Зеленчук та Цицюра проти України: передбачення ЄСПЛ про мораторій

Зеленчук та Цицюра проти України: передбачення ЄСПЛ про мораторій

Про що насправді йдеться у рішенні Європейського суду з прав людини щодо відміни земельного мораторію в Україні? (рос.)
П'ятниця, 28 вересня 2018, 13:08
депутат Київської міської ради

Решение Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) по делу "Зеленчук и Цицюра против Украины" о вреде моратория на продажу земли - это хит, известный нам по трем нотам.

Их насвистывают с трибуны Верховной Рады, наигрывают по телевизору и даже президент Украины напел их в своем ежегодном обращении к парламенту: был суд, признал мораторий нарушением прав человека, к сожалению, шансов мало. Всё.

Но решение ЕСПЧ не состоит из трех нот. Это большая полнотелая пьеса весомых аргументов.

Я искренне удивилась, обнаружив, что в открытом доступе нет ни одного полного перевода эпохального текста. И мы с коллегами решили его для вас подготовить, потому что мораторий сам себя не отменит.

Обсуждая решение, но не зная сути дела, мы гадаем: о чем был спор, каковы позиции сторон, что именно заставило суд раскритиковать мораторий, что это решение значит, каковы его последствия?

Пока мы не знакомы с настоящей аргументацией, нашими мнениями можно манипулировать. Поэтому прошу - прочтите.

Кроме того решения ЕСПЧ, это почти литература. После привычных, крайне серьезных и убедительных формулировок из украинских судовых решений, тексты Страсбургских поэтов возмущают своей развязностью и смелостью высказываний.

Например, суд без разрешения кураторов отраслей и смотрящих, позволяет себе бросить вызов самим украинским агрохолдингам, и даже назвать черное черным, а не белым.

В решении ЕСПЧ по делу "Зеленчук и Цицюра против Украины" говорится, что "эта ситуация не означает, что рынка земли не существует, она означает, что существует теневой рынок, который подталкивает мощных игроков прибегать к неоднозначным схемам для обеспечения контроля над землей.

Она также привела к концентрации контроля над землей в руках агрохолдингов, которые были наделены непропорционально большими переговорными преимуществами в сравнении с мелкими землевладельцами, у которых не было выбора, кроме как согласится с низкой арендной платой" (см. п. 95).

Вот еще несколько важных, на мой взгляд, акцентов, которые остаются без внимания, пока мы обсуждаем решение ЕСПЧ:

1) Ни одно государство-член Совета Европы включая тех, кто прошел переходный период от государственного регулирования к рыночной экономике и провели земельную реформу, не имеет общих ограничений на продажу сельскохозяйственных земель (см. п.127).

2) Суд еще раз подтверждает, что в этом деле именно украинская власть в течение почти двух десятилетий постоянно декларировала свою цель введения хорошо упорядоченного рынка земель, на пути к чему мораторий был лишь промежуточным этапом.

Характер моратория и задекларированная цель его введения и продления заключались, по сути, в том, чтобы успеть рассмотреть возможные альтернативы полному запрету продажи земли.

То, что такие альтернативы были доступны и были достаточными для достижения тех же целей, неоднократно признавалось на высшем уровне государства-ответчика (п.129).

3) Суд приходит к выводу, что заявители были вынуждены лично нести бремя несостоятельности органов власти выполнить ими же установленные цели и соблюсти ими же установленные граничные сроки.

Учитывая слабость обоснования в пользу избрания наиболее обременительной альтернативы, которая была доступна органам власти, перед менее обременительными мерами, Суд считает возложенное на заявителей бремя чрезмерным (п.147).

4) Учитывая изложенные выше соображения и неспособность правительства предоставить достаточное оправдание средств, которые были применены к владельцам земли, Суд делает вывод, что государство вышло за пределы своего широкого усмотрения по данному делу и не установило справедливого баланса между общим интересом общества и имущественными правами заявителей. Итак, имеет место нарушение статьи 1 Первого Протокола" (пп.148-149).

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua