Власник "Розетки" Владислав Чечоткін: "Менти" крали телефони на моєму складі і грали там в покер

Власник "Розетки" Владислав Чечоткін: "Менти" крали телефони на моєму складі і грали там в покер

Чому "Розетка" не продає iPhone? Хто намагався захопити компанію? Чи поліпшився діловий клімат за останні роки? З ким об'єднується "Розетка"? На ці та інші питання відповів засновник і власник найпопулярнішого в Україні інтернет-магазину. (рос)
П'ятниця, 2 листопада 2018, 09:20

О ПРОЕКТЕ

"Экономическая правда" вместе с YouTube-проектом "Зе Интервьюер" будет знакомить вас с топовыми бизнесменами и менеджерами страны. Теперь вы сможете не только читать, но и смотреть интервью с самыми влиятельными бизнесменами и управленцами Украины. Смотреть все интервью

ДОСЬЕ

Владислав Чечёткин – основатель и один из собственников крупнейшего интернет-магазина страны Rozetka.ua.

Свой бизнес он начал 14 лет назад и превратил маленькую компанию в крупнейшего игрока на рынке интернет-торговли электронной и бытовой техникой.

В рейтинге самых богатых людей Украины, составленном журналом "Новое время" и фирмой Dragon Capital, Владислав Чечеткин оказался на 29 месте. Его состояние оценили в 165 миллионов долларов. За год оно выросло на 124%.

О ЧЕМ ГОВОРИЛИ: 

Почему "Розетка" боится продавать айфоны? Как определить "серый" товар? Как начиналась "Розетка"? Кто во времена Януковича отжимал компанию у Чечёткина и зачем? Как решилась ситуация с обыском и на что был готов Чечёткин? Почему Чечёткин не ходил на Майдан и проще ли работать после 2014? Зачем и на каких условиях "Розетка" объединяется с EVO? Когда "Розетка" начнёт открывать офлайн-магазины в крупных городах Украины?

ПОЧЕМУ "РОЗЕТКА" НЕ ПРОДАЕТ IPHONE

— Когда у тебя появится iPhone XS?

— Скоро.

— Ты его купишь в "Розетке"?

— Нет, "Розетка", к сожалению, не продает iPhone, поэтому в "Розетке" я его купить не смогу.

Читайте також
Спецпроект "Бізнес-інтерв'ю"

— Объясни по поводу iPhone. По сути, у нас они официально не продаются.

— Что значит "официальный" и "неофициальный"? Все путают понятия — журналисты и лидеры общественного мнения. Не могут определиться, о чем они говорят. Есть такое понятие, когда производитель благословил продажу продукции в этой стране или не благословил. Это называют "официально" или "неофициально".

Apple заявляет, что с 27 сентября начинаются продажи iPhone и дает список стран, в которых iPhone формально должны быть официальными. На самом деле, могут быть неофициальными. Официальный — если этот iPhone предназначен Apple для этого рынка в эту дату. Если ты купил этот iPhone в Германии или в Америке, привез его в Украину и продаешь, то здесь он неофициальный.

Причем официальный не означает, что за него уплачены налоги, а неофициальный не означает, что с него не уплачены. Есть некоторая корреляция: если официальный, то, скорее всего, с него уплачено, если неофициальный — нет.

Однако в Украине получилась история, когда iPhone официальный, но налоги с них не уплачены. Это означает, что там нет документов, и официально продавать их в Украине нельзя. "Розетка" боится, если хочешь...

— Я не хочу.

— Боится и не хочет продавать эти телефоны без официальных документов. От того, что он официальный, налоговому милиционеру или страждущей бабушке, которой не хватает на пенсию, не перепало ничего.

— Если в е-каталог "забить" "iPhone", он выдает с разницей в цене 5-6 тыс грн. Более дешевые — это те самые "серые", с которых не заплачены налоги?

— Скорее всего, да, но так сказать нельзя. Есть интересная история. Производители пытаются спасти розницы. Вот есть эти динозавры, типичные розницы, у которых по 200 магазинов в Украине, которые говорят, что интернет нас душит, нам нужно больше зарабатывать. В связи с этим производитель дает розницам значительно лучшие условия, а всем остальным продает дороже.

— Например, вам.

— Да. При этом еще говорит всем нам, по какой цене этот товар продавать. Рекомендованная цена. Это противозаконно, но производитель это делает. Хочешь продавать — продавай по той цене, которую я назвал.

Потом появляются хитрые предприниматели, которые находят способы, как обойти эти противозаконные запреты, и продают товар дешевле. И тут тяжело определить — он официальный или нет. Единственный способ определить — это посмотреть, выдают ли вам безналичные документы или нет, выписывают ли кассовый чек.

Если вы организация, то продают ли вам товар с НДС. Если товар продается без НДС или не продается вообще по безналичному расчету, не выдается фискальный чек, то вероятность того, что товар неофициальный, резко увеличивается.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ, И ЧЕМ ЧЕЧЕТКИН ЗАНИМАЛСЯ ДО "РОЗЕТКИ"

— Как появилась "Розетка"? Это семейный бизнес?

— Да.

— Твоя жена — твой партнер в "Розетке"?

— Да.

— 50 на 50? Эти отношения юридически закреплены?

— Да, закреплены юридически. Просто потому, что у нас есть американский партнер, американские деньги. Это, конечно, громко звучит, но нас заставили перейти в прозрачную систему отношений. У нас есть акционерное соглашение, в нем прописано, кому, сколько и чего принадлежит. У нас с женой отношения равные.

Я с 1999 года ходил за своим руководством и уговаривал сделать интернет-магазин, но никто в это не верил. Никто меня в этом не поддерживал, говорили: "Мальчик, уйди и не мешай работать, и так все нормально".

— До "Розетки" чем ты занимался?

— До "Розетки" был точно такой же бизнес, но в офлайне. Я был не владельцем, я был наемным менеджером, продавал то же самое, с чего начала "Розетка". Продавал компьютерную технику и так называемую оргтехнику.

— Какие это годы?

— Началось с 1996 года. "Розетка" появилась... Первая официальная продажа произошла примерно в июне 2005 года.

— Что вы продали?

— В первый раз скажу правду. Это был мобильный телефон Samsung. Точную дату не помню, это был июнь-июль 2005 года. До этого я продавал технику. Первые деньги на "Розетку" были потрачены в августе 2004 года, когда была дана предоплата за разработку сайта.

— Я так понимаю, ты достаточно зарабатывал как наемный работник?

— Есть два важных вопроса, которые нужно обсудить. С одной стороны, никогда не бывает достаточно, поэтому и сейчас я не зарабатываю достаточно. С другой стороны, я не голодал. Я начал в 1996 году — занимал какую-то позицию…

— Топ-менеджера.

— Топ-менеджером это не назовешь. Топ-продажник, я бы так назвал. Мне на жизнь хватало. У меня была машина, но не было квартиры.

— Вы снимали квартиру?

— Жили с родителями.

— Идея сделать бизнес зародилась из-за желания стать самостоятельным?

— Я с 1999 года ходил за своим руководством и уговаривал сделать интернет-магазин, но никто в это не верил. Никто из моего руководства меня в этом не поддерживал, говорили: "Мальчик, уйди и не мешай работать, и так все нормально. Какой интернет-магазин? О чем ты говоришь?". На этом все закончилось.

Продолжилось все тем, что у меня появились жена, затем ребенок. Как я могу бросить свою работу, которая приносит деньги, чтобы чем-то заниматься?

— Рисковать страшно было?

— Страшно было однозначно. Жена уже не работала, потому что была в декрете. Она поставила ультиматум: я работать на кого-то не пойду, хочу свой бизнес. Хочу, сейчас смешно звучит, больше времени на семью, больше свободного времени.

— До декрета она работала?

— Да, работала со мной. Мы на работе познакомились.

— Служебный роман.

— Служебный роман, да. Поэтому я начал делать ей бизнес. Тот бизнес, который мне не дали сделать на работе, я сделал для нее.

Жена поставила ультиматум: я работать на кого-то не пойду, хочу свой бизнес. Хочу, сейчас это смешно звучит, больше времени на семью, больше свободного времени...

— Изначально вы хотели парфюмерный магазин?

— Это еще одна история пересечения онлайн-бизнеса и офлайн-бизнеса. Их много в моей жизни. В 2004 году Ира сказала: "Хочу парфюмерный бизнес, я все понимаю, все знаю, мне интересно — будет интернет-магазин парфюмерии".

И мы строили парфюмерный веб-магазин. Я не помню даже, как он назывался. Это были парфюмы и косметика. Но в начале 2005 года большие бренды заметили интернет-магазин. Я слабо разбираюсь, кто там правит бал, но типа Dior. Заметили и сказали, что не позволяют продавать свою продукцию в интернете.

На этом закончилась история с интернет-магазином парфюмерии. Ответ пришел сам собой: если не интернет-магазин парфюмерии, то интернет-магазин электроники.

— Ты в это время еще работал?

— Да, с 9:00 до 18:00 я на работе. Прихожу домой, 10-15 минут с ребенком и "пилим" "Розетку".

— Что это значит?

— Полностью все. Задачи программистам, контент на сайт, общение с поставщиками.

ПЕРВАЯ ПРОДАЖА, И ПОЧЕМУ ЧЕЧЕТКИН ПОСЫЛАЕТ ЖУРНАЛИСТОВ

— Как и когда произошла первая продажа?

— Через несколько недель. Очень важный вывод, который я для себя сделал и который периодически приходится делать заново: скорость играла роль гораздо больше, чем перфекционизм. Интернет-магазин был готов где-то в марте, но была куча ошибок — нужно было тут подправить, там подправить.

Уже май, мы еще "чухаем". В мае один из моих менторов, назовем это так, сказал: "Парень, ты так не взлетишь никогда. Открывай магазин и продавай. Дальше все исправишь или не исправишь". В общем, где-то через неделю после выхода интернет-магазина в эфир была первая продажа. Дальше — как снежный ком.

Очень важный вывод, который я для себя сделал и который периодически приходится делать заново: скорость играет роль гораздо больше, чем перфекционизм.

— Человек зашел на сайт, ввел "смартфон"...

— Не знаю, почему купили у нас.

— Он был дешевле, чем в магазине?

— Не помню.

— Ты же понимал, почему люди должны покупать на сайте?

— Первая история — был значительный заработок. Вторая — онлайн был очень слабый. Офлайн был неповоротливый, толстый, жирный, страшный. Ассортимент был слабый. Нельзя было купить тот телефон...

Боюсь обидеть своих коллег по рынку, но тогда многое было не в таком виде, как сейчас. Да, купить телефон было проблемой, а у "Розетки" он был. Первым товаром, который принес мне первые заметные деньги, были смартфоны. Тогда даже не могли определить, как это называть.

Потом пошли ноутбуки и всякие умные девайсы. Это то, что сейчас называют смартфоны, ноутбуки и компьютерная техника. Дальше было все остальное.

— Парфюмерия у вас сейчас продается?

— Да, но не очень хорошо.

— Период, когда вы с женой в одиннадцать вечера сидите за компьютером и заполняете все эти штуки, со стороны выглядит как сюжет для фильма: молодая пара уложила ребенка и строит бизнес.

— История действительно хорошая. У нас почти ничего не было. Были какие-то деньги, высшее образование и какой-то опыт. Мы создали бизнес.

У родителей я не взял ни копейки. У инвесторов не взял ни копейки. Первые инвесторы и первые партнеры появились в 2015 году, когда мы уже были известными, обеспеченными людьми и вели достаточно успешный бизнес.

— Ты не из "мажорной" семьи?

— Нет.

— У тебя несколько номеров телефона?

— Один. Когда его узнают журналисты, начинается ад. Звонят в 7 утра, в 11 вечера.

— Просят комментарий?

— Да. Особенно этим страдали "Вести". Причем они даже "матюков" не понимали.

— Ты посылал журналистов "Вестей"?

— "Вестей" — посылал, в конце концов.

РЕЙДЕРСКИЙ ЗАХВАТ: КТО И ЗАЧЕМ

— Ты уже рассказывал о попытке рейдерского захвата при предыдущей власти. "Розетку" пытались "отжать" или хотели ввести своих людей?

— Неизвестно. Вначале они хотели денег.

Была конкретная сумма, чтобы они отстали. Я согласился, переспал с этим ночь, потом они назвали сумму в шесть раз больше. В тот момент я понял, что дела не будет.

— Это были конкретные суммы?

— Да. Большие деньги.

— Большие деньги в месяц, год, чтобы отстать?

— Конкретная сумма, чтобы отстать. Я согласился, переспал с этим ночь, потом они назвали сумму в шесть раз больше. В тот момент я понял, что дела не будет.

— Это 2012 год. Все давали в то время "откаты".

— Нет, подожди. Ты немного путаешь терминологию.

— Были у нас такие министры, знаю на примере Днепропетровской области. Министра называли "50%". Схема такая: чтобы бизнес работал, ему нужно было отдавать каждый месяц какую-то сумму.

— Ты сейчас все-таки говоришь про "откаты". Это история, когда ты работаешь с государственными, бюджетными деньгами.

— Нет, я про частный бизнес.

— Про частный бизнес — невозможно выяснить. Я не верю, что можно посчитать 50%. Кто может знать, сколько я зарабатываю?

— Образно.

— Так я точно так же образно отвечаю. Это образный разговор. Нужно было платить взятку, чтобы не трогали. Если нужно было давать 50% от прибыли, чтобы они тебя не дергали — в это я не верю, потому что никто не может посчитать 50% прибыли.

— С тебя требовали деньги?

— С меня не требовали регулярные деньги, я никому ничего регулярно не давал. Были какие-то ситуации, когда приходили, проверяли и требовали какие-то деньги.

— Вроде проверки пожарной безопасности?

— Вроде того. Каждый человек решал по-своему. Кто-то давал, кто-то не давал, кто-то договаривался о постоянных отношениях — "сажал на зарплату". У нас такой истории не было, нам это было не нужно. В Киеве гораздо проще, чем в Днепре, потому что тут всегда есть где спрятаться, как исчезнуть.

— Но в один момент...

— Да, ко мне пришли.

— Люди в черных костюмах?

— Нет, люди, которые называются "налоговая милиция республики", которыми руководили абсолютно конкретные личности. Я могу эти личности назвать на камеру. Самое прикольное в этой ситуации, что одна из этих личностей сейчас пробовала согласоваться на замначальника Государственной фискальной службы.

— То есть не люстрировали...

— Никто и никого. Кого люстрировали, если начальник налоговой милиции Украины владеет "Арена-сити"? Это официальная информация.

Человек, который был никем, владеет "Арена-сити". Это, наверное, самая дорогая недвижимость в Киеве, и он нормально себя чувствует. Военный прокурор говорит, что он заплатил какие-то 100 млн грн в бюджет, которые, кстати, не заплатил, я в этом почти уверен. Этот люстрированный обиженный налоговый милиционер.

Никого не удивляет, что этот человек владеет "Арена-сити", это нормальная ситуация. Другой человек пытается вернуть его в государственное управление.

ЭП: В данном случае Чечёткин говорит об экс-главе налоговой милиции Андрее Головаче, который руководил налоговой милицией при Викторе Януковиче.

Главный военный прокурор Анатолий Матиос сообщил, что через счета семьи Головачей с 2013 по 2016 год прошло незаконно добытых более 1,6 млрд грн. После задержания Головача суд арестовал его имущество га сумму 480 млн грн., в частности, квартиры, автомобили, несколько ресторанов и магазинов элитной одежды.

В феврале 2016 года Головач, по словам Луценко, пошел на сделку со следствием, заплатил в казначейство 130 млн грн и получил условное наказание, но полной конфискации его имущества не произошло.

— Пришли эти люди...

— Пришли эти люди и напали.

— Они пришли и назвали конкретную сумму? Сказали: "Владислав, если вы хотите дальше работать, то вы нам должны...".

— Да.

— Они не боялись, что ты снимешь это на видео?

— При Януковиче не было никакой соревновательности власти. На тебя нападает прокуратура и говорит, что с тебя 0,5 млн. Ты бежишь решать в милицию, а там спрашивают: "Чего ты пришел? Тебе же в прокуратуре сказали, что с тебя 0,5 млн". Ты бежишь в суды. Суды говорят: "Чего ты пришел? Тебе же сказали: 0,5 млн".

Кого люстрировали, если бывший начальник налоговой милиции Украины владеет "Арена-сити"? Это официальная информация. Человек, который был никем, владеет "Арена-сити". Это, наверное, самая дорогая недвижимость в Киеве, и он нормально себя чувствует.

— То есть все знают эту сумму?

— Да. Никто даже не пробует ничего сделать. Один из классных сюжетов о "Розетке": у нас был обыск, но они не могли ничего найти и доказать. Не было состава преступления, который можно было как-то подложить под их действия.

При этом есть такая штука, как обыск и его невозможно отменить. Можно отменить результаты обыска, не признать доказательства, но саму процедуру отменить и остановить нельзя. Вот у меня был обыск, который продолжался 31 день.

— "Розетка" в это время работала?

— Нет. Когда тебя обыскивают, ты не можешь звонить по телефону. Выходить в туалет можно только с разрешения следователя. Ты не можешь зайти, выйти, спать, есть. Ты не можешь делать ничего. Они, конечно, ели, спали, ср#ли, извините, пожалуйста. Они воровали телефоны на моем складе, играли в покер.

— Это есть на камерах?

— Да, все есть. Могу предоставить, это будет первая публикация обыска.

— Покер?

— Покер "ментов" на складе. Более того, это же были уважаемые милиционеры, какие-то следователи, люди при должностях. Мне звонила начальница одного из районов и говорила: "Ну дай им уже денег, этим высшим, потому что я работать не могу. Все мои следователи у тебя. Весь район стоит, ничего не происходит".

— О какой сумме шла речь?

— 1 млн долл.

— Наличными?

— Конечно. Только наличными.

— То есть все эти рассказы во времена Майдана о том, что ящиками находили наличные, правда?

— Я абсолютно в это верю и не сомневаюсь ни секунды.

— 31 день обыска. Сколько вы потеряли за этот месяц?

— Не знаю, в чем считать?

— В долларах.

— Если считать, что не состоялась сделка, которая должна была принести...

— С американскими партнерами?

— С южноафриканскими.

— Они видят, что вас обыскивают, и думают: "Мы вам верим, но решите сначала свои проблемы".

— Да, формулировка была такая, что мы не будем совершать сделку из-за очень высоких политических рисков. Поэтому если считать в таких вещах, то много. Если считать в нервах и…

— Седых волосах.

— Седые волосы, ребенок в больнице и тому подобное, то это еще больше.

— Твоя жена в это время была с тобой? Это и ее бизнес.

— Была как партнер по бизнесу. Ей угрожали, направляли в ее сторону заряженный пистолет, требовали, чтобы она немедленно покинула помещение.

Когда у нее сдавали нервы, она кричала, что они твари и подонки. Это тоже есть на видео. Потом эти твари поняли, что их записывают. Вначале они начали какие-то видеокамеры "вырубать", потихоньку бить и воровать.

— Они крали телефоны?

— Да.

— Много?

— На 80 тыс долл.

— Откровенно выносили?

— Нет, откровенно они не могли вынести. Думаю, их бы просто сажали. Каждый день мои сотрудники плевали тем тварям в рожу, когда они приходили и уходили.

— То есть они уносили втихаря?

— Да. Они доставали их из коробок и уносили. Коробки не могли вынести.

— Ты писал затем заявления по поводу кражи?

— Кому писать заявления? Если наша прокуратура на вопрос, почему 31 день проходит обыск, не дала мне ни одного ответа. Они просто игнорировали. Эти твари не давали ответа. Это была нормальная история.

Сейчас некоторые люди сомневаются в противозаконности действий предыдущей власти. Какие-то "Оппоблоки" и так далее. Вот эти люди создали систему, которая могла спокойно не реагировать ни на одно заявление граждан.

Что я могу сделать с "ментом", который при поддержке автоматчиков делает какие-то противозаконные вещи? Я могу писать письма, жаловаться, предлагать...

— А им всем "пофиг".

— Конечно.

— Ты не давал миллион, потому что у тебя его не было или ты был не готов?

— Отвечаю честно. Я к тому моменту уже сделал выводы. Когда я пришел и согласился на сумму, которую они озвучили, мне назвали сумму в шесть раз больше.

— Они сказали, что миллион уже мало?

— В шесть раз больше.

— Ты пытался торговаться?

— Пытался. Они мне сказали, что торг здесь неуместен.

— Кто эту сумму, 6 млн, определял? Кто-то сверху? Почему столько?

— Я не знаю, кто определял.

— Сейчас ситуация другая?

— Я уверен, что да.

ЧЕЧЕТКИН ХОТЕЛ ВСЕ РАЗРУШИТЬ И УЕХАТЬ?

— Возвращаясь к обыску. У тебя был период, когда ты думал, что все, жопа?

— Это хороший момент, потому что у меня забирать было нечего. Что они могут сделать? Заставить меня работать на них бесплатно? Не получится. Поэтому когда ситуация дошла до апогея, я был готов к тому, что я все разрушу и уеду, а они ничего не получат.

— То есть ты планировал уехать куда-нибудь в Штаты?

— Куда-нибудь. Они это тоже осознали. На одной из встреч говорят: "Все, чувак, отдавай". Я сказал, чтобы забирали. "Что забирать?" — спрашивают. "Все, что видите, все забирайте", — отвечаю. Они говорят: "Так мы же ничего не видим". Я отвечаю: "Тогда забирайте все, что не видите".

Это был переломный момент. После этого "включилась задняя", и все как-то решилось. Нельзя было по закону забрать, можно было только уничтожить.

— Они решили, что "нафиг" им это надо?

— Наверное, да.

— У тебя после этого были какие-то отношения с полицией, налоговой?

— Тогда еще было инициировано огромное количество судов, которые мы прошли и получили положительные решения.

Следующие отношения с властью появились уже в 2014 году. Первая история была, когда ко мне пришла экологическая проверка, которая требовала деньги. Они пришли в последних числах января. Пришли в интернет-магазин требовать с меня деньги. Ничего не нашли. Мы говорим: "Закончили? Идите отсюда".

Они отвечают: "Как это "идите отсюда?". А это было уже после стрельбы. Я говорю: "Пошел ты "нахер" отсюда. "Нахер" — это туда". И он ушел. Поджал хвост и ушел.

Следующие отношения у меня были уже с военными, полицейскими, связанные с войной, когда я помогал им, давал деньги. Я разделяю менеджеров мафии и обычных солдат. Огромное количество милиционеров, которые в этом участвовали, они такие же солдаты, как и сейчас. Нельзя говорить, что они были плохие и их надо разогнать. Там были обычные люди, которые просто были частью системы.

— Тебе как человеку, столкнувшемуся с невероятно коррумпированной системой, идеи Майдана были понятны и близки?

— Нет. Ни одно дело не может быть выполнено, по моему мнению, без лидера, который за этим стоит, без души. Я не видел лидера. Ни одного дня меня на Майдане не было. Ничем я Майдану не помогал.

— При этом ты был против власти?

— Конечно. У меня нет уверенности, что мы сначала снесем, все разрушим до основанья, а затем... Этот лозунг мне не близок. Я должен признать, что после того, как все случилось, стало гораздо лучше, чем было до этого. Наверное, это действительно должно было случиться. Я должен сейчас это признать, но еще раз повторю: я не был на Майдане ни одного дня и никак Майдану не помогал.

— В тот период было состояние обреченности?

— Я отношусь к этому по-философски. Да, я прекрасно понимаю, что наша страна всегда делает так, что, занимаясь бизнесом, ты сразу виноват. Это пришло еще с советских времен, с постперестроечного периода.

Я должен признать, что после того, как все случилось, стало гораздо лучше, чем было до этого. Наверное, это действительно должно было случиться. Я должен сейчас это признать, но еще раз повторю: я не был на Майдане ни одного дня и никак Майдану не помогал.

— Спекулянт.

— Да. Любой бизнес делать в этой стране 100% по закону было невозможно. Сейчас значительно больше вероятность того, что ты можешь это делать, чем когда-либо.

— Все равно дают взятки.

— Дают, но в моем бизнесе если ты чистый, то вероятность того, что с тобой повторится 2012 год, думаю, нулевая. Государство работает, правовая система работает. Бизнес значительно обелился. Торговый бизнес практически белый.

Понятно, что есть и небелые, с ними нужно бороться. Эти бизнесы не должны существовать, они должны закрываться. Это нормальная ситуация, она есть везде.

В Америке тоже не все бизнесы белые, тоже есть контрабанда, куча нарушений. Их ловят, наказывают. Но если ты более-менее живешь по правилам, то вероятность того, что ты пострадаешь, потеряешь бизнес и все на свете, практически нулевая.

ОБЬЕДИНЕНИЕ С EVO, ДОЛЯ ПРОДАЖ И ПЛАНЫ НА БУДУЩЕЕ

— Зачем и на каких условиях "Розетка" объединяется с EVO?

— Мы хотим зарабатывать больше.

— Ты просто любишь деньги?

— Да. На самом деле, ничего более нового, чем я говорил "Экономической правде", я не скажу. Это называется объединение. Мы хотим дать нашим покупателям возможность иметь доступ к большему количеству продуктов и сервисов, чем есть сейчас. В то же время продавцы, которые выполняют условия, которые работают с приемлемым для "Розетки" качеством, получат огромную аудиторию "Розетки".

— Какова доля самой "Розетки" в общем годовом денежном обороте? Какова доля продаж через "Розетку" для маркет-плейсов? Каково соотношение для вас является целевым и почему?

— У нас нет ответа на вопрос, какое соотношение является целевым. Скорее всего, будет 30-40% не "Розетки" и, соответственно, 60-70% — "Розетки". Сейчас почти 90% в деньгах — это "Розетка". Однако эта доля заметно сокращается.

— Какова доля Киева и Киевской области в общем годовом обороте за 2017 год? Назовите топ-5 городов по объему продаж в денежном эквиваленте?

— Города выглядят так, как и население в городах: Одесса, Харьков, Днепр, Львов. Киев, конечно же, превалирующий с сумасшедшим отрывом от всех остальных.

— Когда и при каких условиях "Розетка" начнет открывать офлайн-магазины в крупных городах Украины? Почему офлайн у "Цитруса", который меньше по оборотам, есть во многих городах Украины, а "Розетки" нет?

— "Цитрус" далеко не успешный в онлайне. Возможно, у "Цитруса" просто более активная офлайн-команда, которая знает, что делать. У нас есть большие вопросы, связанные с ассортиментом, и мы считаем, что нам нужны большие площади.

Магазин такой площади при более-менее нормальной и доступной аренде, который удовлетворяет все наши требования, найти непросто. В ближайшее время будет в Одессе, уже есть помещение, уже идет ремонт. Будут и в других городах.

— Какова доля в денежном выражении оплаты товаров "Розетки" через интернет и наличными? Какова доля в среднем по рынку е-коммерц?

— Я не знаю среднюю цифру по рынку, потому что никто эту цифру не озвучивает. У нас оплата картами — около 20% от общего оборота.

— Какова динамика оплат картами по годам?

— Она растет достаточно быстро. Основной рост случился, наверное, в 2015-2017 годах. Это очень сильно чувствуется. У людей есть выбор, они могут оплатить при доставке — посмотреть, пощупать. Зачем платить картой?

Тут интересный момент. Когда у нас проходит акция, связанная с активацией карточной оплаты, то есть огромный рост. Доходит до 40-50% оплат картами.

— Какие планы на ближайшие полгода?

— У нас есть разрешение АМКУ на сделку с EVO. Нам это нужно переварить, создать структуру, чтобы она работала как минимум не хуже, чем работают EVO и "Розетка" по отдельности. Конечно, в результате это должно работать лучше.

Есть планы по открытию розничных точек. Мы это реализуем. Также есть планы по развитию продукта — сайта "Розетки". Реализуем не так быстро, как хочется.


powered by lun.ua