Бюро фінансових розслідувань, якого ми не заслуговуємо

Бюро фінансових розслідувань, якого ми не заслуговуємо

Дива не сталося. Проект закону про Бюро економічних розслідувань не виправдав себе. (рос)
Середа, 2 жовтня 2019, 07:21
партнер Kreston GCG

Украинские законодатели отлично умеют cоставлять тексты законов так, что даже самый прогрессивный из них по факту оказывается просто завуалированной копией старых порядков.

Обещанный законопроект №1208 о создании Службы финансовых расследований, к сожалению, постигла та же судьба.

Он мало чем отличается от аналогичного документа 2016 года и вместе с его достоинствами унаследовал его недостатки тоже. А заодно – оброс и новыми сомнительными нормами.

Непонятный креатив

Первое, что сразу же бросается в глаза – смена названия ведомства. Теперь оно будет называться не Служба, а Бюро финансовых расследований.

Изменение, конечно, косметическое, и заслуживает внимание только потому, что глава РНБО Александр Данилюк, презентуя законопроект, обещал необычное название новой службы.

Но, как видим, тут сенсации не получилось. Возможно, креатив подразумевался в некой схожести аббревиатуры БФР с ФБР?

Тем выше градус иронии, ведь у американского ФБР совершенно иные задачи, структура, все другое.

Главная цель не достигнута

Того, ради чего все так ждали законопроект №1208, тоже не свершилось. Единого органа, концертирующего в себе всю полноту власти по расследованию экономических преступлений, мы так и не получили.

В законопроекте просто нет соответствующей строчки. Документ наделяет БФР полномочиями расследовать финансовые преступления, но не уточняет, что другие ведомства не имеют права этим заниматься. 

Таким образом, формально та же СБУ сохраняет за собой право вести финансовые расследования. И даже сможет вмешиваться в работу самой БФР по поводу и без, если захочет.

Loading...
Ведь "зоны влияния" между собственно Бюро и другими правоохранительными ведомствами также не определены.

Более того, в законопроекте не прописана защита БФР от, скажем так, чрезмерного влияния СБУ. Статья 7 законопроекта говорит о независимости нового ведомства, запрещает незаконное вмешательство в его работу органов государственной власти, органов местного самоуправления и т.д. Но о СБУ нет ни слова.

 Все это создает большие риски, в первую очередь – для бизнеса. Предпринимателям и так приходится отчитываться перед самым разным набором чиновников.

Новый законопроект не просто не упростил их положение, но добавил нового участника, с которым тоже придется как-то взаимодействовать.

Выборы – не выборы 

Крайне сомнительно выглядит и процедура избрания руководителя БФР и его заместителей. Открытый конкурс, как при выборе глав НАБУ, например, почему-то заменили консультативным конкурсом.

Условия его проведения, к тому же, четко не прописали. При таком раскладе надежды на то, что руководителей БФР действительно будут избирать, а не назначать по указке, как-то резко снижаются.

Непонятный функционал

У всех ведомств есть задачи, которые они обязаны выполнять. Есть они и у Бюро финансовых расследований, но и здесь тоже все не слава богу.

Законопроект №1208 очень подробно расписывает, например, то, какой бумажной работой должны заниматься сотрудники БФР, каких людей могут привлекать к сотрудничеству, в каких случаях могут вмешиваться в деятельность госорганов и т.д.

Но вот ключевая функция ведомства – расследования экономических преступлений – прописана коротко и как бы между прочим. Больше конкретики не помешало бы. 

Смущает и то, что в задачах нового ведомства почему-то не указаны опции типа "расследования фактов отмывания денег и уклонения от уплаты налогов" и "предотвращение незаконных финансовых схем".

В тексте присутствует только общая фраза про обязанность расследовать "правонарушения в сфере хозяйственной деятельности".

Такая формулировка слишком общая, нечеткая. Это провоцирует опасность различного трактования закона и, как следствие, вмешательства в работу БФР под любым удобным предлогом.

А еще есть опасность, что Бюро финансовых расследований в итоге просто погрязнет в раскрытии мелких экономических преступлений, а вот расследования крупных финансовых схемы будут либо тормозиться, либо станут достоянием других государственных структур.

В любом случае бизнесу легче не станет.

Выше сказанное относится к категории ключевых претензий. Но есть еще множество вопросов к тексту законопроекта №1208.

Например, странным выглядит снятие ограничение на размер штата БФР. Анонсируя будущий законопроект Александр Данилюк уточнил, что лимит "не должен превышать 3000 человек".

В обнародованном документе подобного уточнения нет. Почему – неясно. Ведь даже 3000 человек – это довольно много. А если цифра вырастет еще больше – уровень бюрократизации структуры и вовсе взлетит до небес.

Риск повального и бесконтрольного открытия дел против "белого" бизнеса, как было во времена существования экономического департамента Национальной полиции, тоже сохраняется. 

Вывод напрашивается сам собой: документ нужно пересматривать и изменять.

В нынешнем варианте он не предлагает ничего кардинально нового, никаких глобальных перемен ни для страны в целом, ни для бизнеса в частности. 

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua
Підпишіться на наші повідомлення!