Как оценочная деятельность стала проституцией

Как оценочная деятельность стала проституцией

Нельзя всю ответственность сваливать на Фонд госимущества. Виноваты и сами оценщики. И до 2003 года, и последующие 10 лет они не были святыми.
Суббота, 7 июля 2012, 16:29
Владимир Ларцев, для ЕП

Нельзя всю ответственность сваливать  на Фонд госимущества. Виноваты и сами оценщики. И до 2003 года, и последующие 10 лет они не были святыми.

Активные протестные выступления рядовых оценщиков и поддержка СМИ заставили председателя  Фонда госимущества Александра Рябченко отменить свои апрельские и майские приказы. Этими приказами вводилось монопольное право 12-ти тайно  отобранных фирм  оценивать все объекты  для налогооблажения.

На первый взгляд, может создаться впечатление, что гражданское общество одержало хоть и маленькую, но очень важную в условиях усиления авторитаризма в Украине победу. Но радоваться рано.

Похоже, это лишь отвлекающие манёвры.

Упомянутые приказы председатель ФГИУ вечером 14 июня, конечно, отменил. Но 15 числа утром, изменив формулировку, прекратил их действие. По какой-то причине Александр Рябченко был очень заинтересован сохранить коррупционную схему в сфере налоговой оценки, а поэтому даже пошёл на умышленную неточность в выполнении распоряжения премьер-министра. И лишь после повторных публичных возмущений активистов-оценщиков, он вынужден был издать приказ № 2965, приводящий нормативную базу ФДМУ в точное соответствие с указанием Николая Азарова.

Другое наглядное подтверждение тому, что это лишь маневр, – поправка, внесённая в середине июня текущего года в законопроект "Про державне мито". Она вводит следующий абзац: "Во время начисления суммы государственной пошлины за удостоверение договоров об отчуждении или  залоге имущества, которое подлежит регистрации (кроме земельных участков), которое находится в собственности физических или юридических лиц, стоимость таких договоров определяется исходя из суммы договора, но не ниже его оценочной стоимости, которая определена субъектом оценочной деятельности – субъектом ведения хозяйства частной формы собственности, исключительным видом деятельности которого является оценка для целей налогообложения и начисления и уплаты других  обязательных платежей, которые производятся в соответствии с законодательством".

То есть теперь, несмотря на ещё не утихнувший скандал с попыткой монополизировать оценку для целей налогооблажения парламентские  деятели пытаются распространить её на юридические лица. Сейчас он действует лишь для сделок населения.

Возникает закономерный вопрос: почему в Украине с завидной регулярностью пытаются повторить схему, которая до боли напоминает печально известную Тендерную палату?

Я бы назвал две причины. Первая – к этому процессу могут быть причастны одни и те же лица. А именно, бывшие бютовцы Антон Яценко и Сергей Осыка.

И вторая - это возможность получить рекордные прибыли. Причем, в данном случае не имеет значения, к каким партиям и блокам относятся люди, которые действуют заодно.

Например, как писали  СМИ, в организации Тендерной палаты её "крестные отцы", бывшие, тесно сотрудничали с коммунистами Александром Ткаченко и Петром Симоненко.   При лоббировании "органа обжалования тендерных нарушений при Минэкономики" - с бютовцем Богданом Губским  и регионалом Николаем Азаровым. При создании при Государственной Налоговой администрации "Оператора  електронної реєстрації та звітності" - с бютовцем Андреем Кожемякиным. При проталкивании "информационной системы по формализации собственности в Украине" - с социалистом Василием Сушко. При организации услуг – со ставленником  блока левых партий Василием Волгой и тогдашним главой Госпредпринимательства Михаилом Бродским.

В своих попытках создать   "Национального  оператора азартных игр" Яценко и Осыка опирались на бывшего министра финансов Фёдора Ярошенко.

По доступной мне информации, в попытке монополизации 12-ю фирмами рынка оценки для целей налогообложения отцы-основатели Тендерной палаты не только включили в свою схему главу ФГИ Александра Рябченко и министра юстиции Александра Лавриновича, но и заручились поддержкой старшего сына Президента Александра Януковича.

Фото expert-realty.com.ua

Кто больше виноват в дискредитации оценочной профессии

Вышеназванные процессы во многом происходят потому, что общественные организации вместо защиты профессиональных интересов своих  членов занимаются решением личных вопросов.

Как я уже писал в предыдущих статьях,  за последние девять лет институт „независимой оценки” превратился в составной и неотъемлемый элемент коррупционных технологий, которые используются для приватизации и отчуждения конфискованного и залогового госимущества.

При чём, позволю себе утверждать, произошло это благодаря сознательным и целенаправленным "организационно-методическим" усилиям руководства Фонда госимущества. В последние годы оценочная коррупция пронизала  ФДМУ насквозь, начиная с подготовки  конкурсов по отбору экспертных фирм, и заканчивая утверждением конечных цифр их расчетов сотрудниками приватизационного ведомства.

В данном ракурсе вызывают умиление оправдания председателя Фонда госимущества Александра Рябченко, который в недавнем интервью газете "Зеркало недели" пытался объяснить причины вынужденной отмены апрельских  и майских приказов своего ведомства.    

Доктор экономических наук, профессор, который четыре года возглавлял Специальную контрольную комиссию по вопросам  приватизации Верховной Рады Украины, шесть лет руководил им же созданным частным институтом приватизации, менеджмента и бизнеса, два года был главой ФДМУ, говорит, что он и его команда не увидели, что сфера оценивания ещё институционально не готова к введению  норм, обеспечивающих специальную оценку для налогообложения.

На протяжении января-апреля 2012 года во время совещаний в Фонде госимущества и в своих письменных обращениях руководители ряда профильных общественных организаций доказывали, что это не правильно, коррупционно, и вызовет массовые протесты рядовых оценщиков. На что, если верить утверждениям участников неоднократных "бесед" с Рябченко, тот каждый раз отвечал:  это не ваш рынок, не лезьте в данный вопрос, иначе пострадаете.

Другие же оправдательные посылы  председателя Фонда госимущества, озвученные им в интервью  "Зеркалу недели", являются просто откровенной неправдой. А именно, что: нет специальных учебных заведений, которые бы готовили  специалистов данного направления;  невозможно очень быстро подготовить достаточное количество оценщиков, чтобы обеспечить все потребности рынка;  сама система не готова к тому, чтобы этот вид оценки являлся исключительно видом деятельности, и  что сначала нужно создать условия, при которых он мог существовать.

Почему руководство ФГИУ никак не может изобрести "велосипед"

Вместо того, чтобы сознательно внедрять новые коррупционные схемы в "независимую оценку", надо просто на нормативно-законодательном уровне  обеспечить здоровую конкуренцию  и прозрачность в этой важной сфере. Причём всё, что необходимо сделать для реализации данной задачи, лежит на поверхности. Писала об этом и ЕП, и "Зеркало недели", и "Деловая столица", и ОРД, и ряд других печатных, и электронных СМИ.

Но и Рябченко, и другие руководители ФДМУ упорно не идут на диалог по этому поводу. Ведь если они предпримут  очевидные своей эффективностью практические шаги, много высокопоставленных должностных лиц  Фонда госимущества, правительства и профильных министерств и ведомств потеряют возможность получения "левых" доходов, и у них осложнятся отношения с украинскими олигархами.

Подлинные хозяева нашей страны   хотят приобретать ликвидную общенародную собственность не по реальным рыночным ценам, а по бросовым.

Обратная сторона "оценочной аферы"

Безусловно, мы не должны идеализировать рынок оценки.

Нельзя всю ответственность сваливать  на регулирующий  этот вид экономической деятельности Фонд госимущества. Виноваты и сами оценщики.

Необходимо констатировать, что и до 2003 года, и последующие 10 лет все они  не были „святыми”, и часто грешили ради получения большего заработка.

С конца 1990-х годов все без исключения финансово промышленные группы и большие бизнесмены в Украину сработались с теми или другими ведущими экспертными фирмами. С 2003 года процесс присвоения ликвидной госсобственности приобрел практически адресный характер. 

Соответственно, уполномоченные менеджеры наших толстосумов перед объявлением Фондом госимущества конкурсов по продаже интересных объектив предварительно начинали договариваться с афилированными с ними оценщиками.  Они пытались предварительно достать необходимые данные по интересному предприятию, чтобы провести предыдущие финансовые и хозяйственные расчеты (как правило, для олигархов это не составляло проблему).

Если это было невозможно, то бизнесмены договаривались (и договариваются) доплатить оценщикам. Кроме официально зафиксированной в договоре из ФГИУ суммы за их услуги, это еще 10-15% от суммы потенциально возможного занижения ими стоимости предприятия.

Те  оценщики, которые начали первыми осваивать эту специальность, за 1990-е годы заработали себе имя, связи и рынок заказов отечественных и российских олигархов, которые сделали и наращивают свои состояния  за счёт приватизации украинских госактивов.

Стремясь сохранить свои лидерские позиции, они в рамках учреждённой ими первой общественной организации "Украинского общества оценщиков" стали вводить для себя привилегированные квалификационные ранги и категории. Это не устроило оценщиков второй, третьей и последующих "призывных волн", и те начали создавать новые профессиональные саморегулирующиеся  организации.

Однако благодаря наработанным связям наиболее лакомые заказы в сфере разгосударствления собственности остались за "стариками". Так как их получение зависит от руководства Кабмина и Фонда госимущества, возникла коррупционная "спайка" между высокопоставленными чиновниками, олигархами и ведущими оценщиками УТО.

Эгоистические интересы последних обусловили их молчание, когда ФДМУ, начиная с 2005 года, так построил нормативно-законодательную базу и свою практическую деятельность по руководству этой сферой, что рядовые оценщики, желавшие принять участие в оценке приватизируемых объектов, поневоле вынуждены были участвовать в коррупционных схемах по занижению стоимости продаваемых Фондом госимущества объектов. Данный подход быстро был перенесён и на другие области применения экспертной оценки. В результате, целая профессия оказалась дискредитирована.

Поэтому неудивительно, что сегодня не только чиновники, олигархи и простые бизнесмены, но и большинство украинских граждан относятся к "независимой оценке" как к такому виду экономической деятельности, который не имеет объективных критериев. Соответственно, все они считают (к сожалению, в целом  небезосновательно), что эксперта-оценщика можно, путём уплаты ему 10-20% "левого кэша" от размера занижения рыночной стоимости объекта, побудить "рассчитать и обосновать"  ту конечную цифру, которая нужна заказчику.

Цена молчания "оценочных генералов"

Воспользовавшись сложившейся в  профессии ситуацией, "тендерные отцы" и высокопоставленные чиновники ФДМУ, Минюста и ГНАУ решили погреть руки на оценке для налогооблажения.

Показательным является факт, что Алексей Амфитиатров, Владимир Шалаев, Сергей Овчаров, Елена Коваль и ряд других руководителей и авторитетов  Украинского общества оценщиков в публичном протесте общественности против последних оценочных новаций власти не участвовали. Хотя они оценивали наиболее лакомые объекты, выставляемые Фондом госимущества на приватизационные конкурсы ("Укртелеком", авиакомпании, облэнерго, гостиница "Спорт" и т.д.). Ну,  это и понятно: зачем навлекать на себя немилость тех, от кого зависит получение ими "жирных заказов"?

Но ясно и другое. Если рядовые оценщики не сделают выводы из недавней истории, то государственная бюрократия  по-прежнему будет стараться вытереть о них   ноги. Чтобы подобная ситуация  не повторилась, нужно немного.

Нужно объединить усилия всех общественных организаций, и заставить Фонд госимущества создать такую нормативную базу для рынка экспертной оценки, которая бы обеспечила здоровую конкуренцию среди её участников.

*  *  *
Колонка є видом матеріалу, який відображає точку зору окремо взятого автора на окремо взяту тему. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції "Економічної правди"  та "Української правди" може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua