Як бізнесу притягнути до відповідальності правоохоронців

Як бізнесу притягнути до відповідальності правоохоронців

В Україні поки немає широкої практики залучення до відповідальності правоохоронців за невмотивовані обшуки і порушення в ході їх проведення, але законодавство дає такі можливості. (рос.)
Понеділок, 3 грудня 2018, 15:15
керуючий партнер АБ "Радзієвський та партнери"

Несколько недель назад Служба безопасности Украины обыскала офис и квартиру совладельца винницкой IT-компании Letyshops.

Из информсообщений стало понятно, что обыски проводились с нарушениями.

На днях исполняется ровно год с момента появления инициативы под общим названием "Маски-шоу Стоп".

Это пакет законов, которые должны были уменьшить давление силовых органов на бизнес, а также стали хорошим пиар-подспорьем для власти во взаимоотношениях с предпринимателями.

Благодаря этим законам предполагалось уменьшить число немотивированных обысков, а также количество нарушений в ходе их проведения.

Нерадивых следователей, прокуроров и прочих участников событий со стороны силовых структур обещали наказывать "гривней": государство оплачивает ущерб пострадавшему из бюджета, а затем по регрессу взыскивает деньги с самоуправца.

Обыски в Letyshops красноречиво свидетельствуют о том, что цели авторов законов "Маски-шоу стоп" не были достигнуты.

По сообщениям СМИ, следователи СБУ проводили обыск без адвоката, а когда он прибыл – попросту не допустили его в помещение.

Это грубое нарушение. Следователи и прокуроры обязаны допускать адвоката к процессу на любой стадии, начинать обыск в его отсутствие можно только после 3-х часов ожидания.

Еще один вариант "досрочного" допуска правоохранителей на обыск – если на это добровольно согласился владелец помещения. Чего явно не было.

Обжалование со скрипом

Как и владельцы Letyshops, любые другие предприниматели имеют возможность обжаловать действия правоохранителей, если считают их неправомерными.

Какой бы сложной на первый взгляд не казалась "спецоперация" по возмещению такого ущерба.

Первая задача – доказать сам факт незаконности действий правоохранителей. Вторая – доказать размер нанесенного ущерба и получить компенсацию.

Именно с первым этапом возникает больше всего вопросов. Согласно общепринятому мнению, обжаловать незаконные действия следователя или прокурора можно только в порядке, предусмотренном Уголовно-процессуальным кодексом. Но тут есть две проблемы.

Во-первых, по УПК жаловаться может только сторона в уголовном процессе – пострадавший, подозреваемый или, например, собственник арестованного имущества.

А что делать компании, в офис которой пришли с обыском "по ошибке" и которая вообще ни сном, ни духом об уголовном деле?

Во-вторых, в исключительном перечне случаев, когда действия/бездеятельность следователя или прокурора могут быть обжалованы в суд … нет "нарушений при обыске, которые нанесли ущерб бизнесу" или "безосновательного изъятия компьютеров, которое парализовало работу предприятия".

Даже если силовики "по неосторожности" выломали дверь в офис, перевернули вверх дном производственный цех или "случайно" удалили ценную информацию с компьютеров, обжаловать это в порядке КПК не получится.

Именно поэтому в сложившейся судебной практике в качестве доказательства незаконности действий силовиков как правило принимается вступивший в силу обвинительный приговор суда (в отношении допустившего нарушение силовика). В системе круговой поруки такого приговора добиться практически невозможно.

Зная эти "особенности", силовики могут безнаказанно нарушать закон при проведении следственных действий, а суды отстраняются от вынесения каких-либо решений.

Исключение – вопиющие случаи, когда злоупотребления правоохранителей слишком очевидны.

Например, в кейсе в Житомирской области, когда чиновники присвоили себе полномочия суда и самовольно решили кто прав, а кто виноват в конфликте двух аграрных предприятий за урожай.

Решение об ущербе и превышении полномочий органами внутренних дел принимал хозяйственный суд.

Закон "Маски-шоу стоп-2", принятый этой осенью, установил обязательность последующего взыскания возмещенного ущерба с конкретного силовика его работодателем в порядке регресса. Но вот процедура установления незаконности действий силовиков при осуществлении следственных действий так и не появилась.

Что скажет админсуд?

Сегодня и юридическое сообщество, бизнес и обычные граждане находятся в стадии формирования практики по обжалованию незаконных следственных действий силовых органов в судебном порядке, в том числе – через административные суды.

Вместе с требованием о признании действий незаконными можно одновременно подавать иск и о возмещении ущерба от действий госорганов.

Заявляя административный иск, важно помнить, что срок давности для такого обращения составляет 6 месяцев. Поэтому предпринимателям нужно как можно быстрее после событий их обжаловать.

Чем больше предпринимателей будут подавать аргументированные иски о незаконных действиях силовиков и возмещении нанесенного ими ущерба, тем больше шансов, что этот подход приживется и "оживит" пока еще "бумажные" нормы законодательства "Маски-шоу стоп".

Тем более, что к этому подталкивает практика Европейского суда по правам человека. В прошлом году, например, ЕСПЧ удовлетворил иск по делу "Анатолий Кузьменко против Украины".

В 2007 году у этого гражданина силовики проводили обыск: искали якобы украденный у какого-то предпринимателя мобильный телефон. Аппарат в результате не нашли, обвинений не предъявили.

Кузьменко решил подать в суд на компенсацию морального ущерба. Национальные суды отказывали "по всем правилам", послав его судиться в порядке УПК.

ЕСПЧ признал это нарушением права на доступ к правосудию и присудил 1500 евро компенсации, признав тем самым правомерность рассмотрения таких исков в админсудах.

Аналогичных решений ЕСПЧ выносилось несколько. А поскольку они являются полноценной частью украинского законодательства, на них можно ссылаться при подаче исков на возмещение ущерба, причиненного силовиками бизнесу – от обычной выломанной двери до потерянного урожая из-за отключения правоохранителями электроэнергии на элеваторе.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua