Как система социальной помощи культивирует бедность

Как система социальной помощи культивирует бедность

Вторник, 27 марта 2018, 11:20 -
В Украине 300 тыс семей получают помощь как малоимущие. В 2017 году на эти цели было потрачено 12 млрд грн из госбюджета. При этом треть получателей не работает и не особо ищет работу. Почему же система соцпомощи, забирая столько ресурсов государства, не способна победить бедность?

Как бы это странно ни звучало, Украина — очень социальное государство. 34,4% ВВП перераспределяется через бюджет. Государство распоряжается третью всех денег, раздавая их тем, кто в них больше всего, по мнению власти, нуждается.

Украинцы раньше всех уходят на пенсию и получают ее, даже если всю жизнь не платили налоги. Государство содержит не только пенсионеров.

Денежная поддержка сопровождает украинцев с рождения и до смерти: помощь при рождении, выплаты многодетным семьям, детям-сиротам, инвалидам, студентам, помощь по безработице, оплата ЖКУ, оплата жилья для переселенцев. Социальный бюджет на 2018 год в Украине сопоставим по размерам с военным.

В итоге по показателю равенства Украина в 2017 году оказалась на первом месте среди 140 стран. Индекс Джини, который использует Мировой банк, и рейтинг Габриеля Пальмы, который использует ОНН, утверждают, что разрыв между богатыми и бедными в Украине, Норвегии и Словении меньше, чем где-либо в мире.

Почему же украинцы живут намного беднее соседей? Социальное государство может удерживать бедных граждан на уровне прожиточного минимума, но сделать их богатыми просто не хватит ресурсов.

Например, существует так называемая государственная помощь для малоимущих. Ее назначают раз в полгода и выплачивают ежемесячно семьям, доход которых не обеспечивает необходимого минимума. По данным Минсоцполитики, в начале 2018 года ее получали 306 тыс семей, то есть около 1 млн граждан.

За 2017 год бюджет потратил на эти цели 11,9 млрд грн. В 2018 году социальную помощь получат уже 341,7 тыс семей. Причем размер помощи будет увеличен: на 250 грн — для детей до 13 лет и на 500 грн — для старших детей.

Профессиональные иждивенцы

По закону помощь могут получать только те, кто работает, учится, служит, стоит на учете в службе занятости — кто пытается, но это не приносит достаточно денег.

Однако в реальности социальные комиссии на местах могут принять решение о выделении помощи, даже если трудоспособный член семьи не работает. Например, если он болен или в семье трое и больше детей. Таких в 2017 году было, по предварительным оценкам, около 30% от всех получателей.

Средний размер помощи в 2017 году составил 3 743 грн, что сопоставимо с минимальной зарплатой. Такие семьи также обычно пользуются субсидией на оплату ЖКУ и помощью на детей, что позволяет получить до 7 тыс грн.

В центрах занятости утверждают: люди выбирают помощь государства вместо работы сознательно, так как работа есть. "Количество вакансий в области за год выросло на 25% до 4 800. Они неплохие: есть предложения с зарплатой 7-9 тыс грн", — рассказывает заместитель директора Львовского областного центра занятости Оксана Иванчук. Средняя зарплата по вакансиям составляет 4700-4800 грн.

"Сумма помощи сравнима с зарплатой, которую можно получать и не работать. Нет расходов на дорогу и обеды. В горных районах, где люди имеют более трех детей, родители живут за счет приусадебного хозяйства и государственной помощи. Побудить их работать почти невозможно", — сетует Иванчук.

Государство сделало попытку отвадить граждан от безделья. В июле 2016 года были внесены изменения в порядок назначения помощи малообеспеченным семьям.

Теперь, если человек обратился в центр занятости и впоследствии был снят с учета из-за отказа от вакансии, ему помощь уже не назначается. Однако если вовсе не обращаться — это не в счет. На практике многие решили, что выгодно не обращаться, а принудить их к этому никто не может.

Более того, профессиональные получатели помощи находят формальные основания считаться занятыми. Начальник отдела Львовской ОГА Василий Гельбич уверяет, что схем много, например — "уход за пожилым родственником".

"У нас есть такая помощь как уход за престарелыми. Самая несуразная помощь, назначается в размере 18 грн в месяц, действует с 1996 года. Человек, который ее получает, юридически имеет полноценный рабочий стаж.

Представьте: вы живете в горном селе и не можете найти себе работу. Однако у вас есть старая бабушка. Вы оформляете за ней уход и можете официально претендовать на помощь для малоимущих", — говорит Гельбич.

Ситуация, когда люди предпочитают работе пособие, не уникальна. Другие страны с развитой системой социальной поддержки тоже вынуждены мотивировать граждан к труду. В США аналог помощи малоимущим получают одинокие родители с маленькими детьми в общей сложности не более пяти лет за всю жизнь. Для тех, кто находится в состоянии крайней нищеты, существуют продовольственные талоны.

В Британии поддержку может получить только работающий гражданин с низкими доходами. Исключения — инвалиды и одинокие родители с детьми до пяти лет.

Литовцев, которые претендуют на социальную помощь, можно привлекать к полезным общественным работам. Обычно на такие работы направляются трудоспособные, но не работающие люди, у которых нет на попечении детей.

В Украине тоже есть такая возможность. Служба занятости может предложить человеку временную работу в интересах общины, пока не найдется подходящая вакансия. И в Литве, и в Украине получатель социальной помощи может отказаться от работы, но в Украине отказ не будет иметь последствий.

В Литве гражданам, которые не хотят выполнять общественные работы, социальная помощь выделяется исключительно в безденежной форме — продуктами питания или карточками на продукты, одеждой, оплатой детсада.

Мнимые малоимущие

По статистике Минсоцполитики, в 2017 году работало 16,2 млн украинцев, из них 3,7 млн — в неформальном секторе, то есть они не декларировали доходы и не платили налоги. Конечно, далеко не все труженики "тени" обращаются за социальной помощью, но, как утверждают социальные работники, такие случаи — не редкость.

В Харьковской области есть своя знаменитость: гражданин, который с 2002 года стоит на учете в областном центре занятости. За 16 лет его несколько раз трудоустраивали, но работал он не больше нескольких месяцев. Он успел даже пару недель побыть штатным сотрудником самой службы занятости.

По закону гражданин, которому далеко до пенсии, а герой именно такой, может получать пособие по безработице почти год после увольнения. Первые три месяца — 100% оклада, вторые — 80%, далее — 70%. А вот государственную помощь в качестве малоимущего он может получать без ограничений, пока стоит на учете.

Кроме того, предприимчивый гражданин успел за это время получить юридическое образование и не упускает случая его применить при попытке социальных служб снять его с учета или направить на работу. В таких случаях он пишет грамотные жалобы и даже время от времени судится с центром занятости.

Во Львовской области — своя специфика.

"Близость границы и возможность свободного приграничного движения в 30-километровой зоне позволяет возить через границу товар и получать доходы, которые никак не декларируются. Недавно челноки бастовали в связи с изменениями налогового и таможенного законодательства — их наравне с другими обязали платить пошлины при ввозе товаров на определенную сумму.

Это правильно — из-за того, что они не платят налогов, проигрывают те, кто официально ведет бизнес. А эти люди хорошо пристроились на шее тех, кто официально работает. Они получают жилищные субсидии, помощь как малообеспеченные и при этом жалуются, что в стране все плохо с медициной, школами и дорогами", — описывает ситуацию Иванчук.

С 2017 года действует договоренность об обмене информацией между службами социальной защиты и пограничниками. Управление социальной защиты по запросу может проверить, пересекал человек границу или нет.

Сотрудничают социальные службы и с СБУ. В частности, в отношении переселенцев, которые также оформляют помощь и спокойно возвращаются на неподконтрольную территорию, чтобы снова приехать за помощью через полгода.

Чем они занимаются в ОРДЛО — проверить невозможно. Обмен информацией позволяет отсекать торгующих челноков, но работает система недавно и точечно.

Выбирают ли люди жизнь за счет социальной помощи вместо работы или используют эту помощь в качестве дополнения к неофициальным доходам — суть одна: трудоспособные граждане исключаются из экономики и вместо того, чтобы быть статьей дохода бюджета, превращаются в статью расхода.

Читай также
Бедный не потому, что дурак. Почему Украинцы не могут разбогатеть?
Почему украинец бедный? Шесть гипотез.

По словам психолога Оксаны Ивановой, такое поведение обусловлено инстинктом самосохранения, один из механизмов которого — адаптация к окружающей среде.

"Есть две основные жизненные стратегии адаптации. Одна — это борьба. Она предполагает активную жизненную позицию и усилия, направленные на изменение дискомфортных жизненных обстоятельств. Другая — приспособление, самый легкий путь. Несмотря на ущербность такой стратегии, ее выбирает множество людей.

Это связано с патологическим желанием сохранить мнимую зону комфорта, экономией энергии и привычкой. Украинцы, которые живут на пособия, попали в ловушку. Им не нужно напрягаться, но это чревато личностной и социальной деградацией. Как следствие, страдает все общество", — констатирует психолог.

Работники социальной сферы предлагают ограничить доступ к пособиям для трудоспособных неработающих граждан, которые отказываются от трудоустройства.

Иванова уверена, что это поможет не только бюджету, но и самим безработным: "Когда человеку по-настоящему плохо, он начинает что-то делать. Со своей зоны комфорта он не выходит, а вылетает. Без "волшебного пенделя" никак!".

Не рыба, а удочка

Если самое справедливое перераспределение не помогает, как государству бороться с бедностью? В 2006 году Нобелевскую премию мира за успешную борьбу с бедностью получил Мухаммад Юнус и основанный им Grameen Bank.

Реализованная банкиром идея была простой: предоставлять дешевые микрокредиты малообеспеченным семьям, которым закрыт путь к обычному банковскому кредитованию. Не помощь или субсидию, а именно ссуду.

Полем деятельности стал Бангладеш 1970-х годов. Там Юнус взял заем в государственном банке и раздал его бедным — начал предоставлять маленькие суммы под очень низкие проценты, причем вовсе без залога. Условие было одно: деньги давались на открытие семейного бизнеса или его расширение.

В 1980-х Юнус создал банк, основанный на модели кредитования малоимущих. По его словам, за 30 лет процент невозврата составил менее 10%. (Доля просроченных более чем на три месяца кредитов в банковской системе Украины — 54%.)

После успеха Grameen идею с микрокредитованием взяли на вооружение правительства многих стран. На подобный эксперимент при поддержке Мирового банка пошло и Министерство социальной политики Украины.

Эксперимент был закреплен в постановлении Кабмина №1154 "О привлечении к работе членов малоимущих семей и внутренне перемещенных лиц" и реализуется в виде пилотного проекта "Рука допомоги". Проект действует в Харьковской, Львовской и Полтавской областях. Участники могут получить до 70 тыс грн.

Для сравнения: средняя сумма государственного микрокредита на открытие бизнеса в Великобритании составила в 2017 году 6 тыс фунтов, что с учетом покупательной способности фунта не намного больше, чем дает Минсоцполитики.

Однако для англичан заем стоит 6% годовых, без налоговых преференций, а консультационное сопровождение длится лишь первый год.

В отличие от кредитов Юнуса, которые порой тратились на свадьбы, Минсоцполитики не дает "живых" денег. Оно финансирует покупку оборудования и материалов для запуска своего дела и требует вернуть деньги в течение трех лет.

При этом сумма возврата уменьшается на сумму уплаченных налогов. В случае трудоустройства двух человек из числа малообеспеченных на срок не менее двух лет средства возвращать не нужно.

Казалось бы, для предпринимательства нужны особое мышление и образование. Однако практика показывает неожиданные результаты. Одна из первых участниц пилота Наталия Тетера — женщина из маленького городка в Харьковской области с образованием швеи и в том возрасте, когда люди редко решаются что-то менять.

Она долго работала поваром, пока не попала под сокращение. Однако оказалось, что это тот случай, когда "не было бы счастья, да несчастье помогло". Получив микрокредит на 60 тыс грн, она открыла пиццерию.

"Я подумала: я что — хуже других? Готовить умею, с тестом дружу, отчего бы не попробовать? В центре занятости помогли купить оборудование, защитить бизнес-план. С января начала работать, наняла человека, как потеплеет — возьмем еще одного. Хочется развиваться, а не получать помощь от государства", — говорит она.

Чтобы внедрить эту практику по всей стране, нужно принять закон, а чтобы был эффект, нужно вытаскивать малоимущих из состояния безделья. Однако увеличить размер пособия — гораздо проще. Дай человеку рыбу и он будет сыт один день, пообещай ему больше рыбы — и он будет голосовать за тебя вечно.

powered by lun.ua