Стоит ли паниковать бывшим украинским чиновникам

Стоит ли паниковать бывшим украинским чиновникам

Новые правила финансового мониторинга усложнят жизнь бывшим госслужащим, их родственникам и бизнес-партнерам.
Четверг, 19 марта 2020, 16:31
партнер практики частных клиентов юридической фирмы "Астерс"

Наше интересное время продуцирует все больше поводов для паники.

На наших глазах формируется клубок кричащих новостей: локальных политических, глобальных эпидемиологических, нефтяных и долларовых.

К ним прибавилась еще одна новость, прочитав которую, многие бывшие госслужащие стали панически вопрошать: "Это правда? Это навсегда?".

28 апреля вступит в силу закон о предотвращении и противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и распространению оружия массового уничтожения.

Несмотря на грозное название, этот закон в основном регулирует мониторинг финансовых операций. Особое внимание в законе уделяется финансам так называемых публичных деятелей — PEP (англ. politically exposed person) — нынешних и бывших политиков и госслужащих высокого ранга.

Логика закона в том, что полномочия и власть, которыми наделены публичные деятели, являются источником рисков получения и отмывания коррупционных средств. Поэтому источники происхождения средств PEP проверяются строже.

Одна из новелл закона и стала поводом для панических настроений. Закон определил категорию PEP, и в этих определениях отсутствует указание о трехлетнем сроке, по истечении которого человек не считается публичным деятелем. То есть тот, кто стал РЕР, будет считаться таким всегда.

Однако никакой сенсации здесь нет. Украинский закон принят в рамках имплементации "пятой директивы" ЕС (5AMLD). Эта директива и рекомендации FATF (международной организации по борьбе с отмыванием денег) предусматривают принцип "once a PEP — could always remain a PEP". То есть лицо, которое приобрело статус PEP, признается таким неограниченное время.

Так вот, поверьте мне: даже у нас в стране многие финансовые учреждения не ограничивались старым формальным трехлетним сроком, а закрепляли этот статус навсегда. В других странах такой принцип действует уже несколько лет.

Многие "бывшие" РЕР при консультировании возмущались: "У нас я по закону не РЕР, а у них даже слушать не хотят — сразу присваивают такой статус". Так что нововведение стало сенсацией для достаточно узкого круга людей.

Зато закон расширил круг РЕР, членов их семей и связанных лиц. Он определяет связанных лиц как тех, кто соответствует хотя бы одному критерию.

Известно, что такие лица имеют общее с PEP бенефициарное владение юридическим лицом, трастом или другим подобным правовым образованием или имеют любые другие тесные деловые связи с PEP.

Являются конечными бенефициарными владельцами юридического лица, траста или другого подобного правового образования, о которых известно, что они де-факто были созданы для выгоды PEP.

Сочетания "другим подобным правовым образованием" и "любые другие тесные деловые связи" дают повод для множества толкований.

К чему это приведет?

Во-первых, нынешним и бывшим госслужащим нужно понимать, что при проведении финансовых операций от них могут потребовать дополнительные документы об источниках происхождения их средств. Непредоставление документов приведет к отказу в проведении операции.

Во-вторых, может существенно увеличиться срок проведения финансовых операций — все документы будут тщательно изучаться и истолковываться. Поэтому по возможности следует планировать такие операции заранее.

В чем самая большая сложность? Вспомните об определении связанных лиц.

Это — самая сложная часть "домашней работы", ведь PEP надо пересмотреть перечень лиц, которые определяются "членами семьи" (не совпадает с определением классического семейного права) и связанных лиц, просмотреть все отношения с бизнес-структурами (не только юридическими лицами).

Таким образом, РЕР и связанным лицам нужно начертить схему своих бизнес-связей и понимать, кого могут признать таковым. С одной стороны, это просто, с другой — поскольку "все время некогда", у большинства руки не доходят.

Если РЕР знают о своем статусе, то многие члены семьи и связанные лица об этом и не подозревают. То, что в одном банке пройдет как простая операция, в другом может быть квалифицировано как операция, связанная с РЕР.

Так что паниковать не стоит, а вот задуматься и определить первоочередные меры нужно. В ином случае спектр последствий может быть непредсказуемым.

На днях пришла новость из Великобритании: в очередной раз арестованы активы дамы из Казахстана. Ее умерший муж был РЕР и его подозревали в коррупции и отмывании средств. Теперь прокуроры доказывают, что она не могла заработать столько, а адвокаты отвечают, что дама приобрела активы после развода.

Этот судебный процесс в английских судах обещает быть дорогим, а ведь проблему можно было предупредить, проконсультировавшись со специалистами.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!