Что делать с мусором

Что делать с мусором

Страна тонет в отходах, но их переработка — до сих пор теория, а не практика. Что мешает инвесторам строить в Украине мусороперерабатывающие заводы?
Вторник, 3 апреля 2018, 17:20
предприниматель, соучредитель Украинской ассоциации возобновляемой энергетики, член Совета по инновациям при премьер-министре

Украина утопает в отходах. Ежедневно в нашу землю ложится около 28,5 тыс тонн бытового мусора.

Свалки переполнены, состояние окружающей среды ухудшается, люди болеют, последний ценный ресурс страны — плодородные земли — уничтожается.

Тем не менее, в решении проблемы переработки мусора страна до сих пор существенно не продвинулась.

Что мешает инвесторам строить мусороперерабатывающие заводы в Украине и каких действий они ждут от власти?

Два года назад пожар на свалке возле Львова дал понять: за безответственное обращение с твердыми бытовыми отходами — ТБО — приходится платить.

О мифических инвесторах, которые должны прийти в Украину, построить заводы и получить для себя выгоду, говорят много. Почему же они не приходят? Почему мусор по-прежнему выбрасывают на свалки? На это есть ряд причин.

Первая — отсутствие материальных гарантий для инвесторов. Не верьте мифу о том, что мусор — это золото, и на его переработке можно заработать миллионы.

Это не так. Рыночная стоимость конечной продукции переработки общего объема ТБО всегда меньше затрат на его переработку. Это аксиома, и любой, кто утверждает обратное, — или неосведомленный романтик, или аферист.

В Украине нет ни одного мусороперерабатывающего предприятия, кроме устаревшего мусоросжигательного завода "Энергия" в Киеве. Их нет не потому, что городские головы или министры плохие и не хотят утилизировать отходы.

Просто города не в силах самостоятельно оплатить стоимость переработки мусора. Во всем мире эта услуга стоит 30-130 евро за тонну в зависимости от глубины и способа переработки. Как только инвесторы узнают, что такой оплаты в Украине не будет, они разворачиваются и уходят.

К слову, раздельный сбор отходов в решении этой проблемы особой роли не сыграет. В европейских странах вторичному использованию подлежат 20-25% отходов, остальное все равно сжигают и перерабатывают в энергию.

Безусловно, стимулировать раздельный сбор и повторное использование отходов очень важно, но выдавать это за панацею и предлагать как исчерпывающий способ решения мусорной проблемы — безответственная ложь.

В любом случае инвесторы, которые готовы создать с нуля отрасль переработки мусора, дать стране 30-40 тыс рабочих мест и чистую природу, ждут от Украины четких правил игры, понятных законов и честных налогов.

Вторая причина — захоронение отходов обходится дешевле переработки.

Пока выбрасывать отходы будет выгоднее, чем перерабатывать, мы не сможем избавиться от свалок. Кажущаяся материальная выгода от выброса мусора на свалки обманчива. Мы платим здоровьем и жизнями людей за загрязнение окружающей среды. Очистка водоемов стоит миллионы. Туризм и сельское хозяйство страдают. Земли выпадают на столетия из хозяйственного оборота.

Выход — сделать захоронение отходов дороже переработки путем повышения экологического налога, как во всех странах Европы. Например, в Великобритании и скандинавских странах, где налог на захоронение превышает 100 евро за тонну, отходы больше никто не хранит в земле, их полностью перерабатывают.

В Украине налог на захоронение ТБО — 13 евроцентов за тонну. Это в 30 раз меньше, чем в беднейших странах Европы, и в 800 раз меньше, чем в богатых.

Необходима также действенная уголовная и административная ответственность за незаконное загрязнение. Выбросил окурок из окна автомобиля — штраф 2 тыс грн. Выбросил грузовик мусора в овраг — штраф 10 тыс грн за тонну и неделю общественных работ в оранжевой робе. Выбросил опасные отходы — три-пять лет лишения свободы. Организовал свалку в лесу — конфискация имущества.

Третья причина — никто не хочет платить за мусор. Официальный годовой оборот отрасли обращения с отходами в Украине не достигает 70 млн евро. В Германии, на которую мы все хотим равняться по чистоте, он более 8 млрд евро.

Понятно, что низкий уровень доходов граждан Украины обуславливает выбор более дешевых методов обращения с ТБО. Однако платить все равно придется.

Есть несколько вариантов оплаты переработки мусора. При выборе лучшего из них, безусловно, нужно руководствоваться принципом социальной справедливости: больше производишь мусора — больше платишь.

К примеру, возле каждой жилой постройки можно поставить мусорный бак и взимать налог на переработку, исходя из объемов мусора. Однако жители частных домов смогут увиливать от платы, вывозя мусор в город.

В многоэтажках нельзя "усреднить" тариф: кто-то месяцами не живет в своей квартире, у кого-то отходов выше крыши, а платить все должны одинаково.

Еще один вариант — подушный налог или оплата, пропорциональная площади жилья. В среднем каждый житель Евросоюза платит за свой бытовой мусор 115 евро в год. В чистых северных странах — больше. Однако украинцы вряд ли смогут платить дополнительно к коммунальным платежам даже 200-300 грн.

Более справедливый вариант — включать налог на переработку мусора в упаковку продукции, примерно 0,1-0,5% от стоимости товара. Эти средства производители подакцизных товаров будут переводить тем, кто эти отходы перерабатывает: местным советам или комплексам по переработке мусора.

Тогда городские жители с большими доходами, которые покупают больше продукции в упаковке, будут больше платить за переработку мусора, чем бабушки в селах, которые не едят "сникерсов" и не пьют "кока-колу".

Одновременно нужно вводить расширенную ответственность производителей продукции. Нужно стимулировать их использовать "умную" упаковку — минимально необходимую, чтобы сохранить и доставить товар. Упаковка часто используется как средство маркетинга, чтобы что-то продать потребителю. Если бы вся упаковка была "умной", количество отходов уменьшилось бы кардинально.

К слову, три года назад Кабмин отменил постановление об обязательном сборе средств с упаковщиков и импортеров в пользу госкомпании "Укрэкоресурсы". При предыдущей власти на этих потоках "сидел" сын генпрокурора Артем Пшонка. Это объясняет, почему парламент раньше не мог проголосовать такие законопроекты.

Сбор с упаковщиков просуществовал 13 лет. Упомянутая госкомпания дискредитировала идею расширенной ответственности, поэтому единственный правильный выбор — отдать эти средства в регионы, местной власти или напрямую построенным предприятиям по переработке мусора.

Перечисленные шаги станут гарантиями и стимулами для инвесторов. Пока лоббисты упаковочной отрасли делают все, чтобы улизнуть от оплаты за переработку отходов, страна импортирует битое стекло и макулатуру. Тем временем тысячи тонн этих материалов ежемесячно закапываются в землю.

С такой отвратительной практикой нужно заканчивать. Следует запретить захоронение пластика, стекла, металла, бумаги и стимулировать переработку отходов. Нужно строить чистую страну с чистого листа.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua