Час "єврореалізму"

Час "єврореалізму"

Найкращий варіант майбутнього України — це ліберальна альтернатива ЄС на кшталт Канади як "соціальної" альтернативи США. Саме в такому вигляді наша країна була б цікава і світу, і власним громадянам. (рос)
Понеділок, 3 грудня 2018, 09:01
старший економіст CASE-Ukraine, головний експерт групи Податкова і бюджетна реформа РПР

Пятая годовщина Евромайдана — хороший повод задуматься о том, что собой представляет подлинная "европейская идея".

Ведет ли к этому храму доморощенный "еврооптимизм", который выражается в карго-культе не только современных европейских норм, но и современных идей, преимущественно левых, которые составляют мейнстрим европейского дискурса.

Если посмотреть трезво и реалистично, то и первое, и второе для Украины на ее нынешнем этапе развития не просто бесполезно, но и вредно.

Очевидно, далеко не все соответствующие нормы и идеи на самом деле полезны развитым странам, а уж для незрелого организма они и вовсе могут быть ядом.

Понятно, что детям и подросткам не терпится почувствовать себя взрослыми, а больных очень удручают ограничения диеты.

Но взрослым полезно в умеренных количествах заниматься сексом и употреблять алкоголь (второе, впрочем, оспаривается), а дети, особенно не очень здоровые, если будут следовать их примеру, имеют мало шансов дожить до взрослости…

Трудно спорить с тем, что приятнее жить в стране с высоким социальным равенством, прекрасной экологией, щедрыми социальными гарантиями, налаженной защитой прав потребителя и прочими "хотелками" "левых".

Наверное, неплохо, когда благонамеренное государство может контролировать ситуацию, чтобы, например, ловить преступников и предупреждать теракты.

Однако все имеет свою цену. Методы, которые государство использует для достижения этих целей, предполагают высокие налоги, сложные и обременительные регуляции, за которыми нужен постоянный контроль, а также инструменты массовой слежки за гражданами.

Все это угнетает экономический рост, а возможности государства в части контроля помогают ему сопротивляться попыткам граждан заставить державу работать на пользу обществу.

Для богатых стран это не так критично, поскольку задача подчинения государства гражданам — "заковывания Левиафана", но не его убийства, как образно назвали этот процесс Аджемоглу и Робинсон, — там давно и прочно решена, хотя все равно нужно быть всегда начеку, чтобы монстр не вырвался из клетки.

В Украине эта борьба, составляющая суть подлинной революции, в самом разгаре и до победы нам пока еще далеко. Но когда баланс не на стороне добра, усиление репрессивных возможностей государства и его возможностей контролировать граждан представляет собой главную опасность.

Это отдаляет время, когда держава начнет действовать в интересах обычного гражданина, а не узкого круга бенефициаров "экстрактивных институций", характерных для "общественного порядка с ограниченным доступом".

Исключения, и то с осторожностью, можно допустить разве что для защиты от внешнего врага. Увы, в этом отношении "гибридная война" очень эффективно сдерживает наш прогресс.

Но поскольку шансов на ее завершение в обозримом будущем нет даже в случае капитуляции перед агрессором, то единственный выход — еще активнее бороться с любыми попытками государства и "полезных идиотов", радостно ему помогающих, усиливать ограничения и контроль во всех остальных сферах.

В экономической плоскости, благодаря успешной победе над "Левиафаном" и обеспеченной благодаря этому экономической свободе, некоторые страны стали "развитыми". Их жители поголовно могут не только удовлетворить свои базовые потребности, но и позволить себе нечто большее.

Поэтому, как доказал прижизненный классик социологии Роналд Инглхардт, по достижении среднего дохода на душу населения примерно 11 тыс долл в год материальные факторы начинают играть второстепенную роль — исчезает связь счастья и благосостояния. Но пока этот уровень не достигнут, такая связь тем сильнее, чем беднее страна, и это естественно, ведь голодному не до роскоши.

Украина сейчас вчетверо ниже этого порога, а Германия — вчетверо выше. Многие наши представители "белого" среднего класса тоже, к счастью, обеспечили себе доходы в несколько раз выше, поэтому им вполне понятны и близки идеи, захватившие умы в развитых странах.

За них можно только порадоваться, но эти замечательные профи в своих областях не понимают и не хотят видеть, что средний годовой доход остального населения — примерно на уровне их месячного.

И если начать "стоить Европу в Украине" с "европейских" норм и постматериальных ценностей, то она и темпы роста будет иметь не большие, чем страны, в которых такие политики доминируют. То есть, никогда, ни в какой перспективе не догонит их и вряд ли перейдет описанный выше порог.

Развитые страны стали такими в том числе потому, что под давлением и контролем гражданского общества там удалось создать относительно эффективные и некоррумпированные системы государственного управления.

Без этого "европейские" нормы работают так же, как "европейский" налог на прибыль: выворачиваются наизнанку и вместо справедливости воплощают худшую несправедливость, провоцируют коррупцию и массовое уклонение.

Чтобы вырастить госаппарат, которому можно будет поручить воплощать "европейские" нормы, нужно вначале резко все упростить, по максимуму убрать возможности для коррупции в виде контроля и дискреции, наладить неусыпный контроль за государством, научиться им пользоваться, поменять госслужащих и правоохранительные органы и потом не один год их "воспитывать".

А если пытаться внедрять "Европу в Украине" прямо сейчас, то это не удастся. Так и будем жить с соломенным симулякром.

В развитых странах за долгие и очень непростые годы социальной эволюции сформировалась совсем другая культура во множестве сфер: от налогов до воспитания детей и отношения к животным. В такой культуре уместно рассуждать о том, может ли принести пользу "безусловный доход", устраивать шеринг электросамокатов и многое другое, что без нее никогда не "взлетит".

Но самое главное — это отношение к законам. Оно сложилось таким, потому что законодательство взрослело вместе с обществом. Верховенство права, разделение властей, отделение власти от бизнеса, уважение к правам человека и прочие принципы, на которых стоит европейская культура и за которые мы боролись на Майдане, там за сотни лет впитались в плоть и кровь.

Именно это позволяет правительствам этих стран относительно безболезненно баловаться всяческими предписаниями и ограничениями. А навязывая Украине неисполнимые у нас "европейские" нормы вроде ограничений скорости, требований по защите потребителей и наемных работников или запрета продажи алкоголя по ночам, карго-интеграторы только усугубляют проблему.

Все это вредит и самим носителям таких идей, и всему их "подклассу". Мало того, что они в своем эпигонстве выглядят как Эллочка-людоедка. Их начинают ненавидеть, поскольку к зависти прибавляется озлобление за нежелание "богатых" видеть и понимать реальные нужды "бедных".

Этим расколом пользуются общие враги среднего класса, включая "олигархов" и "коррупционеров". Кроме того, компрометируется сама "европейская идея".

Любители контроля, защитники наемных работников, урбанисты и прочие представители левого лагеря, а часто и конкретных интересов, прикрытых левацкими лозунгами, активно работают на руку Кремлю.

На самом деле успешными стали те страны, где левых держали если не в тюрьме, то на коротком поводке, а свобода преобладала над ограничениями.

Конечно, первое — недостаточное условие, хотя и необходимое. В Латинской Америке тоже временами притесняли левых, причем очень жестоко, но это сработало разве что в Чили, где одновременно строили свободную экономику.

Не призывая кого бы то ни было репрессировать за убеждения, все же нужно отметить: в свете всего сказанного экспорт рестриктивных, дискреционных норм и практик тотального контроля, как и левацких идей, в экономически, институционально и социально-политически незрелые страны с моральной точки зрения ничем не лучше растления малолетних и вовлечения их в пьянство.

Оправдания "а в Европе социальные налоги на труд еще выше, трудовое законодательство еще жестче, кассовые аппараты у всех, все обязаны принимать карточки" должны восприниматься примерно так же, как упомянутые выше деяния, даже если это правда, что далеко не всегда так.

Сейчас все это нам противопоказано, а что будет "в тренде", когда Украина дорастет до таких норм и наступит время "еврооптимистов", нам знать не дано.

Сейчас нам нужен трезвый и рациональный "еврореализм". Нам необходимо создать тот ценностный и институциональный фундамент из "европейских принципов", на котором построен внешний лоск развитых стран.

Для этого нужно честно признаться самим себе и донести до партнеров, что Украина не может вот так сразу внедрить все "лучшие практики успешных стран". Оптимизм тут мешает, поскольку он слишком часто переходит в попытки выдать желаемое за действительное. Увы, такие игры плохо заканчиваются.

В жестокой реальности Украина — страна с уровнем дохода ниже среднего и качеством государственного управления на уровне худших латиноамериканских образцов. Поэтому возможности за несколько лет "гармонизировать" нормы с ЕС и зажить "как в Европе" не было и нет: по одежке протягивай ножки.

Реальная альтернатива — это выбор между избирательной гармонизацией и избирательным применением сдуру или по злому умыслу коррупционеров "гармонизированных" норм. Второе, как и левацкие идеи, — "зрада" принципов Евромайдана, поскольку будет еще больше подрывать и без того хрупкие европейские принципы, то есть отодвигать наше европейское будущее.

Из всего богатства опыта "успешных стран" нужно брать те нормы, которые расширяют экономические свободы, уменьшают дискрецию, снижают контроль со стороны государства и помогают это государство контролировать.

Тем более, что наилучший вариант будущего Украины — это "либеральная альтернатива ЕС" (формулировка Евгена Глибовицкого), вроде Канады как "социальной" альтернативы США. Именно в таком качестве наша страна была бы интересна и внешнему миру, и собственным гражданам. По крайней мере, тем из них, кто сохранил в себе вольный козацкий дух.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua