Westinghouse: строительство завода в Украине заведомо убыточно

Westinghouse: строительство завода в Украине заведомо убыточно

Четверг, 16 июня 2016, 09:06 -
Вице-президент компании Westinghouse Азиз Даг высказал свое мнение о строительстве завода по производству ядерного топлива, рассказал об условиях работы в Украине и отношениях топ-менеджмента с Юрием Иванющенко и Николаем Мартыненко.

В русскоязычной версии Википедии Westinghouse Electric представлена в статусе "американской электротехнической и ядерной компании США", которая в период Первой мировой войны неудачно торговала винтовками с Россией.

Cейчас она принадлежит японской корпорации Toshiba.

Для Украины Westinghouse Electric значит намного больше.

После бегства Виктора Януковича она должна была составить конкуренцию российской группе ТВЭЛ по двум ключевым направлениям в атомной энергетике: диверсификации поставок ядерного топлива на украинских АЭС и строительстве собственного сборочного предприятия по выпуску тепловыделяющих элементов.

С первой задачей американская компания справляется. Правда, связывать этот успех со сближением позиций Киева и Вашингтона наивно: "японские американцы" смотрят на Украину исключительно с коммерческой точки зрения, предпочитая не смешивать бизнес с политикой.

Отсутствие гибкого подхода к такому стратегическому и специфическому клиенту как Украина не позволяет Westinghouse стать главным партнером "Энергоатома" даже сейчас, когда позиции ТВЭЛ в Киеве неприлично слабы.

Яркий пример тому — нулевые результаты сторон в двухгодичных переговорах о строительстве завода по производству ядерного топлива. Американцы считают этот проект экономически невыгодным, а у украинцев на реализацию своей мечты нет денег.

Об условиях работы Westinghouse в Украине, отношениях топ-менеджмента с Юрием Иванющенко и Николаем Мартыненко ЭП рассказал вице-президент компании Азиз Даг.

"Я НЕ ПОНИМАЮ, В ЧЕМ ПОБЕДА ТВЭЛ"

— В 2010 году Westinghouse проиграла конкурс на строительство завода по производству ядерного топлива российской корпорации ТВЭЛ. Если не принимать во внимание политический фактор, выбор в пользу россиян был сделан по двум причинам: они пообещали передать нам технологии и привлечь финансирование в этот проект.

Вы не были готовы инвестировать в строительство завода и передавать технологии Украине?

— Проблем вокруг передачи технологий никогда не было. Мы даже не обсуждали эти вопросы.

— То есть компания была готова поделиться технологиями с Украиной?

— Да.

— Эти предложения не уступали по глубине раскрытия предложениям ТВЭЛ?

— Я не могу это комментировать.

— В вашем предложении напротив строк о финансировании строительства завода стояли прочерки. Почему вы были не готовы вкладывать деньги в этот проект?

— В предложение мы вписали все, что нужно для материализации этого проекта с технической точки зрения. А что касается финансирования, то мы являемся коммерческим предприятием. У нас нет поддержки ни правительства, ни центробанка. Это нужно понимать.

Westinghouse — это компания, которая пытается бороться на рынке, не имея поддержки со стороны. То есть у нас есть поддержка с точки зрения способствования экспорту, но у нас нет своего печатного станка, на котором мы можем напечатать финансирование для Украины. Такие же вопросы есть к нам в Болгарии, Чехии, Венгрии, Словакии.

— Если бы вы попытались сделать свое предложение более привлекательным и предоставили конкретные предложения о финансировании строительства, это бы поколебало шансы на победу ТВЭЛ в этом конкурсе.

— Когда вы говорите о победе ТВЭЛ, фактически это не так. У вас же нет предприятия по производству ядерного топлива. Я не понимаю, в чем их победа.

— Они выиграли конкурс.

— Да, но они ничего не построили.

— Так получилось из-за событий 2014 года, которые привели к смене власти и ее приоритетов.

— Возможно (пауза).

Что касается финансирования, мы, правительства Швеции и США были готовы привлечь специальное кредитное агентство, но украинская сторона приняла решение, что этого недостаточно, и сделала выбор в пользу ТВЭЛ. Мы выше этого.

Мы готовы строить это предприятие, если правительство Украины готово это делать и финансировать. Однако мы не видим в этом экономической выгоды для страны. Учитывая это, Украина должна принять решение другого порядка.

— То есть вы считаете заведомо убыточным реализацию проекта по строительству завода?

— Да, это так. Есть определенное перепроизводство ядерной энергетики в мире, поэтому экономика постройки такого завода в Украине будет очень сложной — сложно получить какую-то выгоду для страны.

Если это касается только диверсификации и безопасности поставок топлива, мы готовы обсуждать такой проект. Хотя, у Украины уже есть диверсификация в вопросе поставок топлива, значит, обосновать строительство завода с точки зрения инвестиций все-таки будет сложно.

— Если бы завод был прибыльным, компания была бы более активной в привлечении финансов на его строительство?

— Мы не финансируем свои проекты. Мы способствуем финансированию. Если бы мы финансировали все свои проекты по миру, нам нужен был бы собственный центробанк.

Даже если бы у украинского завода было 100% экономической выгоды, для нас было бы очень сложно инвестировать свои деньги в эго строительство. При этом мы не отбрасываем возможность финансовой поддержки Украины.

— Весной 2015 года президент Westinghouse Денни Родерик заявил, что компания готова построить в Украине завод по производству ядерного топлива. Это заявление — дипломатия или проявление позиции "за ваши деньги — любые капризы"?

— Мы и сегодня готовы подтвердить свои слова. Если наш клиент хочет — мы готовы удовлетворить его желание.

— В Украине принято, что у любых крупных финансовых потоков есть так называемые кураторы.

В 2011 году Юрий Иванющенко проводил в США встречу с тогдашним главой департамента Westinghouse по работе в Европе и на Ближнем востоке Андерсом Джексоном. Какие вопросы обсуждались во время этой встречи?

— Я не могу это комментировать, потому что я не был на этой встрече и не знаю, о чем она была.

— Знаком ли топ-менеджмент Westinghouse с Николаем Мартыненко, который всегда публично поддерживал диверсификацию поставок ядерного топлива?

— У нас нет прямого контакта. В Украине мы работаем с "Энергоатомом".

"В УКРАИНЕ НЕТ ЧЕТКИХ ПРАВИЛ ВЕДЕНИЯ БИЗНЕСА"

— Осенью 2015 года украинское правительство поддержало предложенную компанией Westinghouse программу модернизации ядерных реакторов Украины. Что предлагает эта программа? Какой ее бюджет?

— Несколько лет назад ЕБРР и "Евроатом" решили профинансировать программу повышения уровня безопасности украинских АЭС. Со стороны ЕБРР на эту программу предусмотрено 600 млн евро, со стороны "Энегоатома" — примерно столько же.

Пока очень мало реализовано этих модернизационных мероприятий, потому что нет четких и понятных правил ведения бизнеса. Также большие сложности с судебной системой. Ты заходишь, инвестируешь и не знаешь, сможешь ли вернуть деньги.

— Говорят, выполнение этой программы связано не столько с блокированием судами банковских счетов "Энергоатома" по инициативе одного из его кредиторов, сколько с бюрократическими препятствиями, которые ничем не отличаются от времен пятилетней давности. А вы как считаете?

— Не могу комментировать блокировку счетов "Энергоатома". Мы появились в стране за четыре года до начала программы по модернизации, и мы видим, что процесс идет медленно, есть бюрократические и административные барьеры. Все заходит в тупик.

— До последнего времени топливо Westinghouse использовалось только в энергоблоках Южно-Украинской АЭС. 

Несколько лет назад его должны были загрузить на Запорожской АЭС, но якобы из-за претензий к сборкам вашей компании этого не произошло. Почему откладывалось сотрудничество с запорожской электростанцией?

— Системного срыва графика нет. В конце 2015 года мы начали работу с запорожской станцией — загрузили свои сборки в четвертый энергоблок. Сейчас мы находимся в процессе загрузки топлива на пятый энергоблок ЗАЭС. В конце этой недели или начале следующей они уже будут загружены.

— В конце 2014 года "Энергоатом" подписал с Westinghouse договор об увеличении объемов поставок ядерного топлива на украинские атомные электростанции. Договор истекает в 2020 году.

Сколько энергоблоков и на каких электростанциях Украины будет работать на топливе вашей компании к 2020 году?

— Если все будет идти по плану, поставки будут осуществляться на шесть энергоблоков (2-3 ЮУАЭС и 1-5 ЗАЭС) ежегодно вплоть до 2020 года. Также в перспективе надеемся поставлять топливо на Ровенскую АЭС.

Авторизуйтесь чтобы писать комментарии
Коментатори, які допускатимуть у своїх коментарях образи щодо інших учасників дискусії, будуть забанені модератором без додаткових попереджень та пояснень. Також дані про таких користувачів можуть бути передані до МВС, якщо від органів внутрішніх справ надійшов відповідний запит. У коментарі заборонено додавати лінки та рекламні повідомлення