Ціна прострочених реформ — 800 мільйонів гривень

Ціна прострочених реформ — 800 мільйонів гривень

Не дочекавшись траншу МВФ, Україна позичила гроші під 9% річних. Це дуже дорого, і це результат політики затягування реформ. (рос)
П'ятниця, 31 серпня 2018, 15:00
економіст

На днях Министерство финансов осуществило частное размещение краткосрочных облигаций внешнего государственного займа со сроком погашения в феврале 2019 году на общую сумму 725 млн долл по ставке около 9% годовых.

Можно долго говорить о том, что этот заем был критически необходим, и что в ближайшее время нам предстоят достаточно ощутимые выплаты, а валюты нет.

Хоть это все и правда, но не отменяет одного простого факта: ставка выше 9% — это очень дорого.

Особенно если учесть, что, немного поторопившись в свое время с выполнением ряда требований МВФ, мы вдобавок к 1,9 млрд долл от фонда могли бы получить два транша от ЕС по 0,5 млрд евро каждый под менее чем 0,5% годовых.

Не говоря уже про гарантию от Международного банка реконструкции и развития, которая помогла бы заимствовать еще около 800 млн долл на внешних рынках под совсем иной процент. Таким образом, реальная переплата за период займа составит, по самым скромным оценкам, около 800 млн грн.

В 2018-2020 годах Украину ждут рекордные выплаты по кредитам. Речь идет о миллиардах долларов, из которых около 500 млн долл запланированы на сентябрь. Именно под эти выплаты, как склонны считать почти все эксперты и игроки рынка, Минфин и устроил частное размещение.

Казалось бы, теперь будет чем расплатиться с кредиторами, не трогая ЗВР, и вообще — обеспечена сильная позиция в переговорах с МВФ. Однако такой взгляд не очень хорошо отображает объективную действительность.

Во-первых, в современном мире ставка выше 9% годовых — это очень дорого. В худшей для себя ситуации мы размещались под 7% с небольшим. В 2019 году будем гасить евробонды, которые имеют доходность 6,76% годовых.

На сумме 725 млн долл и полугодичном сроке это дает разницу около 7 млн долл или около 200 млн грн, если к тому времени курс будет находиться около заложенных в бюджет показателей. Причем база для сравнения — это и без того не самые дешевые, а рыночные заимствования Украины.

Во-вторых, у нас были реальные варианты, где взять деньги на более длительный срок и под 1,5-2% годовых. Если бы Украина получила транш от МВФ, он бы весь ушел в резервы Нацбанка. Однако за ним пошла бы макрофинансовая помощь от ЕС — два транша по 500 млн, выданные под символический процент.

Также успешное сотрудничество с МВФ повлияло бы на стоимость привлечения средств в рамках частных размещений. Нам не пришлось бы переплачивать и хватило бы предложить инвесторам 7-7,5% годовых или даже несколько меньше.

В-третьих, есть деньги населения. Банки предлагают депозит в валюте под 2%. Сомнительный вариант, который точно не поможет сделать так, чтобы люди хранили деньги в финансовых учреждениях, а не под матрацами.

Однако параллельно с этим люди могут купить и валютные облигации внутреннего государственного займа. Формально это почти те самые инструменты, которые мы продали иностранцам под 9% на полгода.

Сейчас порог входа для внутреннего инвестора — это пара тысяч долларов. Некоторые банки предлагают услугу, когда ОВГЗ покупаются вскладчину.

Если учесть, что почти половина рынка — это госбанки, а на руках у населения точно лежит более 30 млрд долл, то возникает вопрос: почему нельзя было привлечь деньги внутри страны под аналогичные инструменты и гарантии?

В-четвертых, стоит понимать, почему МВФ не дает нам денег, а если и даст, то не раньше октября 2018 года. Все просто: когда страна работает с фондом, она каждый год подписывает и публикует меморандум. Это документ, который не имеет обязательного характера, но служит дорожной картой изменений и реформ.

В основном, государство само выбирает пункты меморандума. У МВФ есть главное требование, чтобы страна сбалансировала свой бюджет и выровняла платежный баланс, а как мы это будем делать — это уже задача Украины.

Одним из пунктов Украина в свое время предложила поднимать цену на газ для населения и промышленности до уровня стоимости на немецком хабе.

Нас никто не просил именно об этом — просто такой шаг помогал выровнять платежный баланс или бюджетные расходы и страна его задекларировала. Тогда он принес нам первые транши, и все было здорово. Однако дальше начались вопросы: шаг задекларирован, а вот исполнять его не очень хочется.

Фонду было все равно, как мы будем добиваться сокращения расходов бюджета и безубыточности энергетического сектора, в частности, "Нафтогаза". Ему важно другое: если мы показали план, то обязаны его выполнять. Иначе кто знает, какие еще договоренности мы решим игнорировать в будущем.

Выходит, что невыполнение добровольно взятого обязательства повышает кредитные риски МВФ в отношениях с Украиной и является причиной столь долгого процесса получения транша, успех которого все еще не гарантирован.

Это значит, что основной фактор, который повлек за собой крупные расходы, —нежелание выполнять взятые на себя обязательства и проводить реформы. Сначала был Антикоррупционный суд, натужное принятие закона и скандальные правки. Вопрос решили, но вылезла несбалансированность бюджета.

В МВФ нам дали понять, что им достаточно поднятия цены на газ до рыночного уровня, а дальше будем смотреть по ситуации. На этом этапе мы увидели четкое нежелание политиков принимать непопулярные решения.

Это по-настоящему интересно, ведь принятое сегодня непопулярное решение — это потенциально развитие экономики уже завтра. Тогда как попытка угодить электорату вредит, в первую очередь, самим же людям.

Вполне очевидно, что цены на газ все равно вырастут. Если не в угоду МВФ, то для того, чтобы потом уже без сотрудничества с фондом гасить огромный дефицит платежного баланса и бежать от дефолта.

Популярные решения стоят дорого, и платят за них не политики, а сами люди. Они покрывают расходы из общего кармана, который называется госбюджетом.

Мы своими глазами можем увидеть результаты политики затягивания реформ, которая уже обошлась Украине в более чем 800 млн грн только переплат по кредитам в формате краткосрочного займа.

Капля в море для бюджета, но это первая капля будущего потопа, который вызовет Украина, если решит и дальше игнорировать реформы и здравый смысл.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua