Тендерная и "оценочная" мафии против населения: кто победит?

Тендерная и "оценочная" мафии против населения: кто победит?

Вместо 12 компаний рабочая группа Минюста решила пустить на рынок оценки 200 фирм, но такая показушная "либерализация" не обманула профессиональное сообщество. Выяснилось, что отцы "тендерной мафии" регистрируют во всех областях примерно то же количество оценочных фирм.
Пятница, 21 сентября 2012, 14:31
Владимир Ларцев, экс-советник председателя Фонда госимущества, оценщик с 17-летним стажем

12 сентября в Киеве произошло событие необычное даже для, казалось бы, видевших виды столичных жителей.

В этот день с утра на улице Грушевского перед зданием Кабмина одновременно состоялись протестные акции двух групп оценщиков.

Каждая из них своими транспарантами апеллировала к Николаю Азарову и требовала от него прекратить монополизацию рынка своих услуг.

Позже в Доме кино и офисном центре "Парус" прошли два съезда оценщиков, каждый из которых принял резолюцию-обращение к украинскому правительству.

Правда, по количеству участников обоих мероприятий и по их качественному составу они были не равнозначны.

Какой съезд правильнее

Первая манифестация была организована "Ассоциацией оценщиков Украины", "Ассоциацией специалистов банковской оценки Украины" и "Союзом оценщиков Украины".

Если судить по сделанным журналистами фотографиям, в этой демонстрации перед Кабмином участвовали только молодые люди возраста 18-20 лет, по всей видимости, студенты, за деньги. Руководителей ассоциаций не было видно.

Второе пикетирование было организовано общественными организациями "Украинское общество оценщиков", "Союз экспертов Украины", "Ассоциация специалистов оценки", "Союз оценщиков земли", "Всеукраинский союз экспертов оценщиков". В нем принимали участие люди в возрасте от 30 до 60 лет. Были там и два руководителя общественных организаций.

На съезде первой группы оценщиков, который проводился в закрытом режиме в "Парусе", присутствовало порядка 40 человек. На съезде второй, прошедшем в Доме кино, - 1 056 членов общественных организаций и сорок представителей государственных организаций и журналистов.

Не связанным с оценкой людям трудно понять смысл происходящих в ее среде баталий. Вместе с тем, в случае неблагоприятного исхода, она затронет всех граждан Украины.

Напомним, в апреле-мае Фонд госимущества издал несколько приказов. Своими решениями он передал право на проведение экспертной оценки для налогооблажения двенадцати фирмам, зарегистрированным незадолго до этого.

Причем для их лицензирования фонд тайно провел подготовку специалистов в учебном центре, который никогда ранее этим не занимался. В экзаменационную комиссию были включены представители трех специально созданных карманных общественных организаций.

Фото optijazz.com.ua

В итоге, 8 тысяч оценщиков, ранее сертифицированных приватизационным ведомством, лишились большого куска работы, а стоимость оценочных услуг для налогообложения сразу же возросла в два-три раза.

Не в этом ли была главная причина такого режима секретности, который использовал фонд?

Руководители "старых" общественных организаций оценщиков и журналисты быстро вычислили, что за внедренной ФДМ и Минюстом схемой стоят два народных депутата, которых также называют организаторами "Тендерной мафии" - Антон Яценко и Сергей Осыка.

Безусловно, юридических доказательств их причастности ни у кого не было, но многочисленные косвенные признаки показывали: да, это именно они.

Было также предположение, что истинным хозяином тех 12-ти фирм является старший сын президента Александр Янукович. Поговаривают, что именно под его покровительством сейчас начался новый этап политической карьеры Яценко.

Такая версия звучала логично хотя бы потому, что в поддержку более чем странной схемы без возражений включился Фонд госимущества.

Затем начались активные протестные акции оценочного сообщества при поддержке СМИ. В итоге, по поручению премьера глава ФГИ Александр Рябченко был вынужден отменить приказы, вводившие монополию на данном рынке услуг.

В начале июля Азаров поручил Министерству экономического развития и торговли создать рабочую группу из чиновников и представителей "старых" и "новых" общественных организаций. Их задачей было собрать предложения по реформированию порядка оценки и до 12 сентября выработать концепцию.

Бюрократические маневры махинаторов

Однако такое развитие событий не устроило Яценко и Осыку. Помог ли им Александр Янукович, неизвестно, однако непонятно каким образом через неделю появилось второе поручение премьер-министра.

Согласно ему, функции главного исполнителя поручения главы правительства передавались от ФГИ Минюсту. Такой поворот событий сразу насторожил оценочное сообщество, ведь руководитель Минюста Александр Лавринович изначально позиционировал себя как сторонник отмененной в июне схемы.

Как показало дальнейшее развитие событий, опасения были не безосновательны.

Руководители "Украинского общества оценщиков", "Союза экспертов Украины", "Ассоциации специалистов оценки", "Союза оценщиков земли" и "Всеукраинского союза экспертов оценщиков" своевременно подали в министерство совместные предложения. Несмотря на это, их предложения были проигнорированы.

Фото heritage.com.ua

Ведомство Лавриновича без какого-либо обсуждения взяло за основу немного модернизированный вариант схемы Яценко-Осыки. Той самой, которая по указанию Азарова была отменена Фондом госимущества в июне.

Суть изменений состояла лишь в том, что вместо 12 компаний рабочая группа Минюста решила пустить на рынок около 200 фирм.

Такая показушная "либерализация" не обманула сообщество. Выяснилось, что отцы "тендерной мафии" в срочном порядке регистрируют во всех областях Украины примерно такое же количество оценочных фирм.

Параллельно Яценко развязал широкомасштабную психологическую кампанию по запугиванию и профессиональной дискредитации своих противников. Так, в июле-августе в интернет-газете "Украина криминальная" была опубликована серия статей против руководителей оппонирующих ему общественных организаций.

После появления каждого такого материала Яценко лично звонил "герою" публикации и предлагал прекратить сопротивление.

Для большей доходчивости Яценко послал около 2 тыс запросов в региональные отделения Фонда госимущества и милицейские подразделения УБОП и УБЭП.

В них содержались требования: к первым - предоставить для анализа отчеты по оценкам его главных противников, а ко вторым - проверить их на предмет занижения стоимости и коррупции.

В этой ситуации главы "Украинского общества оценщиков", "Союза экспертов Украины", "Ассоциации специалистов оценки", "Союза оценщиков земли" и "Всеукраинского союза экспертов оценщиков" были вынуждены пойти на открытое противостояние с Минюстом, ФГИ и Госкомитетом по предпринимательству.

Так родилось решение о проведении протестной манифестации у Кабмина и съезда в Доме кино. Узнав о намерениях противников, Яценко и Ко решили провести зеркальные мероприятия. Однако они оказались значительно менее масштабными и показательными, чем акции настоящих оценщиков.

Созрела ли революционная ситуация

Накал страстей на съезде в Доме кино достиг небывалого накала. В его резолюцию был с голоса вписан и, в конечном счете, проголосован пункт о выражении недоверия председателю Фонда госимущества Александру Рябченко.

Революционность этого шага в том, что приватизационное ведомство было и остается главным заказчиком и руководителем оценочной деятельности в стране.

Пойти на открытую конфронтацию с ФГИ лидеров оценочной профессии заставило не только игнорирование их предложений и давление общественности. Был повод гораздо серьезнее.

Сразу после провала первой попытки реформирования отрасли "по-яценковски", началась кампания по дискриминации тех ведущих украинских фирм, руководители и собственники которых выступили против планов фонда. Эту кампанию проводило приватизационное ведомство.

Раньше фирмы Амфитеатрова, Шалаева, Коваль, Антипенко, Туровской выигрывали конкурсы на оценку наиболее лакомых украинских предприятий. А после событий июня 2012 года ведомство Рябченко стало не замечать их заявок.

Так, конкурс на оценку Запорожского титаномагниевого комбината выиграло "Бюро Маркуса". Его учредитель и директор Яков Маркус, несмотря на то, что входит в руководство "Украинского общества оценщиков", участия в конфронтации с приватизационным ведомством не принимал.

Фото camelot.dn.ua

Возникает вопрос: почему Минюст, ФГИ, Налоговая администрация и Госкомпредпринимательства не хотят прислушаться к разумным предложениям настоящих специалистов в области оценки?

По какой причине эти уважаемые ведомства в ущерб своей публичной репутации, политическому имиджу Партии регионов и просто вопреки здравому смыслу повторно пытаются узаконить проталкиваемую известными махинаторами схему?

Оценка как пилотный проект чиновничьих генералов

Прежде чем ответить на эти вопросы, ради истины надо отметить, что за последние десять лет независимая оценка приобрела коррупционный характер.

Во-первых, разве могло быть иначе в условиях недоразвитой рыночной экономики и криминально-олигархического режима власти?

Во-вторых, решающую роль в этом сыграла сама государственная бюрократия, которая, как известно, всегда закладывает свои интересы во все чиновничьи процедуры разрешения, согласования, проверки и утверждения.

В-третьих, проталкиваемая отцами "тендерной мафии" схема реформирования оценки для налогообложения значительно ухудшит ситуацию в этой сфере - и с точки зрения стоимостных параметров, и по качеству выполняемых работ.

Какую же цель преследуют ведомства Рябченка, Лавриновича, Клименко и Бродского? Выскажем предположения, которые хоть сколь-нибудь логично объясняют происходящий фарс.

Во-первых, целью может быть сведение всей экспертной оценки к примитивному алгоритму расчетов по одной-двум формулам.

Во-вторых, узаконить ее заочный характер - без выезда и осмотра объекта.

В-третьих, заменить несколько тысяч самостоятельных оценщиков, работающих в сфере налогообложения, несколькими сотнями молодых и послушных специалистов, работающих в подконтрольных чиновникам фирмам.

В-четвертых, увеличить размер откатов, которые чиновники могут получить от организаторов схемы. Делаться это будет под предлогом введения запатентованной системы контроля над качеством оценок и включения права на ее использование в стоимость услуги.

Фото bulvar.if.ua

В этой связи заметим, что одной из "фишек" Яценко с давних пор было патентование документации. Например, много лет назад он запатентовал бланки, на которых составляются тендерные заявки.

С тех пор некие структуры, связь с которыми Яценко отрицает, получают небольшие, но гарантированные деньги за использование интеллектуальной собственности.

В-пятых, целью происходящего фарса может быть намерение проучить и поставить на место отбившихся в последнее время от рук "независимых" оценщиков.

Оценщиков, которые в связи с экономическим кризисом не только существенно уменьшили отстегиваемый "бакшиш", но и, как показали июньские события, начали взбрыкивать.

Последнее для чиновничьего генералитета особенно важно. Для него узаконивание схемы Яценко-Осыки важно в качестве пилотного проекта.

Сразу же после его реализации планируется перенесение ноу-хау отцов "тендерной мафии" на оценку для автоэкспертизы, продажу конфискованного и залогового имущества. Кто подомнет эти сферы? Не Налоговая и Минюст ли?

Как утверждают оценщики, неофициально это уже происходит. По устному распоряжению руководства МВД, круг фирм, занимающихся автоэкспертизой, сужен до 20-ти, а Министерства юстиции - аж до пяти.

Причем с ноября 2012 года государственной исполнительной службе рекомендовано работать по оценке конфискованного и залогового имущества только с одной экспертной компанией - "Вега".

Это порождает вопросы к Александру Лавриновичу, который упорно настаивает, что он не имеет никакого отношения к действиям Исполнительной службы.

К слову, ГНАУ, Минюст и МВД, которые должны быть образцами соблюдения закона, всегда старались регулировать результаты оценки в нужную им сторону.

Повторится ли история

В конце 1990-х годов органы налоговой администрации активно накладывали аресты на собственность предприятий, которые находились в процессе приватизации. А Минюст, МВД и Таможенный комитет очень успешно, с точки зрения причастных к этому чиновников, реализовывали конфискованное и арестованное имущество через свои подразделения.

В эту схему весьма удачно вписалось образованное в июле 1999 года при Министерстве юстиции специализированное предприятие "Укрспецюст", а при ГНАУ - общественный центр "Профессионал". Они были наделены правами самостоятельной реализации изъятого за долги имущества.

Есть несколько ярких примеров продажи за бесценок имущества приватизируемых предприятий Налоговой администрацией.

Фото job-sbu.org

Так, за долги перед государством и судебными уполномоченными по процедурам банкротства было реализовано имущество ОАО "Дереевский камнедробильный комбинат". При его остаточной балансовой стоимости свыше 300 тыс грн оно было сбыто органами ГНАУ всего за половину стоимости.

Имущество ОАО "Серп и молот" - за треть остаточной стоимости, ОАО "Завод электронной и газовой аппаратуры "Электрон-газ" - за 36%. Имущество ОАО "Одесский завод "Центролит" оценено 12% остаточной стоимости.

Лисичанский комбинат хлебопродуктов, задолжавший Укрсоцбанку 1 900 тыс грн, был продан "Укрспецюстом" всего за 2,2 млн грн. Хотя только балансовая стоимость предприятия составляла около 10 млн грн.

Согласно решению Высшего арбитражного суда Украины по искам компаний "Топливо и энергетика Украины" и ООО "Укрвостокинвест", 28 апреля 2001 года за долги были проданы с аукциона за 160 млн грн Луганская, Зуевская и Кураховская ТЭС, входившие тогда в состав ОАО "Донбассэнерго".

В начале 2000-х годов все энергокомпании забросали исками на банкротство. Их число измерялось сотнями, а суммы претензий - миллиардами гривен.

До апреля 2001 суды удовлетворили 219 исков о взыскании 2,97 млрд грн долгов с энергоснабжающих компаний. В том числе по пяти искам на сумму свыше 1 млрд грн были приняты решения о взыскании имущества. Это было лишь начало.

Потом были вынесены судебные решения о взыскании имущества "Крымэнерго" в счет удовлетворения иска на 329 млн грн. Затем - решения о взыскании имущества с "Закарпатьеоблэнерго", "Днепроблэнерго", "Харьковоблэнерго".

Наряду с энергораспределяющими компаниями, банкротили и генерирующие. По далеко не полным данным, было удовлетворено 89 предъявленных к ним исков. В том числе по 23 искам на 494 млн грн приняты решения о взыскании имущества.

В частности, приняты судебные решения о взыскании имущества НАЭК "Энергоатом" в счет удовлетворения 11 исков на 11 млн грн. Отобрано имущество ОАО "Центрэнерго" по иску на 10 млн грн, ОАО "Днепрэнерго" на основании двух исков на 2 млн грн, Запорожской АЭС - после трех исков - на 0,5 млн грн.

Этой участи не избежала даже Чернобыльская АЭС - к ней имелась пара исков на 2,3 млн грн.

Фото news.if.ua

Попытки теневой приватизации энергетики резко подорвали имидж украинской приватизации в глазах зарубежных инвесторов.

Так, курс покупки акций "Донбассэнерго" в Первой фондовой торговой системе упал в 3,3 раза. Три компании - J.P. Morgan Chase (Великобритания), Creditanstalt (Австрия) и PriceWaterhouseCoopers Financial Advisory Services (Австрия) - отказались от участия в конкурсе по отбору финансового советника при приватизации 12 украинских облэнерго в 2001 году.

Однако теневая приватизация тогда отнюдь не ограничилась энергокомпаниями.

18 мая 2001 года на Украинской универсальной товарной бирже двумя лотами за долги перед кредиторами был продан 49-процентный пакет акций украинско-ирландского совместного предприятия ЗАО "СП "Росава", Белая Церковь.

Пакет был продан двум ООО - "Макростоксу" и "Интерцизе" - всего за 4,29 млн грн при его экспертной стоимости 102,750 млн грн. Как известно, сегодня завод контролируется Константином Жеваго.

Доля производимых "Росавой" шин для легковых авто на рынке Украины тогда составляла 75%, грузовых и сельскохозяйственных машин - 7%.

В 2000 году СП увеличило выпуск легковых и легких грузовых шин на 16,1%. Доля экспорта в общем объеме реализации продукции СП в 2000 году составила 57,2%.

Чистая выручка от реализации СП по результатам деятельности в 2011 году составила 450,687 млн грн, а чистая прибыль - 0,608 млн грн. При этом кредиторская задолженность снизилась с 100 млн грн до 79,76 млн грн, а дебиторская - с 81,55 млн грн до 30,86 млн грн.

То есть предприятие было и остается в хорошем финансовом состоянии. Поэтому продажа его за бесценок вызывает невероятное количество вопросов.

Подобные действия налоговой администрации нарушали баланс стоимости уставного фонда и стоимости активов, что приводило к обесцениванию акций предприятий, а в некоторых случаях - к фактической их ликвидации.

Постановлением "О некоторых мерах по эффективному использованию имущества предприятий, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности государства" от 8 мая 2001 года правительство утвердило комплекс мер по защите имущественных прав государства и предотвращению теневой приватизации предприятий стратегического значения - включая объекты ТЭК.

Согласно документу, соответствующим ведомствам было поручено подготовить проекты изменений к законам "О возобновлении платежеспособности должника или признании его банкротом" и "Об исполнительном производстве" с целью усовершенствования порядка взыскания имущества предприятий-должников, имеющих стратегическое значение для экономики и безопасности государства.

Кроме того, по поручению правительства Министерством юстиции был освобожден от должности генеральный директор специализированного государственного предприятия "Укрспецюст" Александр Тарасюк.

23 мая 2001 года Кабмин запретил госструктурам выступать с исками по отчуждению имущества госпредприятий с целью погашения кредиторской задолженности до принятия соответствующего законодательного акта.

Президент Леонид Кучма поручил Минюсту обеспечить приостановление взыскания на указанное имущество. Он обязал чиновников в случае ареста госимущества или акций принимать меры по финансовому оздоровлению предприятий во избежание процедуры исполнительного производства.

Фото ЕП

Руководители силовых ведомств должны были обеспечить защиту имущественных интересов государства и недопущение фактов злоупотребления со стороны должностных лиц в процессе принудительной реализации имущества госпредприятий и предприятий с долей государства свыше 25%.

6 июля 2001 года на заседании комитета Верховной рады по вопросам экономической политики заместитель Генпрокурора Алексей Баганец сообщил, что Генпрокуратура обратилась в суд с исками о расторжении договоров купли-продажи за долги имущества "Донбассэнеpro" и "Луганскоблэнерго", а также 49% акций СП "Росава", которые контролировались государством.

Он также отметил, что Генпрокуратура возбудила уголовные дела по данным фактам продажи. По информации Баганца, только за четыре месяца 2001 года было возбуждено более 40 уголовных дел против сотрудников государственной исполнительной службы и госпредприятия "Укрспецюст".

Только в Винницкой области выявлено 87 случаев реализации транспортных средств с нарушениями. В результате, тогда в области арестовали 13 должностных лиц, обвинения предъявлены 22 чиновникам.

Основываясь на этих фактах, Генпрокурор поручил Баганцу подготовить обращение к президенту о привлечении к ответственности министра юстиции Сюзанны Станик и ее первого заместителя Бронислава Стычинского.

По словам выступившего на заседании представителя СБУ, за 2001 год число выявленных фактов нарушения при реализации имущества выросло в 2,5 раза.

В связи с этим президент поручил правительству внести изменения в уставы государственных холдинговых и акционерных компаний, которые бы запрещали отчуждение переданных в их уставные фонды государственных пакетов акций предприятий вне рамок законов о приватизации.

Также он поручил ускорить выведение из уставных фондов таких компаний акций предприятий, не имеющих непосредственного отношения к деятельности государственных холдингов, чтобы передать их Фонду госимущества.

Кроме того, президент направил в Верховную раду законопроект о введении моратория на принудительную реализацию имущества государственных предприятий и предприятий с госдолей свыше 25% уставного фонда.

Он предусматривал предотвращение взысканий с государственных объектов недвижимого имущества, станков, оборудования, других основных средств, сырья, материалов для производства и акций как финансовых активов.

Под действие законопроекта подпадало как отчуждение имущества по процедуре банкротства, так и реализация имущества, находящегося в налоговом залоге.

9 июля 2001 года парламент единодушно - 340 голосов "за" - проголосовал за закон "О введении моратория на принудительную реализацию имущества". Однако президент его ветировал, поскольку он касался и энергокомпаний. Такое "расширение", по мнению Кучмы, помешало бы процессу приватизации.

Таким образом, при содействии главы государства теневая приватизация была легализована и стала неотъемлемой частью процессов разгосударствления.

Как видно из исторического экскурса, Минюст и ГНАУ и раньше были главными модераторами схем в подведомственной им экспертной оценке.

Раньше их руководителей интересовала только проблема увеличения своих теневых доходов. Сегодня они решают задачу приручения выбившихся за семь лет из-под бюрократического контроля "независимых" оценщиков.

Это связано, прежде всего, с утвердившимися в Украине сразу же после победы Виктора Януковича на президентских выборах в 2010 году тенденциями к усилению авторитаризма власти и монополизации придворными олигархами практически всех сфер экономической жизни страны.

В данных условиях любая локальная борьба общественных активистов с произволом государственной бюрократии является не только борьбой за свои профессиональные права и интересы, но и за сохранение еще хрупких в Украине демократических традиций и слабых ростков гражданского общества.

С учетом расклада сил в обществе, победа "независимых" оценщиков в борьбе с чиновниками ФГИ, Минюста, Налоговой администрации и протежируемых ими махинаторов маловероятна.

Однако, с одной стороны, спасение утопающих - дело рук самих утопающих. А с другой - на кон поставлены не только интересы специалистов конкретной профессии, но и всех граждан Украины. Ведь в случае узаконивания оценочной схемы Яценко-Осыки, именно им придется платить в три-четыре раза больше.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!