Как вода стала оружием массового поражения на Донбассе

Как вода стала оружием массового поражения на Донбассе

Из-за постоянных обстрелов водовода жители Мариуполя пять лет пьют грязную воду. На помощь городу пришли правительства Украины и Франции.
Понедельник, 11 февраля 2019, 08:10
руководитель проекта 0629.com.ua

29 января в Киеве правительства Украины и Франции подписали договор об инвестиционной поддержке проекта по обеспечению прифронтового Мариуполя качественной питьевой водой.

Размер французских инвестиций составляет 64 млн евро.

Скромные сообщения в новостных лентах центральных информационных агентств не отражают важности этого события.

По сути, начиная с 2014 года вода на Донбассе стала холодным оружием. Не таким убийственным, как "Грады", но таким же убедительным и массированным.

Без малого 300 населенных пунктов Донецкой области получают воду из Северского Донца по каналу "Северский Донец — Донбасс" и дальше — по Южнодонбасскому водоводу до конечной точки — города Мариуполя.

Тот, кто контролирует канал, контролирует Донецкую область. Вот почему оккупационные власти периодически предпринимают попытки переподчинить себе водопоставляющую компанию "Вода Донбасса".

Огромная часть этого водовода проходит в зоне боевых действий и периодически попадает под обстрелы, оставляя населенные пункты без воды.

Мариуполь в этой схеме водоснабжения — ключевой город. Во-первых — потому что это самый большой город региона. Во-вторых — потому что замыкающий.

Вода в Мариуполе всегда была не ахти какая, но с 2014 года все стало совсем плохо. Боевики регулярно обстреливали водовод и сейчас он течет, как решето. Говорят, что потери питьевой воды через поврежденные трубы доходят до 60%, и все это ложится в цену воды для тех, кто ее еще успевает получить.

Кроме того, "Вода Донбасса" не получает деньги за воду, которую потребляют наши люди на оккупированных территориях. Эти деньги, в отличие от "водяных потерь", в тариф не ложатся, но разоряют само предприятие. Чтобы спастись, оно все равно поднимает тарифы для населения. Из-за того, что Мариуполь — в самом конце водяной цепочки, цена на воду для его жителей — максимальная.

 

С января 2015 года, после очередного обстрела водовода, город лишился и такой воды и с тех пор пьет грязь из Старокрымского водохранилища. Мы с коллегами заказали две экспертизы водопроводной воды в Мариуполе: одну — в киевском институте "Укрхиманализ", другую — в местной лаборатории.

Результаты анализов были идентичные: вода в кране — не питьевая. Жесткость воды колеблется от 16 до 22 единиц при максимально допустимой норме 7. В воде присутствуют аммоний, нитриты, нитраты, хлориды, железо, фтор, марганец. Эти компоненты не вредны, когда их содержание не превышает норму.

Однако по-настоящему здоровью угрожают сульфаты и сухой остаток. В мариупольской воде этого добра с избытком: сульфатов больше нормы в четыре раза, сухого остатка — в два раза. По всем стандартам такую воду пить нельзя, а в Мариуполе ее не только пьют, но еще и платят больше, чем в других городах.

 

Выход из этой ситуации искали долго. Например, муниципалитет нашел иностранного инвестора, готового вложиться в строительство опреснительной станции.

План был такой: опреснять воду из Азовского моря и не зависеть от оккупированных территорий. Для реализации проекта правительство должно было гарантировать возмещение убытков в случае, например, обстрелов.

Правительство таких гарантий не дало, и проект похоронили.

Потом была идея, которую продвигал экс-глава ОГА Павел Жебривский: соединить Старокрымское и Павлопольское водохранилища, смешивать эту воду и поить ею мариупольцев. Однако качество такой воды не лучше нынешней. Единственный плюс — независимость от оккупированных территорий.

Наконец, Донецкий институт воды  (Краматорск) просчитал проект и заявил, что воды в местных реках Кальчик и Кальмиус Мариуполю вполне хватит.

Главное — построить современную фильтровальную станцию. Гендиректор института Дмитрий Швыдченко утверждает, что ни одна очистная станция, построенная во времена СССР, не обеспечивает стандартов качества питьевой воды.

Станция, которую планируют построить в Мариуполе, будет работать по такой схеме: первый этап — микрофильтрация и ультрафильтрация, затем — обеззараживание и очистка системой обратного осмоса. Вода будет отличная.

 

Строительство такого объекта требует огромных денег, зато город будет экономить на доставке воды — ее не нужно будет гнать за две сотни километров. Вода будет очищаться на месте. При этом Мариуполь получит полную свободу от оккупированных территорий в вопросах воды.

Последний пункт особенно важен. В условиях нарастающих экологических проблем на оккупированных территориях, связанных с затоплением шахт и вероятным загрязнением рек, автономное водоснабжение с современной системой фильтрации может спасти полумиллионный город.

Мариуполь — стратегически важный населенный пункт на востоке Украины. Вопрос его ресурсной и энергетической безопасности — это вопрос безопасности всей страны.

Вот почему украинскому правительству нужно сделать все, чтобы проект водоснабжения Мариуполя, финансируемый правительством Франции, был реализован как можно скорее и именно так, как он был задуман.

Городской голова Мариуполя Вадим Бойченко оптимистичен. Значительную часть работ берут на себя французы, а это вселяет надежду, что уже в 2021 году город получит нормальную питьевую воду. Тогда одним аргументом для шантажа со стороны оккупационных властей ("перекроем воду") станет меньше.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua