Голова "Укрнафти": При ціні нафти нижче $25 наш бізнес почне руйнуватися

Голова "Укрнафти": При ціні нафти нижче $25 наш бізнес почне руйнуватися

Середа, 10 лютого 2016, 08:30 -
Директор компанії Марк Роллінс розповів ЕП, як часто і про що він говорить з Ігорем Коломойським, чому досі не звільнені "приватівські" менеджери, як "Укрнафта" планує повертати податкові борги, і що завтра може статися з компанією через ситуацію на нафтовому ринку. (Рос.)

Британец Марк Роллинс стал директором компании "Укрнафта" в июле 2015 года.

Этому событию предшествовал длительный конфликт государства и миноритарных акционеров в лице группы "Приват", которые контролируют 42% акций компании.

Для бывшего главы Днепропетровской ОГА Игоря Коломойского "Укрнафта" в течение нескольких лет была в буквальном смысле дойной коровой.

Миноритарии блокировали решения по выплате дивидендов на миллиарды гривень, назначали лояльный менеджмент - де-факто контролировали компанию.

В начале 2015 года парламент решил, что так больше продолжаться не может. В марте Верховная Рада приняла многострадальную поправку в закон об акционерных обществах. Теперь управление госкомпанией должно было вернуться государству.

Весной 2015 года Коломойский после конфликта с президентом Петром Порошенко и увольнения с должности главы Днепропетровщины согласился и на проведение независимого конкурса на должность руководителя компании.

Номинационный комитет отбирал кандидатов несколько месяцев. На должность руководителя многострадальной компании претендовал даже российский опальный бизнесмен Евгений Чичваркин, но победителем "по взаимному согласию сторон" стал Роллинс.

Эта кандидатура устроила и группу "Приват" - за назначение Роллинса директором проголосовали 97% участников собрания акционеров.

Собеседники "Экономической правды" на нефтегазовом рынке рассказывают, что это стало возможным после предварительного одобрения Роллинса Коломойским. Якобы еще до решения номинационного комитета британский топ-менеджер посетил Женеву, где участники тайной встречи ударили по рукам.

Как бы там ни было, но даже за свой небольшой срок на должности Роллинс учитывает аппетиты миноритарных акционеров в принятии решений. К примеру, в компании остаются работать ключевые менеджеры "Привата" - Владимир Пустоваров, Вячеслав Карташов и Анатолий Таранец.

Ключевой же вызов для самого Роллинса - погашение "Укрнафтой" многомиллиардного налогового долга компании.

Последние новости в отношениях фискалов с "Укрнафтой" следующие: налоговая судится с компанией в Высшем административном суде по поводу законности описи имущества "Укрнафты" из-за налоговых долгов. Сумма этих долгов в декабре увеличилась с 9,3 млрд грн до 10,2 млрд грн.

Вопреки обещаниям платить текущие обязательства компания не закрыла платежи за декабрь, заплатив только 269 млн грн из положенных 1,038 млрд грн.

Однако по информации источников ЭП, с начала 2016 года компания наверстала погашение.

"Декабрь по ренте они закрыли. Долг по налогу на прибыль висит в размере 95 млн грн. Следующий платеж по текущим налоговым обязательствам ожидается в конце февраля", - говорит собеседник ЭП в ГФС.

Роллинс согласился на интервью с "Украинской правдой" практически сразу.

Британец осторожен в формулировках, избегает упоминаний о Коломойском, старается показать свою независимость, но при этом местами явно поддерживает позицию миноритариев.

– В ноябре "Укрнафта" официально подала правительству предложение о том, на каких условиях сможет погасить свой многомиллиардный налоговый долг. Вы получили ответ? 

- В прошлом году я отослал свое предложение в письменном виде премьер-министру, министру финансов, Государственной фискальной службе. Я не получил быстрого ответа.

Прошло определенное время прежде чем правительство рассмотрело возможность дальнейших действий.

Частично это обусловлено тем, что мое предложение касается множества различных вопросов, которые находятся в ведении различных органов власти. Крайне сложно принять комплексное решение, но сделать это должно именно правительство под руководством премьер-министра.

- Насколько мы понимаем, он просто хочет возглавлять этот процесс. Как вы думаете, почему?

- Он, конечно же, был очень занят в конце прошлого года. Но перед Рождеством премьер собрал совещание для обсуждения этого вопроса.

Вам известно, что премьер сформировал комитет, в который вошли представители от Министерства экономики, Министерства юстиции, Министерства финансов, Министерства топлива и энергетики, "Нафтогаза Украины" и других государственных органов. Меня также пригласили на это совещание.

Я уделил особое внимание тому, чтобы довести до сведения каждого члена комитета информацию о текущем состоянии дел в компании. Представил им бюджет на 2016 год. Так что члены комитета могли составить представление о том, каким количеством финансов располагает "Укрнафта", и на какие ресурсы рассчитывает в 2016 году.

При текущих ценах на нефть мы не можем выплатить налоговый долг. У нас на это попросту нет денег. В течение следующих нескольких месяцев, если цены на нефть останутся такими же низкими, мне придется потратить значительное количество времени на то, чтобы помочь компании пережить, по сути, кризис.

- Правительство считает ваше предложение неприемлемым и настаивает на возврате долга. Каким вы видите дальнейшее развитие событий?

- В решении этого вопроса следует учесть все спорные моменты. Мы не можем просто выбрать одну проблему, сосредоточиться на ней и пренебречь остальными.

Единственная возможность оплатить налоги в краткосрочной или среднесрочной переспективе - обратиться ко всем нашим должникам с просьбой вернуть долги "Укрнафте". Сегодня наш самый крупный должник - это государство в лице "Нафтогаза".

Государство должно нашей компании оплату за более чем 10 млрд кубометров газа. Естественно, правительству выгодно сосредоточиться на теме уплаты налогов и проигнорировать вопрос с газом, так как платить оно не хочет. Но так нельзя. Государство тоже должно рассчитаться по своим долгам.

- Какой была реакция правительства на такую вашу оценку газового долга?

- Им нужно обдумать этот вопрос. Как я понимаю, сейчас они готовят встречное альтернативное предложение в ответ на мое.

Возможно, нам следует обратиться за международной экспертизой, чтобы оценить долг правительства.

Таким образом, мы лишим политической окраски этот долг и дебаты вокруг него. Я предложил это премьер-министру, но пока не получил ответа. Думаю, такая оценка послужила бы опорой в любом диалоге. Она позволит обсуждать оба вопроса одновременно.

Как вы знаете, в конце 2015 года мы выплатили государству 1,8 млрд грн дивидендов. При отсутствии денежного резерва это было очень сложно сделать.

- За счет чего вы изыскали средства?

- Я обратился к ряду наших должников с просьбой выплатить долги "Укрнафте", чтобы компания смогла выплатить государству дивиденды.

- По нашей информации вы проводили встречи в Швейцарии с миноритарным акционером компании Игорем Коломойским. О чем говорилось на этих встречах?

- Я встречаюсь с членами Наблюдательного совета компании "Нафтогаз" господами (Сергеем) Переломой, (Сергеем) Коновцом, (Андреем) Коболевым, а также с представителями миноритарных акционеров "Укрнафты", которые также входят в набсовет, то есть господами (Игорем) Палицей, (Михаилом) Киперманом, Коломойским, Лейбером.

Встречи с членами наблюдательного совета входят в мои обязанности. Так что мы обсуждали вполне обычные вопросы, например, развитие компании.

С господином Коломойским я обсуждал такие же вопросы, которые мог бы обсуждать с господином Коболевым или Коновцом. Мы говорили о будущих стратегиях, бюджете, назначениях на должности.

При этом я не следовал рекомендациям членов набсовета, а самостоятельно провел назначения в набсовете на все должности. Если возникнет необходимость, я объясняю свои назначения как правлению "Нафтогаза", так и миноритарным акционерам. И те, и другие голосуют за назначения в наблюдательном совете.

- Каким Коломойский видит решение налогового вопроса?

- Я не буду говорить от имени Коломойского, у меня нет на это прав. Я могу говорить от лица компании. Как я уже говорил, мы с удовольствием заплатим налоги, но в данный момент у нас нет на это средств.

- Но вы же знаете, что Коломойский несколько лет фактически контролировал компанию?

- Я не знаю этого.

- Вся Украина об этом знает! Почему и был принят закон, и почему потом проводился независимый конкурс, где вы стали директором, избранным конкурсной комиссией.

Поэтому я вам абсолютно серьезно предлагаю спросить у Коломойского, куда он вывел деньги из компании, и где сейчас весь кэш, которого вам так не хватает. Думаю, он точно должен знать.

- (Разводит руками, молчит несколько секунд.) Мы обсуждали стратегию выплат со всеми сторонами. Конечно, я спрашиваю мнение миноритарных акционеров по поводу выплаты долгов и по другим вопросам. У них есть право знать мои планы о возможных крупных изменениях в компании.

Я не могу провести эти изменения без согласия акционеров. Мне нужно получить их одобрение, поэтому я постоянно пытаюсь найти решение, которое удовлетворит всех. В этом состоит моя работа.

В этом году у нас будет отрицательный поток денежных средств. Так что или мы выходим из бизнеса, или достаем денежные ресурсы какими-либо иными путями.

Может потребоваться финансирование акционеров. Также теоретически мы можем выпустить акции, но как компания с отрицательным денежным потоком может выпускать акции? Вряд ли инвесторы сочтут это предложение привлекательным.

Однако очень быстро стало понятно, что ваша риторика полностью совпадает с риторикой предшественника - Питера Ванхеке, который отстаивал линию Игоря Коломойского.

- Я не могу комментировать прошлые события. Если были совершены какие-либо противоправные действия, на это есть соответствующие инстанции. Я не имею к этому совершенно никакого отношения.

Я смотрю вперед. Мне бы не хотелось увязнуть в прошлом, ввязываться в споры со всеми, создавая еще больше проблем и недоверия. Это ни к чему не приведет. Я предпочитаю концентрироваться на будущем и пошагово реформировать компанию.

Я знаю, что вы хотите быстрых перемен. Я тоже этого хочу, так как я считаю, что ключ к успеху - действовать быстро. Чем медленнее вы действуете, тем больше времени на создание препятствий и разрушение ваших планов у тех, кто хочет вас остановить.

- Марк, одна из причин, по которой вас считают человеком Коломойского, в том, что вы не уволили из компании его людей

- На самом деле, это все полная ерунда.

- Это не полная ерунда, а важный вопрос. Почему вы не уволили Пустоварова, Карташова, Таранца, которые являются менеджерами, назначенными Коломойским?

- Я подал свои кандидатуры на утверждение правительству заблаговременно. Все задержки с назначением членов правления произошли по вине правительства.

Кабмин очень долго реагирует, когда нужно что-то утвердить. Очень сложно было найти людей, убедить их приехать в Украину, заключить контракт. Мне удалось сделать это в кратчайшие сроки.

До Рождества я представил Кабмину еще троих кандидатов. Прошло уже достаточно много времени. Собрание наблюдательного совета еще не было созвано.

В правлении компании поменяются шесть его членов. "Укрнафта" - это крупная компания со сложной структурой. Нужны люди с опытом работы. Нужно поддерживать преемственность.

Господин (Михаил) Бакуненко больше не имеет никакого отношения к компании, как и господин (Алексей) Кущ. (Анатолий) Таранец работал на компанию много лет, и пока у меня нет никаких причин увольнять его (все перечисленные входили в состав правления компании. - УП).

В первую очередь, я сконцентрировался на правлении компании. После этого я проведу оценку работы остальных. Нужно реорганизовать центральный офис, потом перейти к реорганизации остальных отделений компании.

Ирина Евец займется реорганизацией финансового отдела, отсеет нежелательных сотрудников и подберет нужных.

Михаил Гнип работает в "Укрнафте" с 1977 года. Он очень опытный производственный эксперт, знает всех сотрудников во всех региональных организациях нашей компании. Я очень рад, что он согласился остаться в компании.

Я назначил вместо него зарубежного специалиста, но при этом попросил его остаться. Он согласился оказывать поддержку и помощь новому специалисту своими знаниями и опытом, информировать и направлять в процессе устройства нового бизнеса. Я считаю это огромным преимуществом, плюсом, а не минусом.

Что касается (Владимира) Пустоварова. Он также обладает многолетним опытом работы в компании. Он эффективно управлял финансовыми вопросами компании прежде. Пустоваров больше не является руководителем и не имеет права на подписание документов от имени компании. Я попросил его помочь Ирине Евец в понимании финансовых вопросов при проведении обширной финансовой реорганизации.

- После этого он будет уволен?

- Мы примем решение, увольнять его или нет. В данный момент у меня таких намерений на ближайший период нет, так как он обладает ценными знаниями о деятельности компании. А права принимать решения у него нет.

- На нефтегазовом рынке он известен как руководитель, поставленный Коломойским.

- Он не выполняет руководящих функций. Он консультирует, помогает знаниями.

- Но он человек Коломойского.

- Все так говорят. Я ничего об этом не знаю и не собираюсь спрашивать, так как он выполняет мои указания и работает хорошо. Он поможет Ирине разобраться в финансовых вопросах. Остальные руководители…

- Вячеслав Карташов (начальник юридического управления "Укрнафты". - УП).

- Карташов, его это тоже касается. С моей точки зрения Карташов - очень хороший юрист. "Укрнафте" понадобятся юристы.

- На украинском рынке много юристов, проблем с этим нет. Можно найти человека, не настолько связанного с Коломойским.

- Да, но у нас множество сложных судебных дел, которые идут с участием "Укрнафты". В этом случае крайне важно соблюдать последовательность.

Знание этих судебных дел крайне важно для защиты интересов и ценностей компании. У нас есть неразрешенные сложные судебные дела, которые тянутся с 2006 года. Если я уволю всех, то не буду знать ничего. Я не смогу представлять и защищать интересы компании.

Карташов не является членом правления компании, он представляет свои услуги по консультированию в юридических вопросах. Также я привлек стороннего юрисконсульта, который консультирует Карташова. И привлек юридическую фирму, которая консультирует меня.

- На данный момент пользуемся услугами компании Avellum Partners. В будущем, возможно, обратимся к другим фирмам.

Мы не заключали эксклюзивного договора о сотрудничестве с одной компанией. Обратились сразу к нескольким юридическим фирмам. В конечном счете, выбрали Avellum Partners в качестве сопровождающей компании.

В зависимости от того, как будут разворачиваться действия, например, если мы начнем новые судебные разбирательства с государством, мы можем обратиться к другим компаниям. Мне нужно защищать интересы "Укрнафты".

- В январе появилась информация, что "Укрнафта" очередной раз не допустила ревизионную комиссию в рамках инициированной "Нафтогазом" специальной проверки и отказалась предоставлять затребованные комиссией документы. Почему? Что вас не устраивает в работе ревизионной комиссии?

- Этот вопрос меня беспокоит. Комиссия допустила ряд некорректных с юридической точки зрения процедур. Процесс должен быть проведен надлежащим образом. Я им так и заявил: возвращайтесь скорее, проведите проверку надлежащим образом, и мы окажем вам в этом всевозможную помощь.

Очень часто я предлагаю альтернативные варианты корректного выполнения процедуры и представления документов, но они отказываются. Создается впечатление, что им нравится создавать неприятности и сочинять истории о том, что я им препятствую.

Например, в прошлый раз, когда глава комиссии навестил компанию, у них опять возникла проблема. Я нашел решение этой проблемы и предложил: давайте вы будете действовать так и так. В результате я смогу вас впустить, и все будет в порядке.

Он ответил, что не хочет, и предпочел стоять под дверью и рассказывать, что я его не впускаю. Безусловно, так проще сочинить очерняющую историю. Некоторые люди именно этим и занимаются.

- О ком именно вы говорите?

- Не хочу называть конкретных имен, но есть одно лицо в "Нафтогазе", которое любит публиковать истории на Facebook (речь идет об отстраненном зампреде "Нафтогаза" Андрее Пасишнике. - УП) или в онлайн-СМИ о нас. Эти истории чаще всего абсолютно неправдивы.

Этот человек заявляет, что заботится об интересах Украины, хочет улучшить положение дел в компании, но он действуют с точностью наоборот. Такое поведение неконструктивно, оно препятствует нашей деятельности. Такие люди хотят разрушения "Укрнафты" в собственных интересах.

Я потратил огромное количество времени, опровергая эти нелепые и ложные истории. Иногда негативные истории - это вполне нормальное явление, но иногда - это перебор или попросту нелепица.

При этом они мешают деловой репутации компании. Возникают сложности с наймом специалистов. Люди думают, что наша компания очень плохая.

- Эксперты обращают внимание на то, что "Укрнафта" осуществляла переплаты в особо крупных размерах (за три квартала 2015 года - 8,2 млрд грн). С чем связаны такие большие переплаты при, как вы говорите, дефиците наличных средств?

- Я собираюсь провести ревизию по этому направлению. Практика предварительных выплат - это один из способов вложения оборотных капиталов в бизнесе. Это стандартная деловая практика. Пример - снабжение денежными средствами заправок до получения от них прибыли. Прибыль мы получаем с задержкой, и эту задержку покрывает оборотный капитал.

В нашем бизнесе задействован большой объем оборотного капитала, но это не очень эффективный способ ведения бизнеса. Я собираюсь провести ревизию всех соглашений и взятых обязательств, которые имели место до моего назначения на должность. Надеюсь, мы сможем осуществлять меньше предварительных выплат и таким образом облегчить баланс компании.

- На конец 2015 года сумма дебиторской задолженности "Укрнафты" достигла 18,7 млрд грн. Многие считают накопление дебиторской задолженности одним из способов выведения денег из компании. При этом в списке должников также встречаются аффилированные с "Приватом" структуры.

- На нашем балансе есть должники. Я обсуждал этот вопрос с правительством. Это активные долги, и наши должники не отказываются от выплат по ним. Вокруг этой темы множество спекуляций. Я сделаю все возможное, чтобы обеспечить своевременную выплату этих долгов. Вот моя позиция.

- Сколько времени вам нужно для того, чтобы вернуть эти долги?

- Мы ежегодно оцениваем задолженность на балансе компании, когда составляем годовую отчетность. Этим занимаются аудиторы из PricewaterhouseCoopers. Они составляли годовую отчетность в 2015 году и будут составлять ее в этом. Мы привлекли их с согласия акционеров.

Если после подготовки отчетности будет принято решение, что некоторые должники неплатежеспособны, начислим резервы, проведем ревизию, выполним все необходимые операции. Платежеспособные должники рассчитаются с нами. На данный момент нет причин списывать долги или считать их "глухими".

- В декабре 2015 года ПАО "Укрнафта" не в полном объеме выполнила свои налоговые обязательства, недоплатив в бюджет 769 млн грн. Ранее вы обещали погашать текущие обязательства в полном объеме. С чем связана невыплата налогов?

- Это причина, по которой мы смогли заплатить дивиденды. Для этого мне пришлось отложить выплату определенных налогов в конце 2015 года. Следует отметить, что некоторые налоги в 2015 году мы уплатили с избытком.

- Что вы имеете в виду?

- Рента платится поквартально и рассчитывается на основании предварительных оценок цены на нефть. Но так как цена на нефть упала, по факту к уплате мы должны заплатить меньшую сумму. Это всего лишь вопрос движения денежных средств.

- В ноябре 2015 года в СМИ появилась информация о планах компании заключить контракт на поставку табачных изделий на 250 млн грн у компании "Мегаполис", которая является монополистом в Украине.

Эксперты обращают внимание на то, что в прошлогодних финансовых отчетностях "Укрнафты" часто можно было видеть неестественные для предприятия закупки. Подобные операции очень похожи на попытку завысить расходы в целях минимизации налоговых обязательств.

- Это очень странная история. Я помню, в прессе был вопрос, зачем мы закупаем сигареты, если это не имеет никакого отношения к нашему бизнесу. Мы покупаем сигареты для наших АЗС. Это одно из наших наиболее прибыльных направлений. Продажа сигарет - это, на самом деле, часть нашего бизнеса. Мы закупаем сигареты ежемесячно.

Иногда бывают задержки поставок, и тогда заправки остаются без сигарет. Люди остаются недовольны, потому что на заправках они покупают топливо и сигареты. Может, еще воду или кофе. Так что мы хотели заключить годовой контракт, чтобы избежать перебоев с поставками.

В конечном счете, мы отменили сделку по коммерческим соображениям, мы не завершили переговоры с "Мегаполисом", который является монопольным поставщиком. С ним сложно договориться.

- Один из способов увеличения прибыли компании - нефтяные аукционы. Их эффективность можно повысить благодаря привлечению независимой биржевой площадки. С этим есть проблемы. Второй способ получения большей прибыли кроется в способе транспортировки нефти.

Многие участники рынка готовы покупать эту нефть, но им нужно устроить, например, железнодорожные поставки. Что вы планируете делать для того, чтобы повысить эффективность нефтяных аукционов, где сохраняется монополия "Привата"?

- Цены не поднимутся в зависимости от площадки, на которой проводится аукцион. Это ошибочное утверждение. Это миф.

Я обсуждал вопрос аукционов с министром экономики (Айварасом Абромавичусом. - УП). Именно правительство регулирует аукционы и устанавливает стартовые цены на нефть. Мы на это никак не влияем.

Стартовые цены устанавливаются исходя из средних цен на нефть Urals в средиземноморском и балтийском регионах. Тут нет никаких хитростей. Все дело не в стартовых ценах.

Критический недостаток проведения аукционов - отсутствие рынка. Аукционы можно проводить лишь в том случае, если есть много покупателей и рыночная платформа. Однако сейчас нет других реальных покупателей, у нас работает один нефтеперерабатывающий завод.

В этом случае у нас остается только опция экспорта. Однако наша нефть не будет конкурентоспособной по сравнению с мировыми ценами из-за суммарных издержек на экспорт и перевозку. Поэтому у нас ограниченное количество покупателей.

- Я не уверен, что у нас есть нефть более высокого качества. Вся нефть смешивается в системе трубопроводов, через которые проходит. Я даже не уверен, что введение сертификации осуществимо.

Есть множество людей, которые вредят процессу нефтяных аукционов. Особенно некоторые СМИ, которые любят создавать видимость проблем. У меня очень четкая и прозрачная позиция: я написал премьер-министру и предложил свою помощь в реструктурировании процесса проведения аукционов.

Я не просил вернуть 15-процентную скидку. Это абсолютно неверно. Я опубликовал опровержение этой информации на сайте нашей компании.

Конечно же, я хочу максимально увеличить цену на нефть, которую поставляет моя компания. Я согласен с тем, что механизм проведения аукционов ущербен и оставляет желать лучшего.

Например, цены устанавливаются за две недели до даты проведения аукциона. За это время цены на нефть могут сильно измениться. Посмотрите, как сильно изменились цены на нефть за две недели!

Если цена растет, мы получим множество заявок на участие в торгах. Все захотят купить нефть по низким рыночным ценам.

Если цена падает, потенциальные участники могут занять выжидающую позицию и отказаться от участия в торгах. Они могут подать заявку на участие в следующем аукционе, когда цены станут еще ниже.

Один только этот момент создал огромную проблему в декабре. Я не смог продать нефть компании. Если я не могу продать нефть, я не могу выплатить зарплаты, и вся ее деятельность оказывается под угрозой.

Этот механизм ущербен. Я не раскрываю никаких тайн и не стараюсь никого очернить, я предлагаю реструктуризировать процесс так, чтобы сделать его более эффективным.

- Что именно вы предлагаете сделать?

- Одним из реальных механизмов решения этой проблемы является отказ от аукционов в условиях отсутствия конкуренции. Необходимо дать "Укрнафте" возможность перерабатывать нефть на мощностях "Укртатнафты" и продать нефтепродукты через собственную сеть АЗС.

- Ранее вы упоминали о подготовке cтратегии, которая определит долгосрочные цели компании. Вы уже внесли ее на рассмотрение набсовета?

- Пока нет. Я внес бюджет. На заседании 4 февраля наблюдательный совет рассмотрел бюджет компании на 2016-2018 годы и утвердил кандидатуры трех новых членов правления. Представленный бюджет, правда, пришлось пересмотреть с учетом падающих цен на нефть.

- Как именно пересмотреть?

- Изначально бюджет был рассчитан на 43 долл за барр. Такие цены были во второй половине 2015 года.

С учетом такой цены у нас был бы вполне неплохой бюджет. Можно было выделить в четыре-пять раз больше средств на инвестиции, чем в прошлом году. На бурение скважин, разведку, поиск ресурсов, починку сломанного оборудования.

Также я представил бизнес-план на 2016-2018 годы. Стратегию развития компании планирую представить к концу февраля. Мы с командой плотно над ней работаем. Для поддержки и консультаций привлекли компанию PricewaterhouseCoopers.

Стратегия, которую мы составляем, обширна. Она покрывает всю производственную цепь: от разведки и добычи до очистки и продажи нефти. Цель стратегии - формирование образа компании, которую мы хотим создать в далекой перспективе. Это будет очень подробный документ со множеством расчетов.

- И все же, в чем она будет заключаться?

- В этой стратегии будут сформулированы определенные идеи, которые потребуют действий от правительства. Например, относительно оптимизации сектора разведки и добычи и сектора переработки нефти с целью повышения эффективности.

Поговорим о разведке и добыче. Вы наверняка знаете, что я обратился к премьеру с просьбой снизить ставки ренты на добычу нефти. Это один из рычагов, который позволил бы увеличить прибыль компании. Никто не заинтересован в том, чтобы "Укрнафта" выбыла из бизнеса. Ведь лучше срезать некоторые налоги, чем получить полное закрытие производства в Украине?

Последнее совсем никуда не годится. Практика снижения налогов при низких ценах на нефть распространена во многих странах. Это позволяет сэкономить на инвестициях, это один из способов поддержки компаний.

- В письме вы не указали, как именно должны быть снижены ставки. На сколько?

- Я порекомендовал в кратчайшие сроки рассмотреть возможность сократить ставки ренты на нефть. Я очень доволен снижением налогов на добычу газа. Считаю, это хороший шаг вперед.

Однако это снижение не затрагивает жидкое топливо, а именно с ним самая большая проблема. Его цена зависит от цены на нефть.

Я предложил ставки ренты привязать к цене на нефть. Тогда при низких ценах на нефть можно было бы иметь более низкие ставки ренты, а при высоких ценах - более высокие налоги.

Если нефть будет стоить 100 долл за барр, ставки ренты можно увеличивать. При определенных ценах на нефть имеет смысл вообще отказаться от роялти или установить очень низкую ставку роялти. В противном случае компании будут вынуждены закрываться.

- В качестве санкции против компании из-за неуплаты налогового долга неоднократно озвучивались угрозы лишить "Укрнафту" лицензии на добычу природных ресурсов. Как вы будете реагировать, если это все-таки произойдет?

- На этот счет у меня очень принципиальная позиция, которую я озвучил на заседании в Кабмине. Я сказал, что у них, безусловно, есть право отозвать мои лицензии, потому что я действительно опаздываю с выплатой налогов. Но что случится после отзыва лицензий?

Давайте оценим, что на самом деле произойдет в этом случае.

Если правительство отзовет лицензии, по закону я обязан остановить производство. Хорошо, мы прекратим производство нефти в Украине. Кто-то другой может взять на себя эту роль и возобновить производство? Нет. "Укрнафте" принадлежат все буровые вышки, скважины, все оборудование, вся логистика. "Укрнафте" принадлежит все. Но компания обанкротится, так как у нас не будет доходов.

Еще лет двадцать будет длиться судебное разбирательство по поводу банкротства "Укрнафты". За это время никто не добудет ни капли нефти или газа из скважин "Укрнафты". Это будет катастрофой.

Мне придется уволить 27 тыс человек, так как у нас не будет доходов. Все эти люди окажутся на улице без зарплаты. Также произойдет экологическая катастрофа.

Поэтому от государства мне нужна поддержка, а не малополезные идеи. Существуют люди, которым просто хочется наказать господина Коломойского, но это действие в ущерб собственным интересам. Все равно, что прострелить себе ногу. Это бесполезно, это не поможет правительству и тем более "Укрнафте".

Зачем обесценивать бизнес государства?

К слову, нефть, которую мы не произведем, придется импортировать, вероятнее всего, из России. Платить за нее надо будет более высокую цену. Это совершенно неприемлемо.

Полагаю, что в интересах Украины поддерживать сектор переработки нефти. В мире очень мало стран, которые на 100% зависят от импортируемого продукта.

- У нас есть пять нефтеперерабатывающих заводов.

- Да, но сектор нефтепереработки был сильно разрушен, и это плохо для Украины. Особенно если у вас очень ненадежные поставщики. Россия, с которой страна находится в состоянии войны. То есть вы воюете с одним из крупнейших восточных поставщиков.

Качество топлива неплохое, однако, как вы думаете, кому идет маржа? Сейчас цены на нефть низкие, но цены на топливо не слишком понизились. В результате получается очень неплохая маржа. Как вы думаете, куда она идет? Явно не в Украину. Конечно же, она идет в Беларусь, Россию, утекает из страны. Это плохо.

Я не говорю, что Украине нужно на 100% покрыть потребность в очищенной нефти, но определенное покрытие должно быть, чтобы обеспечить гарантию поставок. Именно к этому и будут сводиться мои рекомендации правительству.

- Роль "Укрнафты" в следующем: в целом, мы хотели бы поддержать нефтеперерабатывающий сектор и помочь его развитию.

Как защищают рынок другие страны? Возьмем, например, Грецию. Она импортирует большое количество очищенной нефти, но там есть внутренняя поставка, обязательства по хранению. Они должны выполнять обязательства по определенному количеству импортируемого продукта и по хранению продукта.

Обязательства по хранению может выполнить только компания Hellenic Petroleum, это национальная компания. Таким образом, национальная компания очень ненавязчивым образом защищает рынок. Кроме того, в отличие от Украины у них есть стратегический резерв очищенного продукта.

- В 2015 году вы заявляли о возможной продаже розничного бизнеса "Укрнафты" (АЗС). Вы определились, что делать с розничным направлением?

- В конце февраля мы попытаемся ответить на этот вопрос. Если я увижу, что это наверняка неприбыльное направление, то я продам его. При условии, что мне удастся найти покупателя, и он предложит хорошую цену. Сейчас мы проводим оценку розничного сектора. Он достаточно прибылен.

Мы рассматриваем и другой сценарий развития компании. Многие транснациональные компании, например, Shell, Exxon, проводят интеграцию. Одна из наиболее веских причин - так выполняется балансировка потока денежных средств по циклу потребительских продуктов.

Когда цены на нефть падают, прибыль получается за счет переработки и сбыта, и таким образом компании обеспечивают приток денежных средств, которые можно пустить на поддержку бизнеса в целом.

Это ценная концепция для "Укрнафты", которая может послужить прецедентом для создания национального лидера. В Украине это реально только для "Укрнафты", так как разведкой и добычей больше никто не занимается. Сейчас я проверяю эту гипотезу.

Мы проводим анализ, чтобы получить доказательства в подкрепление своих доводов. Недостаточно просто хорошо аргументировать свою позицию, нужно провести экономический анализ, доказать истинность аргументов.

На мой взгляд, нефтепереработка сейчас прибыльная сфера, но она может быть гораздо прибыльней при другой организации. Розничное направление также очень прибыльное, но у нас странная модель его работы. Я бы очень рекомендовал ее изменить.

- "Укрнафта" обратилась в международный арбитражный суд в Гааге с иском против России из-за незаконного захвата АЗС компании в оккупированном Крыму. Каков объем убытков для компании из-за аннексии?

- Честно говоря, это относительно небольшая доля нашего бизнеса. Мы потеряли около шестнадцати автозаправочных станций в Крыму.

В окупированных сепаратистами регионах на востоке страны мы тоже потеряли несколько станций. Они не составляли значительной части бизнеса, но эти АЗС были собственностью "Укрнафты", нашей компании. Бизнес там шел вполне неплохо и приносил прибыль.

Мы подали иск против Российской Федерации, так как имела место экспроприация. Мы больше не контролируем эти активы. Как я полагаю, их передали кому-то другому.

- Как это происходило на практике?

- Они просто забрали их и все.

- А что с персоналом на станциях?

- Персонал? Не знаю. Наверное, работают на новых владельцев. Я понятия не имею, кто новые владельцы. Мы потеряли связь и контроль над этими активами. По сути, их просто забрали силой.

- По оценкам главы ГФС Романа Насирова, из-за снижения цен на нефть, недопоступления в госбюджет от ренты при условии сохранении нынешних объемов добычи могут составить 4 млрд грн. Какой ваш прогноз по возможным убыткам "Укрнафты" в связи со снижением цен на нефть?

- Пока у нас нет финансовых потерь, поток денежных средств положительный. При условии падения цены на нефть до 25 долл за барр мы можем работать почти "в ноль". Это при полном отказе от капитальных инвестиций, но определенные капитальные инвестиции компания все-таки вынуждена делать.

В противном случае компания начнет разрушаться. Есть определенный минимум, который необходимо вкладывать для поддержвания основных фондов в рабочем состоянии.

- Это сколько?

- По нашим оценкам, от 900 млн грн до 1 млрд грн.

Мы можем позволить себе реализовать данную программу капиталовложений только при цене на нефть примерно 30 долл за барр. Как видите, цены сейчас ниже этого уровня, и не исключено, что они могут упасть еще ниже.

Плюс у нас нет резерва денежной наличности. Сейчас мы проводим оценку расходов компании и планируем их сокращать. В данный момент мы оцениваем деятельность центрального офиса в Киеве, но сокращение расходов планируется по всем компаниям, которые являются частью структуры "Укрнафты".

Это крайне тяжело сделать. Множество нефтегазовых компаний сокращает маржу для своих поставщиков, чтобы уменьшить расходы. Но мы, например, не можем сократить маржу нашего бурового подрядчика, поскольку бурим собственные скважины. То есть мы являемся собственным буровым подрядчиком. Будем искать другие способы сокращения расходов.

- Как, по вашим прогнозам, будет дальше меняться цена на нефть?

- Если бы я знал, я был бы очень богат (улыбается). Вполне очевидно, что текущая цена на нефть нежизнеспособна в течение долгого периода. Вопрос в том, что значит долгий период. Год, два, три или всего лишь полгода?

Иранцы, которые выходят на рынок, - отдельный вопрос. Множество стран, которые зависят от нефти, и нефтяные компании в данный момент теряют деньги на этом.

Оцените сектор Северного моря - там наиболее высокие издержки при добыче нефти, это один из наиболее дорогих регионов мира. Цены там скачут до 50 долл за барр. Получается, только добыча барреля нефти там стоит 50 долл. Сейчас деньги там просто сгорают. Долго они не протянут. Множество компаний с малым запасом денежных ресурсов обанкротится в Великобритании.

Большая часть компаний не может покрыть программу капиталовложений, дивиденды и оперативные расходы, но у них есть значительный резерв. В течение некоторого времени они могут себе позволить денежные утечки и держаться на плаву. Могут урезать программу капиталовложений, изыскать способы увеличить денежный поток, но долго не продержится никто. Без инвестиций они обанкротятся.

Низкие расходы на добычу нефти только на Ближнем Востоке. Они могут продолжать добычу и при 5-7 долл за барр, но у них есть госбюджет, который нужно поддерживать. Все эти компании являются, по сути, государственными компаниями. Их цены еще выше, так как им приходится делать отчисления в бюджет, в противном случае страна обанкротится.

- А что касается России?

- Россия пострадает. Думаю, добыча в России упадет быстрее, чем они полагают. Из-за санкций у них сейчас сложности с поставками оборудования. Это серьезная проблема для России. У них очень дорогая добыча, неэффективная промышленность.

На мой взгляд, им придется прекратить добычу намного быстрее, чем они полагают. Думаю, Путин это представит как уступку и скажет что-то вроде: "Ради спасения мира мы срезаем добычу нефти, и вообще мы герои!". На самом деле, он в отчаянии и выбора у него нет.

Множество стран сейчас страдает. Надеюсь, во втором полугодии можно ожидать небольшого подорожания. Лично я надеюсь в течение года на среднюю цену около 30 долл или, может быть, немного выше. При средней цене 30 долл за барр наша компания, по крайней мере, может выжить. 

Фото Дмитра Ларіна, УП

Реклама:
powered by lun.ua
Авторизуйтесь щоб писати коментарі
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення
IP: 46.202.173.---Igor Putilin15.02.2016 00:13
Отношение объема капитальных инвестиций к доходу.
savepic.ru/8660466.png
Комментарии излишни
IP: 77.125.104.---Anatoli Lit15.02.2016 00:04
Надо же, такая ненависть к чиновникам работающих с Коломойским..... зашкаливает....
Коломойскому надо памятник при жизни поставить за спасение Украины.....
IP: 176.37.21.---Владимир Новиков13.02.2016 17:31
Жалко всю кодлу Укрнафты. Все сразу будут стоять на улице с протянутой рукой.
IP: 46.219.85.---Евгений Тищенко13.02.2016 00:05
Хватит красть, пора вкладывать и зарабатывать!!!!
IP: 195.182.22.---olexadovbusch11.02.2016 15:55
Василий Человек:
olexadovbusch:
Себестоимость добычи зависит от многих факторов, в том числе и от зарплаты обслуживающего персонала конечно, но не в первую очередь...
Дані в мене з надійних джерел з "Укрнафти"...
Собівартість якраз в Україні нижча за рахунок зарплати персоналу... Ви тільки візьміть зарплату в СА чи навіть в тій ж Тюмені - і так легенько тисячу доларів можна накинути в середньому в місяць на чол., 27 тисяч працівників х на 12 місяців х 1000 дол. = немало-небагато - 324 млн. дол. в рік, хочете в гривнях - ще х на 27 - 8,75 млрд.!!! Це по-Вашому "не в первую очередь"?! Та якраз в нас зараз за рахунок тих смішних зарплат і собівартість впала значно...
А на рахунок "не самого современного оборудования" - так і є... Але воно залишилось з радянських часів і самі знаєте як ті "прихватизації" проходили, а хто не давав модернізувати при ціні в 120 дол./бар.?
Розвідка? Шановний, про яку розвідку Ви кажете???
Усі коментарі