Лоббизм – будущее разделённых власти и бизнеса

Понеділок, 14 березня 2005, 18:19
Украинскому государству удалось совершить невероятнейший кульбит: со стандартной для постсоветских обществ дорожки автократии и полного и окончательного слияния власти и капитала (вернее, постепенного поглощения его властью) оно, проломив барьер установившихся правил, обозначило себя как часть другого, демократического пути развития. По крайней мере, в этом новая власть старается убедить мир и украинское общество.

Однако если изменение системы власти реально, то обществу предстоит в ближайшее время ещё целая серия изменений. В частности, это касается одного из самых болезненных мест предыдущей коррумпированной власти: ее взаимодействия с бизнесом. До сих пор это решалось просто: взаимодействия не было, поскольку власть сама была бизнесом, и при этом прибирала к рукам любой новый бизнес, возникавший в стране.

Поэтому решение проблем, вроде - кому какие льготы положены, и кто сколько получает из бюджета или из госсобственности, происходило в одном кабинете, в узком семейном кругу, полностью контролируемом одним лицом – предыдущим президентом.

Но если украинское общество всё-таки становится нормальным, к норме неизбежно должны быть приведены и отношения власти и бизнеса. Да, утопией являются социалистические установки на совершенное их разделение: это невозможно, даже если разнести власть и бизнес на разные планеты.

С другой стороны, президент Ющенко, кажется, действительно не намерен ни терпеть, ни тем более поощрять сложившуюся варварскую систему – когда владельцы капиталов сами пишут законы, их контролирующие, а потом при первой необходимости их же подправляют под собственные нужды.

При этом "перегибы", мягко говоря, предыдущих десяти лет авторитарного правления не привели к окончательному искажению смыслов. Общество всё ещё признаёт даже за крупными предпринимателями (несмотря на то, что подавляющее большинство таковых являлись частью преступного механизма власти) необходимость защищать и развивать свой бизнес посредством воздействия на правовое поле, в котором работает этот бизнес.

Более того, общество уже готово признать, что способствование развитию бизнеса на государственном уровне как способ увеличения благосостояния всех граждан, а не нескольких десятков (сотен, тысяч – не важно, всё равно - это мизерные доли процента) всё-таки может стать реальностью и в Украине. Однако методы, использовавшиеся ранее, однозначно признаются недопустимыми.

Таким образом, разделение власти и бизнеса предполагает, пожалуй, только один сценарий дальнейшего развития ситуации – тот, которому следовали все демократические государства.

Рано или поздно все они приходили к необходимости создания цивилизованного механизма лоббирования интересов бизнеса во власти: через лоббистские структуры, взаимодействующие с парламентом, через организации совещательного типа при органах исполнительной власти, через организации, разрабатывающие альтернативные правовые акты и уточнения к уже существующим и т.д.

Судя по всему, уже следующий созыв парламента, равно как и созданное будущим "официальным" и формализованным парламентским большинством правительство сохранят в своём составе только тех представителей бизнеса, для которых предпринимательская деятельность не является самоцелью. То есть тех, кто сможет с лёгкостью от неё отказаться, посвятив себя занятию, представляющему для них значительно больший интерес – законодательной деятельности либо работе в структурах исполнительной власти.

Все прочие представители капитала, для которых бизнес интересен, либо сами с облегчением отойдут от политики, занявшись наконец в полную силу расширением своего бизнеса и завоеванием международного рынка, либо будут отстранены от политики в принудительном порядке как нарушители закона, совмещающие несовместимое.

Впрочем, ни у тех, ни у других не отпадёт необходимость в инструментах влияния на государственную политику в экономической сфере. Но теперь это должны быть легальные инструменты.

Да, в идеале параллельно с "отдалением" и "удалением" бизнеса правительство должно немедленно создавать правовую базу для деятельности лоббистских структур, и даже предпринимать активные меры, которые бы содействовали созданию первых таких структур.

Это могут быть профинансированные из бюджета тренинги, поездки за рубеж для обмена опытом, получение дополнительного узкоспециализированного образования и т.д. То есть, государство должно как можно скорее не просто создать правовое поле для легальной лоббистской деятельности, но и "затолкать" в это поле максимально большее число субъектов предпринимательской и лоббистской деятельности.

Реально ли это на сегодня? Вряд ли. Даже если Олег Рыбачук на пару с Романом Зварычем вывернутся наизнанку и в течение нескольких месяцев перелицуют украинские законы под европейскую законодательную базу по лоббированию.

В Украине нет нужной культуры экономической деятельности и взаимодействия бизнеса с властью. Не говоря уже о том, что у главного заинтересованного лица, у потенциального заказчика лоббистской деятельности – бизнеса – нет доверия к открытым, легальным взаимоотношениям с властью. Тем более – опосредованно и формализовано, через посреднические структуры. Зато есть подкреплённая многолетним негативным опытом боязнь того, что или посредник, или власть, или оба - элементарно "кинут".

И всё же отчаиваться не стоит. Просто, как всегда и во всём в Украине в последние лет двадцать, придётся изобрести и пережить некий "переходный этап", отвечающий сугубо украинской специфике и не имеющий аналогов в мире (собственно, так же, как оранжевая революция: нигде в мире никто не совершает столь глобальных изменений вот так – радостно, с песнями и танцами по дороге, с перманентным братанием и объятиями; этот же сценарий, вне всякого сомнения, будет реализован и при формировании лобби).

Представители крупного бизнеса (в парламенте и правительстве) и среднего бизнеса (в областных и городских советах) для начала предпочтут поддерживать связь с властью через конкретных людей – естественно, в достаточной степени контролируемых, с которыми можно общаться лично и в неформальным порядке.

Поскольку вряд ли на момент официального начала предвыборной кампании 2006 года будет существовать и работать законодательство в сфере лоббирования, в реальности такая связь между бизнесом и властью будет выглядеть как замена в партийных избирательных списках самих бизнесменов на их доверенных представителей, не имеющими к бизнесу прямого отношения.

То есть, если раньше бизнесмены покупали "проходные" места в списках перспективных партийных проектов для себя, то теперь они будут покупать их для своих лоббистов. Да, кто-то сможет доверить подобную архиважную работу только жене, брату, сыну или отцу.

Кто-то - договорится с партнёром о разделении функций на экономические и политические, при этом каждый работает на своём фронте, а прибыль общая. А некоторые особо "продвинутые" бизнесмены (или те, кто обеспечил себе достаточный штат хороших специалистов, при этом проверенных и достойных доверия) купят места в списке не для родственников и партнёров, а для профессионалов.

Таким образом, бизнес сможет быстро, но временным порядком заткнуть возникшую "дыру" между собой и властью. Это те шаги, которые он сможет предпринять немедленно и с наименьшими потерями – при этом не вступая в конфликт ни с законом, ни с принципами, провозглашёнными новым правительством, пусть и не оформленными пока законодательно.

Возможно, параллельно с уже начавшейся потихоньку парламентской предвыборной кампанией, возможно, позже, по её окончании, но обязательно развернётся и другой процесс. Гораздо более похожий на нормальные механизмы налаживания связей между властью и бизнесом, которые существуют в демократических обществах.

Речь идёт о формировании официальных лоббистских структур, которые будут уже вполне легально работать с парламентом, правительством и региональными властными структурами, обеспечивая представительство интересов клиентов при разработке, обсуждении и принятии законодательных актов, государственного и местных бюджетов, создании специальных правительственных и парламентских комиссий и т.д.

Не исключено, что четырёх лет до следующей парламентской предвыборной кампании будет достаточно для "настраивания" инструментов лоббирования. И тогда в партийных предвыборных списках 2010 года уже не будет "личных представителей" крупного бизнеса. А самим бизнесменам в парламенте делать будет нечего.

Соответственно, за мандаты будут бороться, как и во всех демократических государствах, профессиональные политики, общественные деятели, специалисты в области права, экономии, государственного управления, экологии и т.д. Лоббисты будут бороться за клиентов и влияние на власть.

Бизнес будет бороться за увеличение прибылей и расширение рынков. Государство – за прибыльность бизнеса и увеличение налоговых поступлений. То есть, в Украине всё будет как в Европе и цивилизованном мире.

Виталий Бала, Алексей Голобуцкий, Агентство моделирования ситуаций


Читайте нас також у Telegram. Підписуйтесь на наші канали "УП. Кляті питання" та "УП. Off the record"


powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!