Бюро економічної безпеки: як "перероджують" податкову міліцію

Бюро економічної безпеки: як "перероджують" податкову міліцію

Новому органу розширять повноваження і дадуть в роботу багато "неліквідних" злочинів. (рос)
Четвер, 10 вересня 2020, 17:47
керуючий партнер АО "Радзієвський і Яровий"

На минувшей неделе Верховная Рада сделала первый шаг к созданию Бюро экономической безопасности, приняв в первом чтении соответствующий законопроект №3087-д. 

Это было одним из условий получения макрофинансовой помощи от ЕС в размере 600 млн евро

Впрочем, есть все основания полагать, что документ окажется очередной ширмой, за которой спрячут старое распределение сфер влияния и возможности силового давления на бизнес.

Тема замены налоговой милиции чем-то более цивилизованным и не имеющим права открывать дверь любого предприятия "с ноги" — совершенно не нова для украинской бизнес-среды и политикума.

Общие требования предпринимательского сообщества к этой реформе известны. Никаких автоматов, только "аналитическая функция" (в идеале — максимально автоматизированная и не зависящая от человеческого фактора). 

Все "экономические" подразделения в конкурирующих структурах (полиции, СБУ) упраздняются, а дела передаются единому органу "финансовых расследований". Беспричинные "маски-шоу" сменяются "интеллигентным" выписыванием штрафов.

Формально, на словах, в том или ином виде эти нормы как минимум последние 7-8 лет кочуют из законопроекта в законопроект. На деле свергнуть монстра налоговой милиции еще пока никому не удавалось. 

И в законопроекте 3087-д — если он будет принят в нынешнем виде без существенных доработок — "феникс" просто в очередной раз "восстанет из пепла" еще более крупным монстром.

Президентский инструмент?

Бюро экономической безопасности (БЭБ), согласно законопроекту, создается по тому же шаблону "специального органа", по которому создавались Национальное антикоррупционное бюро и Государственное бюро расследований. 

Возглавляет — директор, расследуют — детективы, в регионах — территориальные управления.

Несмотря на недавнее решение Конституционного суда о незаконности назначения Президентом директора НАБУ (и ожидаемое аналогичное решение по директору ГБР), предлагается, чтобы создавал БЭБ, назначал и увольнял его директора, назначал аудит бюро — Президент Украины

Ему предлагается не только назначать людей в комиссию по отбору директора, но даже утверждать положение об общественном совете БЭБ. 

Все эти полномочия Конституцией не предусмотрены, как, впрочем, и наличие самого бюро в формате государственного органа со спецстатусом.

Поскольку параллельно с законопроектом никто не подал проект соответствующих изменений в Основной закон, то вариантов два: либо документ вообще не собираются принимать в целом, либо после его принятия директор и все бюро будут подвешены на крючке неконституционности, рискуя в любой момент столкнуться с нелегитимностью своего создания, и вполне возможно, всех принятых решений.

В целом "независимость" БЭБ под большим вопросом начиная с процесса отбора руководителя и заканчивая его увольнением. 

Минимальные требования к будущему директору БЭБ — существенно ниже, чем к топ-чиновникам категории "А" и "Б". Ему нужно иметь всего лишь "высшее юридическое образование" (в этой формулировке подойдет даже младший бакалавр), опыт работы в правоохранительных органах или хотя бы адвокатуре — вообще не требуется. 

Только не менее 5 лет на любых — не только государственных — руководящих должностях. Грубо говоря, подойдет и начальник склада с пятью подчиненными.

Независимость директора БЭБ должен обеспечить исключительный перечень случаев, при которых он может быть уволен. 

Однако раз в год его может уволить Президент и парламент в случаях признания работы БЭБ неудовлетворительной (после подачи ежегодного отчета о работе ведомства) — крайне размытая и удобная для политических манипуляций формулировка.

Стоит ли говорить, что такие "меры предосторожности" как обязательное прохождение полиграфа всеми сотрудниками (что не предусмотрено законодательством о госслужбе, не говоря уже о сомнительной эффективности самой технологии), а также "прозрачный конкурсный отбор" с прямыми трансляциями заседаний комиссии — вообще не гарантируют объективности органа и не упреждают его превращения в очередную репрессивную машину. 

Подследственность и полномочия

Согласно законопроекту, деятельность БЭБ состоит из двух компонентов —  оперативно-розыскной (силовой) и аналитической части.

Вопреки ожиданиям БЭБ в предложенном варианте законопроекта не забирает на себя полностью все финансовые и экономические преступления, которыми ранее занималась налоговая милиция, СБУ и Нацполиция. 

Если в изменениях в законе "Об СБУ" прямо указано, что подразделение по борьбе с коррупцией и организованной преступностью упраздняется (при чем это даже не означает, что другие подразделения не смогут заниматься экономическими делами), то в Нацполе "экономический" департамент остается здравствовать.

Причина, по всей видимости, в том, что ему все-таки оставляют ряд статей УК, передавая при этом БЭБ явный "неликвид" — почти неприменяемые на практике статьи УК. 

По 16 экономическим статьям УК, которые предлагается передать бюро, в 2019 году открыли всего 365 уголовных производств. В то же время, только по одной из самых "вкусных" статей, которые остались в подследственности Нацпола (ст. 203-2 — "занятие незаконным игорным бизнесом") было открыто 764 производства, т.е. более чем в два раза больше. 

Также НП оставили подделку финансовых документов и банковских карт, рейдерскую статью о противоправном завладении имуществом предприятия, нарушения, связанные с металлоломом, все "нечиновничьи" должностные преступления и ряд других. 

Интересно, что подделку и сбыт негосударственных ценных бумаг будет расследовать БЭБ, а государственных — Нацпол. Контрабанду продолжит расследовать СБУ.

Может также возникнуть ряд недоразумений с пересечением подследственности БЭБ и НАБУ. Законопроект предусматривает "приоритетность полномочий БЭБ относительно расследования подследственных преступлений". 

Директор бюро может даже истребовать у других правоохранителей оперативно-розыскные дела и уголовные производства, которые прямо не относятся к его подследственности. 

К примеру, утверждая, что истребование у НАБУ коррупционного дела "поможет" расследовать дело о подделке документов, поданных для регистрации ФОП (статья, отнесенная к подследственности БЭБ). В свою очередь, НАБУ будет ссылаться на приоритетность своих полномочий при расследовании коррупционных преступлений. 

Даже на таком грубом примере понятно, что такое "перетягивание каната" может стать регулярным. 

"Силовой" вопрос — наличие в структуре БЭБ "штурмовых" подразделений для проведения "маски-шоу по-новому" — законодателем подвешен в воздухе.

Законопроект не содержит исключительного перечня подразделений, которые могут создаваться в бюро. Это дает возможность создавать в ведомстве различные силовые подразделения физической защиты в будущем без дополнительных согласований.

Кроме того, на БЭБ предлагается распространить действие устава Нацполиции с возможностью применять физическое воздействие (силу), спецсредства и даже огнестрельное оружие. 

А о том, как изменился перечень силовых полномочий, которые прямо прописаны в законопроекте о БЭБ, в сравнении с налоговой милицией, можно судить по этой таблице.

 

Впрочем, общеизвестно, что налоговая милиция пользовалась гораздо большим спектром силовых полномочий, поэтому что именно помешает делать то же самое сотрудникам БЭБ, сейчас сказать трудно.

Кроме силовой составляющей, в БЭБ — как и ожидалось — будет аналитика. И к ней не меньше вопросов. 

Законопроектом предлагается предоставить сотрудникам БЭБ доступ ко всевозможным государственным реестрам данных, включая доступ к банковской тайне, аналогичный тому, что имеет НАБУ, АМКУ, Фонд госимущества, Нацкомфинуслуг, Госфинмониторинг и другие органы обязаны передавать БЭБ всю информацию, которая может свидетельствовать о совершении экономических преступлений. 

При этом ответственность сотрудников Бюро за неправомерное распоряжение такой информацией — предусмотрена лишь в общих фразах.

***

В целом складывается впечатление, что законопроект разрабатывался в ускоренном режиме, чтобы успеть закрыть финансовый вопрос с партнерами из Европейского союза, но никак не для решения насущных проблем бизнеса и снижения рисков силового давления. 

В случае принятия законопроекта в текущей редакции для бизнеса не изменится ровным счетом ничего, а Бюро экономической безопасности имеет все шансы продолжить дело налоговой милиции.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!