Маски-шоу стоп-2: половинчаті заходи чи піар?

Маски-шоу стоп-2: половинчаті заходи чи піар?

Нова ініціатива уряду може ще більше заплутати відносини бізнесу з правоохоронцями. (рос)
П'ятниця, 20 липня 2018, 07:21
керівний партнер АБ "Радзієвський та партнери"

Следователи, прокуроры и судьи будут нести персональную материальную ответственность за нарушения прав бизнесменов.

А возможностей закрывать уголовные дела при превышении сроков досудебного следствия станет больше.

Это ключевые тезисы, которые использует правительство, продвигая законопроект №8490 с неофициальным названием "Маски-шоу стоп-2".

На самом же деле документ мало что меняет в отношениях силовиков и бизнеса, а в некоторых случаях может не облегчить, а загнать эти отношения в тупик.

"Маски-шоу стор-2" позиционируется как вторая серия плана правительства по облегчению жизни предпринимателей, страдающих от давления силовиков.

Однако в отличие от первого законопроекта, ряд позиций которого оказались прорывными, "сиквел" выглядит как пиар-акция, а не реальная помощь бизнесу.

Сомнительное новшество

Главная особенность, которую вынесла в заголовки пресса, — компенсация из бюджета за действия силовиков с последующим регрессом к последним со стороны государства. То есть за незаконные действия заплатит чиновник.

Нужно сразу оговориться, что это не совсем новация. Дело в том, что статья Гражданского кодекса, в которой прописан такой порядок возмещения, существовала и ранее. С той лишь разницей, что сейчас государство имеет право применить регресс, а в проекте правительства — обязано это сделать.

Второе новшество — сейчас поводом для компенсации из кармана "простого" чиновника является лишь обвинительный приговор, а в проекте №8490 сюда добавили еще и дисциплинарное взыскание, например, выговор.

Кстати, в изменениях в Уголовный процессуальный кодекс авторы исключили судей из перечня лиц, с которых можно взыскивать регрессную компенсацию.

Однако даже в таком виде это не сенсация. У потерпевшей стороны всегда было и пока остается право подать в рамках уголовного производства против конкретного "вредителя" гражданский иск о нанесенном вреде. Поэтому говорить о радикальных изменениях в лучшую сторону не приходится.

А вот ухудшение возможно. Дьявол кроется в другом положении: расширяется перечень случаев, при наступлении которых у пострадавших от действий правоохранителей возникает право на возмещение со стороны государства.

Добавлено такое основание: установление судом незаконности деятельности или бездеятельности правоохранителей. То есть как только суд установил, что следователь или прокурор "бездействовали", сразу возникает основание для требования через суд возмещения ущерба. Как это будет выглядеть на практике?

Одним из самых распространенных "бездействий" является отказ вносить сведения о преступлении в Единый реестр досудебных расследований — ЕРДР. Практики подтвердят: большинство уголовных производств открываются через решение суда после обжалования бездеятельности следствия.

Причина бездействия следователя в этом и в других случаях не всегда заключается в его личной антипатии к заявителю, халатности или лени. Дело может быть в банальной загруженности: не секрет, что в некоторых районных отделах на одного следователя приходится 100-150 дел.

Нет времени не то что совершать какие-то процессуальные действия, а даже знакомиться с материалами дела. Вероятность совершения ошибки, то есть незаконных процессуальных действий, объективно тоже достаточно велика.

Реальный пример. В одном из столичных райотделов мы сопровождаем "обычное" уголовное дело пострадавшего предпринимателя.

Досудебное расследование длится уже два года. Полгода нам не назначали следователя. Когда после серии жалоб он появился, то все равно не реагировал ни на одно ходатайство, а на судебные заседания по жалобам даже не ходил.

После обжалования бездеятельности следователя его отстранили от дела. В результате мы снова остались без следователя, и дело зависло в воздухе.

Если каждая такая "бездеятельность" будет сопровождаться иском об ущербе, то либо суды перестанут признавать ее незаконной, что нивелирует задумку, либо в бюджет придется закладывать колоссальные суммы на компенсации.

К слову, бюджет не справляется даже с теми решениями о компенсации вреда, нанесенного правоохранителями, которые вынесены по действующим законам. По данным портала "Судова влада", в 2017 году суды постановили выплатить 38,7 млн грн по таким искам из предъявленных пострадавшими 2,1 млрд грн.

 

Суды приняли решения по 347 делам — в среднем около 111 тыс грн по одному делу. По данным Госказначейской службы, в 2017 году на все компенсации, касающиеся вреда от всех органов власти, было потрачено 27,7 млн грн.

Возможно, стоит рассмотреть вопрос о разгрузке следователей, а не об ужесточении наказания за то, что они не успевают делать свою работу?

Полумеры для "третьих лиц"

Важной нормой законопроекта является возможность "третьих лиц", интересы которых затрагиваются уголовным производством, инициировать закрытие уголовных дел при окончании сроков досудебного следствия.

Если следователь открывает "фактовое" уголовное дело, без выдвижения подозрений или обвинений кому-то конкретному, но при этом арестовывает имущество конкретной компании, то эта компания сможет инициировать закрытие уголовного дела, если следователь превысит сроки досудебного следствия.

Это позитивное новшество. До 2018 года, когда сроки досудебного следствия до момента вынесения подозрения не были установлены, сроки уголовных производств и сроки действия арестов имущества могли исчисляться годами.

После установления таких сроков, получив при их превышении возможность закрытия уголовных дел, третьи лица смогут эффективно защищать свои права.

Есть нюанс. Ранее в ходе досудебного расследования могло арестовываться только имущество подозреваемого, подсудимого или осужденного, но в 2015 году была добавлена возможность арестовывать имущество третьих лиц.

Сейчас такие аресты "с целью обеспечения вещественных доказательств" в рамках "фактовых" уголовных дел являются обычным делом. Абсолютно не важно, что вопреки требованиям закона следователь в суде не может объяснить, как он будет использовать арестованное имущество в качестве доказательства.

Инициатива 2015 года радикально увеличила количество злоупотреблений со стороны правоохранителей. Однако вместо того, чтобы запретить арестовывать имущество "третьих лиц", то есть решить проблему в принципе, таким лицам просто немного подсластили пилюлю, частично устранив следствие проблемы.

Безусловно, общее направление работы по снижению давления силовиков на бизнес правильное. Однако пример этой инициативы выглядит скорее как косметическая побелка вместо капитальных изменений в конструкцию здания.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.
powered by lun.ua