаю, претензия Нацбанка к вам заключалась в следующем...

– ...Разграбили "Приватбанк". Давали своим компаниям, 97% были связанные кредиты. Потом их было 99%.

– Прикол в том, что "Радио Свобода" нашла перечень компаний, которым банк давал миллиардные кредиты. Они поехали по адресам. Фирма "Агротрейд ЛТД". "Приватбанк" выдал ей более 4 млрд...

– Не тратьте время, мне название ничего не скажет. В "Приватбанке" был портфель кредита на 200 млрд, или 190. Из них частное кредитование, карточный портфель был на 30-40 млрд. Сколько остается? 150.

Но кажется, корпоративных кредитов было 130 млрд. Они сказали, что из корпоративных кредитов 97% были связанными. На момент национализации было 193 или 196 частных заемщиков из крупных бизнесменов, компаний, физических лиц.

Это были корпоративные кредиты или частным лицам, но под корпоративные задачи, проекты. Эти 193 заемщика на сумму 130-150 млрд. все были аудированы PriceWaterHouse.

Под них везде лежало обеспечение, были залоги. Это было признано залогом. На 270 млрд.

– Журналисты приехали на фирму, которой "Приватбанк" дал 4 млрд грн кредита – а в офисе два стола, два стула, один компьютер, никого нет.

– Я не хочу обсуждать, куда они ездили, какие стулья они рассматривали. Это их работа. Не хочу критиковать, говорить ни хорошо, ни плохо.

Я говорю о том, что PriceWaterHouse делал аудит и сказал, что там на 270 млрд. было залога. Поэтому, может, компания с одним столом, стулом и одной секретаршей и имела 4 млрд, но под них лежало 8 млрд залогов. А где он их взял, я не знаю.

Еще раз, я акционер банка, я беру баланс и вижу, что там лежит 130 млрд кредитов. Я буду смотреть, куда их выдали и где они находятся? Я знаю, что под них лежит 270 млрд залога, по коэффициенту больше, чем 2 к 1. Я смотрю качество залогов.

– Вы проверяли?

– Конечно. Там такие залоги, что все устраивало. Поверьте мне, что даже если их быстро продавать, то можно было еще минимум 20% заработать сверху.

– Вы не допускаете, что "Приватбанк" мог выдавать кредиты ненадежным клиентам?

– Нет, не может быть такого. Еще раз, давайте будем точны в выражениях. Не важно, кому "Приватбанк" выделял кредиты. Важно, что под них было покрытие.

– Ок, какой выход из ситуации?

– Это переговоры собственников – бывших и настоящих. Я считаю, что нужен мирный процесс, перестать тратить деньги на непонятное количество адвокатов и договориться. У нас требование какое? Я понимаю, что у государства нет 2 млрд. долларов и оно не может дать эти деньги.

И "Приватбанк" не может достать их, монетизировать сразу тот капитал, который им дали, чтобы рассчитаться со мной. Нет вопросов. Остановите по бумажкам то, что вы сделали неправильно, напортачили попередники.

Читай также
Как Коломойский и Боголюбов вывели из Приватбанка 5,5 миллиарда долларов
Национализацию Приватбанка признали незаконной. Что это значит?

У нас же "попередники" были, мы же их назвали преступной организацией. Так почему вы считаете, что это не преступная организация?

– Те открыто расстреливали людей.

– Я не видел в 400-м деле в материалах по Курченко, что там расстреливали людей. В деле Курченко расстреливание людей не указывали. Там говорится об экономических преступлениях.

Мы сейчас говорим не про расстрел. Я говорю "попередники". Их признали, закрытый процесс, конфисковали 1,5 млрд, помните? Была история?

А здесь я предлагаю, чтобы до этого не доходило. Мы говорим: "Кто-то напортачил, наша задача – надо быть умнее".

Зачем нам бодаться из-за того, что кто-то там нагадил? Выход с "Приватбанком" – верните мне мой капитал, не номинал, а акциями. Верните акции! Засчитайте мне мои 50-60 млрд грн, дайте какое-то количество акций. Будет 24%, или 25,5% или 26%.

Пусть аудиторы посчитают, сколько моего капитала там было до того, как они поменяли правила.

– Это ваше желание, правильно?

– Да. У вас будет 75%, 76% или 74%. Берите себе и управляйте дальше. И не надо мне даже управлять. Я там никогда не был менеджером, поэтому меня не волнует, кто сегодня там менеджер. Главное, чтоб не тырили.

А то, говорят, там чудеса происходят. Банк убыточный, вы же знаете? Они отчеты пишут, что они необычайно прибыльны. Даже у вас пишут: Приватбанк показал необычайную прибыль. Вся их прибыль – это проценты, которые платят им по облигациям. Выходят из вашего кармана. То есть, им положили 155 млрд под 10% годовых.

То есть каждый год правительство платит 15,5 млрд по этим 155-ти. А они показывают, допустим, прибыль за прошлый год 8 или 9 млрд. Вот 15,5% минус 9 – значит, 6,5 они заработали в минус на самом деле.


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!