Роман Насиров: "Акцизники" пытались меня "прощупать"

Роман Насиров: "Акцизники" пытались меня "прощупать"

Четверг, 12 февраля 2015, 23:31 -
Меня почему-то ассоциируют с "Приватом". Пресса уже публиковала списки "группы Коломойского", основываясь на голосовании за закон об акционерных обществах. Я проголосовал "за". Вывод делайте сами.

17,5 млрд долл - такую сумму МВФ может выделить Украины по новой, четырехлетней программе расширенного финансирования.

Сейчас завершается очередной этап сложных переговоров.

Сотрудникам миссии объясняют, что же там приняли депутаты, и какие налоговые и бюджетные правки вступили в силу в начале года.

Торгуются о доходах, которые можно привлечь в бюджет, и расходах, которые можно сократить.

Результаты дискуссий будут оформлены в законопроект поправок к госбюджету, который правительство обещает подать к концу февраля.

Бюджетный и налоговый комитеты - ключевые в парламенте. Через подпись председателей будут проходить главные налоговые новшества, влияющие на благосостояние корпораций и обычных людей.

ЭП встретилась с главой налогового комитета Романом Насировым, чтобы поговорить о предстоящих налоговых правках.

Он - инвестбанкир в прошлом, депутат от БПП сегодня.

В апреле 2013 года Насиров пришел в ПАО "Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины" на пост заместителя председателя правления и уже через год был уволен с небольшим скрытым скандалом вокруг китайских кредитов в сфере АПК.

Опыт работы на госслужбе, по его словам, - одна из причин, почему депутат так пристально смотрит на тему налогообложения в сельскохозяйственной сфере.

Насиров, пожалуй, один из немногих представителей власти, который заявляет о возможных недопоступлениях в госбюджет в результате принятых реформ.

- В последнее время стало модным назначать на руководящие посты инвестбанкиров. Вам как инвестбанкиру в прошлом, должно быть, понятна эта мода. Откуда она?

- Инвестбанкир - специфическая профессия. Он должен разбираться в финансах, юриспруденции, экономике.

Инвестбанкиры международного уровня - это люди, которые в своей карьерной лестнице прошли через довольно жесткие фильтры.

В крупных международных компаниях никакой коррупции при назначении нет. В них нужно пройти десяток интервью, продемонстрировать свои знания. Если ты где-то дал сбой - уже не прошел это испытание.

Кадры можно искать и в крупных консалтинговых компаниях, таких как Boston Consulting Group, McKinsey. Некоторые наши олигархи, в том числе Ахметов, назначали на руководящие посты своих бизнес-империй людей из McKinsey, EastOne. Они сразу брали специалистов высокого уровня и шли вперед.

- Частный сектор все-таки отличается от государственного. Попытка привлечь корпоративных менеджеров со знанием английского к работе Координационного центра реформ при президенте Украины оказалась неудачной - центр распустили, реформу ни одну не провели.

- Для меня до сих пор остается загадкой, какова была цель этого проекта: провести реформы или создать их видимость? Возьмем наше правительство. Министры Яресько, Абромавичус - они не инвестбанкиры, они фондменеджеры.

Это другая сторона той же медали. Когда ты трейдер-аналитик-инвестбанкир - ты разбираешься во всем. Сейчас им сложно привыкнуть к госсектору. Я уже один раз такой шаг сделал. Попробовал. Первое время было очень непривычно. Я о своей работе в Государственной продовольственно-зерновой корпорации.

- Как вы вообще стали главой комитета?

- Каждый депутат написал заявление, в какой комитет хочет. Как вы знаете, распределение комитетов происходит из расчета фракций, представленных в парламенте, и их численности. В итоге комитет по вопросам налоговой и таможенной политики достался БПП.

Дальше руководство фракции распределяло должности в комитете между депутатами, которые изъявили желание в нем работать. У нас на должность главы комитета было по два-три кандидата. В заявке я написал два комитета.

Фото ureclub.com

- Второй - по вопросам банковской и финансовой деятельности?

- Скажу честно: этот комитет я не писал. Он в большей мере считается банковским, занимается вопросами коммерческих банков. Мой опыт работы с коммерческими банками - узкоспециализированный. Он относится к работе в инвестиционной компании и связан с определенными индустриями.

- Какой же второй комитет?

- Вы меня совсем хотите рассекретить. Комитет по вопросам аграрной политики и земельных отношений.

- С вами проводили собеседование, прежде чем назначить, и кто?

- Не совсем собеседование. Скорее, это был разговор перед принятием окончательного решения.

- Как вы считаете, объединение вашего комитета с комитетом по вопросам банковской и финансовой деятельности было уместным решением в свое время или все же лучше, когда существует два комитета?

- Хорошо, когда они работают отдельно. Комитет по вопросам налоговой и таможенной политики узкоспециализированный. Он отвечает за доходную часть бюджета. Бюджетный комитет отвечает за расходную.

Комитет по вопросам банковской и финансовой деятельности больше занимается вопросами банков, страхования. Задачи у них разные.

- Удивительно это слышать. Предыдущие руководители настаивали на объединении комитетов, выступали за расширение полномочий. Дробление комитетов называют желанием удовлетворить амбиции отдельных групп, чтобы руководящих должностей было больше.

- Желание объединить комитеты можно объяснить жаждой власти. Если начинать все объединять, то мы придем к тому, что надо объединять не два, а три комитета - вместе с бюджетным.

В таком случае не будет никаких проблем с согласованием законопроектов. В сессионный зал будут выноситься полностью согласованные инициативы. Однако создать одного монстра и оставить "непотребы" - так нельзя.

- Почему "непотребы"? Вы о каких комитетах так говорите?

- У нас есть комитеты, куда входит шесть-семь членов, и никто туда почему-то идти не хочет.Например, комитет по вопросам молодежи и спорта или по делам инвалидов. Вот почему так?

- Осваиваясь в должности руководителя ГФС, ваш коллега по "Ренессанс капиталу" Игорь Билоус сетовал, что госструктура и без политических раскладов неповоротлива и забюрократизирована.

Без подписанной бумажки сотрудники не пойдут выполнять поручение. Какое у вас впечатление от госслужбы?

- Каждый день я подписывал пачку документов. Люди на местах саботировали любую работу. Кто-то открыто, кто-то нет. Кто-то вообще досиживал до пенсии. К этому нужно было привыкнуть.

- История вашего ухода с должности неоднозначна. Почему вы уволились?

- В чем состояла моя история? Мы договорились с китайским Эксимбанком о 3 млрд долл кредита. Полтора миллиарда - это была торговая линия на трейдинг. Вторую половину планировалось потратить на инвестпроекты. Это уникальный кредит. Китайцы давали его на 15 лет по ставке LIBOR + 4,5%.

- Чем все закончилось?

- К сожалению, не успели. Почему? Я присоединился к компании в апреле 2013 года. Четыре месяца мы находили общий язык с китайцами. Они специфические партнеры. Потом мы долго думали, по какому принципу выбирать проекты. У китайцев, к сожалению, свои бюрократия и коррупция. К слову, немаленькие.

 Фото Владислава Соделя

- А в чем особенности китайской коррупции?

- Все, как в других странах. У ГПЗКУ есть контракт с китайской компанией, которой госбанк Китая выдал финансирование. Есть третья компания, которая никогда не торговала зерном или другими soft commodities, но она готова предоставлять услуги или оборудование.

Каждое такое предложение почему-то оказывалось на 25% выше рыночного. Что это за 25%? Это у них норма прибыли? Или это обязательства перед кем-то? Или это скрытая ставка предоставляемого финансирования?

Из общения с сотрудниками этой компании, представителями правительства, госбанка начинаешь понимать, что есть различные влияния, и ниточки ведут на самый верх. И ты начинаешь "отвоевывать" эти 25% в формате переговоров. Так мы "довоевали" до ноября. Потом начались изменения в стране.

Китайцы очень чувствительны к таким вещам. Они сказали, что готовы продолжать работу, но на финансирование рассчитывать не стоит, пока все проблемы в государстве не закончатся. Спустя два-три месяца стало понятно, что они эти деньги "подморозят" надолго.

Потом в ГПЗКУ произошли кадровые перестановки. Некоторых людей оттуда сняли по политическим мотивам. Я не видел смысла в том, чтобы продолжать работать с коллегами, номинированными от суперпартии "Свобода". А после они там уже натворили то, что натворили.

- Вам не мешает эта история в политической карьере?

- Нет.

- Разве она за вами не тянется?

- Совсем не тянется.

- Как у вас складываются отношения с руководством Министерства финансов? Ваш предшественник Виталий Хомутынник в свое время жаловался, что не находит контакт с руководством Минфина.

- Наталью Яресько я немного знал до своего назначения главой комитета. На заседание комитета она еще не приходила.

- Как она вам объясняет свое отсутствие?

- Несколько раз она была больна, и это правда. Один раз она не могла, но присутствовал ее заместитель. В скором времени ей нужно будет появиться. Я ее всегда пойму, у меня есть возможность с ней общаться, но для членов комитета, гостей, прессы ее отсутствие - негативный знак.

Год назад мы были одной страной. Теперь стали другой. В этой другой стране, парламентско-президентской, правительству все-таки нужно понимать, что парламент их выбирает не в теории и не для галочки.

Если для того, чтобы они это поняли, нужно провести несколько кадровых перестановок, в том числе на уровне министров, которые не выполняют свои обязанности и не хотят прислушиваться к депутатам, то это может произойти.

Наталье нужно дать большой кредит доверия и уважения. Работа министра финансов очень специфическая. Ее как профессионала в финансовой сфере забрали с одного места и назначили на очень сложную должность.

- Что значит "забрали"? Это ее решение, она взрослый человек.

- Я не говорю, что ее силой посадили в кресло министра финансов. Но моментально войти в курс дела и разобраться в налоговой составляющей, бюджетной составляющей и сегменте внешних заимствований невозможно.

В последнем она разбирается лучше всего. С бюджетной и налоговой составляющей - чуть тяжелее. Эти направления она координирует через профильных заместителей министров.

К замминистра - куратору налоговой и таможенной политики, с одной стороны, у нас миллион претензий, с другой - слава Богу, что он такой, какой есть. С теми знаниями и опытом. Если его заменить - новый человек просто потеряется.

 Фото Владислава Соделя

- Какие у вас претензии к заместителю министра Денису Фудашкину?

- У нас было много встреч в рамках подготовки изменений в Налоговый кодекс. По всем предложениям Минфина мы высказывали обоснованные замечания. С их стороны обоснований мы зачастую не слышали.

Повышение налоговых ставок вовсе не означает больше налогов в будущем. Нельзя просто взять и умножить одно на другое. Приведу пример. Для стабилизации платежного баланса мы ввели пошлину в размере 5-10%.

Минфин посчитал, что дополнительные поступления в бюджет от нее составят 17,6 млрд грн. В то же время все понимают, что цель этого сбора не в том, чтобы наполнить бюджет, а в том, чтобы снизить спрос на валюту. Как можно говорить о цифре в 17,6 млрд грн, одновременно ожидая сокращения импорта?

- Реформаторский пакет законов принят с ошибками, правками с колена. Законы вступили в силу, но из-за отсутствия подзаконных актов и разъяснений многие нормы не заработали. Насколько высоки риски недопоступлений в бюджет, особенно в первые месяцы 2015 года?

- Для разъяснения спорных норм есть Минфин, ГФС, аудиторы, юристы. Минфин утверждает, что сможет администрировать сбор налога по недвижимости и нового акцизного сбора. Он должен отвечать за свои слова. Я уверен, что значительные недопоступления будут по импортному сбору.

- В законе написано, что он будет введен по итогам переговоров с международными организациями. Вы верите, что он вступит в силу?

- Консультации с международным сообществом необходимы.

- В качестве дипломатического жеста?

- Дело не в дипломатии. Если мы введем 10% пошлины, другие страны могут ответить тем же. В таком случае мы станем менее конкурентоспособными и вместо стабилизации платежного баланса дестабилизируем его.

В процессе обсуждения этой идеи было много пожеланий по исключениям. Исключения делать нельзя - другие страны могут расценить это как протекционистские меры.

- Но исключения есть.

- Только на лекарства.

- А также бензин, уголь…

- Это товары первой необходимости. Международному сообществу нужно правильно презентовать данное решение. Украина не защищает себя, а ограничивает спрос на импорт, чтоб стабилизировать платежный баланс. Если Киев донесет свою позицию, то страны вряд ли ответят контрмерами.

- Сколько времени могут занять эти переговоры?

- Мы рассчитываем, что в течение первого квартала перспективы импортного сбора станут понятны. Решение подобных вопросов - в компетенции премьер-министра и министра финансов.

Как правило, к таким переговорам подключается Министерство экономического развития и торговли, Министерство иностранных дел. Впрочем, возможны недопоступления и по некоторым другим статьям.

- Например? 

- Например, от лотерей. Вопрос о том, что с них собирать - налог на прибыль или налог с оборота, - поднимался несколько раз. Как работает лотерейный бизнес? Собрал 100 грн - 90 грн выплатил в качестве призового фонда. 10 грн потратил на затраты или оставил себе в качестве прибыли.

Реальный размер призового фонда в лотерее - 94-95%. Международный опыт показывает, что когда его объем падает до 85% и ниже, снижается спрос на лотереи. Комитет был против налога с оборота.

Фото ureclub.com

- Почему?

- При 10% налога с оборота остается 90% призового фонда. Еще 10% уходит на затраты. Таким образом, призовой фонд падает до 80%. Если спрос на лотереи сократится, будут большие недопоступления в бюджет. При правильном подходе в вопросах налогообложения сегмент может дать минимум 2 млрд грн.

- В декабре, на этапе подготовки реформаторского пакета к первому чтению, многие нормы из законопроекта поправок в НК были исключены.

Речь об электронном администрировании НДС, бесспорном взыскании налоговой задолженности со счетов. В ходе доработки они вновь появились в проекте в редакции, предложенной правительством. Почему?

- Неправильно.

- Ну как неправильно?

- Категорически не согласен. Давайте я объясню. Например, возьмем идею с электронным администрированием НДС. В предложенном правительством виде этот механизм нас принципиально не устраивал. Минфин на нем настаивал.

Мы через комитет провели законопроект об упразднении этих норм. Вывели его на голосование в парламенте. Параллельно в процессе подготовки поправок в НК к первому чтению мы исключили их вариант, а на этапе доработки ко второму - внесли свои правки. Это часть игр с Минфином.

К сожалению, в нашем диалоге с министерством пришлось идти именно таким путем - потратить много времени, накалить ситуацию до предела, чтобы они только согласились сесть за стол переговоров.

- Это была позиция Дениса Фудашкина? Кто принимал окончательное решение по правкам со стороны Минфина?

- Думаю, эта позиция доводится ему сверху. Консультации проходили с министром финансов, возможно, с премьером. Так или иначе задача Фудашкина в этом процессе - быть арбитром.

Комитет - это очень репрезентативная часть парламента, и если 90% членов комитета не согласны, то не пройдет это через депутатов.

Наверное, в следующий раз с нашей стороны подобных маневров не будет. Если Минфин не станет к нам прислушиваться, мы будем сами проводить эти законы через парламент. А ГФС будет исполнять.

- В один из дней вы опоздали на полтора часа на заседание комитета. Журналистам и депутатам объяснили, что вы согласовываете параметры бюджета и налоговые поправки в АП. Что вы там согласовывали?

- Тот, кто оглашал, возможно, некорректно об этом заявил. Согласование поправок проходило с руководителями фракций, входящих в коалицию. Во время таких заседаний обсуждались наиболее спорные вопросы - бесспорное списание, электронное администрирование НДС и другие.

Знаете, в чем была основная проблема электронного администрирования?

- В том, что оно приведет к вымыванию оборотных средств бизнеса.

- Уже не приведет. Этот вопрос мы решили за три-четыре заседания. Принято решения предоставлять плательщикам овердрафт в размере 1/12 суммы уплаченного НДС за последний отчетный период.

Если в прошлом году предприниматель заплатил 120 млн грн НДС, то ежемесячно он будет получать 10 млн грн овердрафта. Такой механизм не допустит вымывания средств.

 Фото forbes.ua

- Как будет переходить тестирование этой системы?

- Тестовый период начинается 1 февраля. Проходить он будет в два этапа. ГФС заканчивает готовить разъяснения. С 1 февраля по 1 апреля она их обнародует, и предприятия будут тренироваться выписывать электронные накладные.

С 1 апреля по 1 июля будет отрабатываться прогон денег с применением овердрафта. Думаю, на этом этапе ГФС уже сможет бороться с нехорошими элементами бизнес-общества.

- К 15 февраля Кабмин должен внести на рассмотрение парламента очередную порцию поправок в закон о госбюджете, Налоговый и Бюджетный кодексы. Как проходит процесс подготовки поправок в НК?

- Роли распределены. Поправки в Налоговый кодекс - инициатива Кабмина. Он должен их подготовить, а после внести на рассмотрение комитета. Комитет подготовит поправки. Можно сказать, что Кабмин атакует, мы защищаемся. Если комитет сочтет инициативы необоснованными, мы их будем отклонять.

- Какие будут поправки?

- Понятия не имею.

- Один из дискуссионных вопросов - сбор подоходного налога. Как его лучше собирать: по месту регистрации или месту работы предприятия?

- Это второстепенный вопрос. Сначала нужно вывести зарплату из тени.

- Допустим, сделали все белым и прозрачным.

- Наверное, все-таки лучше собирать по месту нахождения бизнеса. Налоги будут поступать туда, где работает предприятие. Но прежде чем принимать какое-либо решение, нужно взвесить все за и против.

- В правительстве все чаще говорят о необходимости реорганизации ГФС и проведении там кадровых перестановок. В свою очередь, замглавы ГФС Анатолий Макаренко предлагает сделать таможню автономным ведомством и дать ей больше полномочий.

Какой формат органов фискального блока наиболее оптимальный?

- Я пока не готов сказать. Этот вопрос требует более глубокого изучения.

Объединение налоговой и таможни в составе Миндоходов не завершилось. Они до сих пор разделены. Возможно, сейчас самое время сделать анализ того, в каком формате эти службы работают наиболее эффективно, и что с ними делать: до конца соединить или до конца разъединить.

- Кто должен провести такой анализ?

- Отчасти это задача Кабинета министров, отчасти - нашего комитета. Это один из первых вопросов, который возник после создания комитета.

Мы провели слушания и узнали мнение замглавы ГФС - куратора таможенной политики Анатолия Макаренко. Дальше планируем обсуждение этого вопроса в более широком формате с ГФС.

- У вас в комитете создана рабочая группа по этому вопросу?

- Да.

- Кто ее возглавляет?

- Я. За ответом на этот вопрос приходить лично ко мне через два месяца.

- Все предыдущие руководители комитетов сталкивались с проблемой ходоков-лоббистов. Вы уже ощутили это на себе?

- Да, ходят, как ненормальные. Особенно те, кто занимается производством подакцизных товаров. Ходят, и ходят, и ходят. Они достаточно софистицировались в своем лоббизме. Они уже прошли эти банальные вещи - попросить кого-то прийти что-то сказать.

 Фото unian.net

- Устраивают вам красивые выступления на заседании комитета?

- Красивые выступления - это тоже мелочь. Расскажу последний случай. Впрочем, не скажу, что он плохой. "Акцизники" собрались, скинулись деньгами и заказали PWC большой аналитический отчет на тему.

- А есть те, от кого за правильное прохождение законопроекта вы получите откат 20%?

- 20% от чего?

- Цены вопроса. Суммы экономии, например.

- Были полупопытки. Пытались прощупать. Я сразу же их пресекал.

- В парламенте существуют различные группы и фракции. Скажите, кто это - группа депутатов Коломойского, о которой так часто говорят, и к которой время от времени причисляют и вас?

- Пресса уже публиковала списки, основываясь на голосовании за внесение изменений в закон об акционерных обществах о снижении минимального кворума на собраниях акционеров. Я проголосовал "за". Вывод делайте сами.

- Кто эти "депутаты Коломойского"? Сколько их в парламенте?

- Есть депутаты, которые с ним связаны, на которых он может влиять.

- Вроде Филатова?

- Вот. Кого еще?

- Виталия Хомутынника?

- Я не знаю, насколько Хомутынник связан с Коломойским.

- Евгений Геллер?

- (Улыбается). Я информацию черпаю из СМИ. Я не такой большой политик. Совсем чуть-чуть. Львиную долю времени занимаюсь решением экономических вопросов. Меня ассоциируют с "Приватом", но я до сих пор не понимаю, почему.

- Отчасти эта связка идет через Питера Ванхеке, с которым вы работали в "Ренессанс капитале". В инвесткомпании он занимал пост генерального директора, а после возглавил наблюдательный совет "Укрнафты".

- Если человек уходит на другую работу, я не могу ему запретить. Но это ничего не говорит обо мне. У меня нет никаких связей с группой "Приват".

- По итогам 2014 года "Укрнафта" не заплатила в бюджет 1,6 млрд грн ренты. Вас этот факт как главу комитета беспокоит?

- До глубины души. Только я не ограничиваю эту проблему Коломойским. Есть много олигархов, и нельзя сказать, что Коломойский - самая большая Баба Яга.

- Судя по опубликованным ГФС цифрам - все-таки достаточно большая.

- Все крупные финансово-промышленные группы занимались лоббизмом и изощрялись в различных схемах по неуплате налогов. Это только Олег Валерьевич (Ляшко. - ЭП) сводит этот процесс к борьбе с Коломойским. Мы готовы сделать все, чтобы помочь правительству решить этот вопрос.

Один из примеров - норма о бесспорном списании средств со счетов компании. Сначала мы ее убрали как неприемлемую для страны. Когда нам представитель ГФС четко объяснил эту проблему, мы вернули эту поправку в НК.

Вернули ее как временную меру, чтобы помочь разобраться ГФС с некоторыми недобросовестными плательщиками. ГФС и Минфину нужно доносить до нас свои проблемы. Мы законодательно исправим то, что мешает их работе.

- Сколько может просуществовать норма о бесспорном списании?

- Пока мы ее приняли на шесть месяцев. Этот период, который нужен ГФС, чтобы решить текущие проблемы. Кроме того, ГФС вправе воспользоваться нормой о бесспорном списании при условии, что сумма налогового долга превышает5 млн грн, а государство ничего не должно такому плательщику.

97% бизнеса эта норма не коснется.

 Роман Насиров и Олег Ляшко

- Одно из наиболее спорных новшеств НК - налог на недвижимость.

Логика Минфина: с одной стороны, нет реестра недвижимости и не до конца понятен механизм его администрирования, с другой - этот налог может стать стимулом для местных властей в получении дополнительных доходов. Стоит ли рассчитывать на поступления от него?

- Конечно. Это налог на активы. Мы долго дискутировали по поводу этого налога. Особенно о том, как его взимать в сельской местности.

- И как? Как в условиях девальвации и обнищания заставить бабушку платить этот налог? Население непривычно к таким инициативам.

- Регионы получили возможность собирать этот налог. Они могут ею воспользоваться, а могут не воспользоваться. Лучше их никто этого не решит.

Мы нашли наиболее оптимальный вариант, установив в качестве налогооблагаемой минимальную площадь недвижимости - 60 кв м. Даже если площадь 65 м кв, то облагаются "лишние" 5 кв м.

- Вы считаете такую систему справедливой?

- Налоги никогда не бывают абсолютно справедливыми. Конечно, кого-то они цепляют больше, кого-то меньше. Но по сравнению с тем, что предложил Минфин, мы попытались сделать этот налог более честным.

- Вы не опасаетесь, что это станет неудачным экспериментом?

- Была инициатива Минфина, и у нас было три варианта действий: отклонить, доработать и сделать ее максимум эффективной, оставить как есть. Если просто удалить, мы получим недопоступления в бюджет. Мы старались сделать налог более эффективным и честным, сохранив при этом уровень поступлений.

- Один из наиболее спорных вопросов, в том числе в рамках переговоров с МВФ, - налогообложение НДС операций по экспорту зерна. Каким должен быть этот механизм?

- Во время переговоров с руководителями фракций мы пришли к общему знаменателю: возмещать НДС сельхозпроизводителям.

Не каждый сельхозпроизводитель в состоянии экспортировать самостоятельно. Я вам скажу большее: 70% не могут этого делать. Значит, возмещение получат холдинги, а маленькие производители - не получат.

Мы будем вносить в Верховную Раду законопроект о возмещении НДС первому посреднику как элементу экспортного процесса. Если Министерству финансов что-то не нравится в этой идее, они должны с нами это обсудить. Есть у них такая особенность: если что-то не устраивает - угробим отрасль.

Возможно, после этого меня назовут лоббистом интересов аграриев, но я все-таки скажу. В Украине действительно работает много международных зерновых трейдеров, которые эффективно сотрудничают с производителями.

Сегодня слово "зернотрейдер" уже почему-то имеет негативный оттенок. Однако это банальный элемент цепочки, который обеспечивает экспорт украинской продукции и приход валютной выручки.

Если бы не было международных зернотрейдеров, то поток валюты в страну и эффективность работы сельхозпроизводителей были бы намного меньше. Имея доступ к дешевому финансированию, международный зернотрейдер может себе позволить зарабатывать 2 долл на тонне. И так зачастую происходит.

Не может себе этого позволить местный трейдер. Также местный трейдер не может себе позволить фондировать производителя.

Западный трейдер может себе позволить инвестировать в инфраструктуру с невысокой рентабельностью - 6-8%. Для них это элемент бизнеса. Слава Богу, что в нашей стране есть сектор, куда этим инвесторам интересно заходить.


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!