Як в Адміністрації президента намагаються відродити податкову міліцію

Як в Адміністрації президента намагаються відродити податкову міліцію

Які сюрпризи для бізнесу приховує законопроект про Національне бюро фінансової безпеки? (Рос.)
Четвер, 22 березня 2018, 15:40
управляючий партнер ЮФ ICF Legal Service, віце-президент Асоціації платників податків

Реформа налоговой милиции изрядно затянулась. Верховная Рада еще в декабре 2016 года "по ошибке" ликвидировала это подразделение, входящее в состав Государственной фискальной службы.

Впрочем представители Министерства финансов во главе с Александром Данилюком заверили, что уже до осени 2017 года будет создана новая декриминализованная структура.

Сначала это была финансовая полиция, затем – служба финансовых расследований. Хотя суть от смены названия не менялось. 

Новый орган должен был получить максимум аналитических функций для выявления тех компаний, которые уклоняются от уплаты налогов, и минимум силовых, чтобы исключить давление на бизнес.

Тем не менее, законопроект о создании службы финрасследований, презентованный Минфином и даже предварительно одобренный Кабинетом министров, не прошел Национальный совет реформ.

Эту идею попросту забраковали, а вместо нее Администрация президента выступила с инициативой учредить Национальное бюро финансовой безопасности, которое, если верить словам Петра Порошенко, "…отлучит от влияния на экономику и бизнес и ГПУ, и СБУ, и НАБУ, и МВД, не говоря уже о налоговой то ли полиции, то ли милиции".

Концепцию бюро еще в декабре 2017 года представила глава профильного комитета по налоговой и таможенной политике Нина Южанина, а в конце февраля на суд общественности был вынесен готовый законопроект.

На первый взгляд, ключевая идея НБФБ не особо отличается от той, что закладывалась в основу службы финрасследований.

В составе бюро будет создано аналитическое подразделение. Его ключевой задачей станет мониторинг налогоплательщиков, отслеживание и выявление тех из них, кто нарушает законодательство.

При этом Нацбюро сможет осуществлять расследование преступлений не только налогового, но и финансового характера.

Иными словами, под зоркий глаз сотрудников этой структуры попадут факты неуплаты налогов, мошенничества с финансовыми ресурсами, умышленного доведения до банкротства, манипуляций на фондовом рынке, разглашения банковской и коммерческой тайны, случаи фиктивного предпринимательства и растраты государственных средств. 

Но нюанс в том, что Национальному бюро финбезопасности хотят предоставить довольно широкий перечень правоохранительных полномочий. И вот это действительно настораживает. 

Согласно обнародованному законопроекту, сотрудники НБФБ смогут проводить оперативно-розыскную деятельность, осуществлять арест и конфискацию активов.

Причем права представителей бюро будут практически неограниченными.

Они смогут тайно сотрудничать с "гласными и негласными штатными и внештатными сотрудниками", задерживать лиц, подозреваемых в тех или иных преступлениях, проводить фото и видео съемку задержанных, брать у них отпечатки пальцев, применять физическую силу и даже огнестрельное оружие. 

Немало вопросов возникает и к подчинению бюро. НБФБ будет подотчетно непосредственно президенту и парламенту.

И хотя кандидатов на должность руководителя должна отбирать специально созданная конкурсная комиссия, окончательное решение все равно принимает президент.

А это означает, что он сможет напрямую влиять на то, кто окажется у "руля" НБФБ, что создает вполне конкретные риски манипуляций деятельностью этого органа изнутри АП. 

Стремление подчинить Нацбюро президенту вызывает удивление еще и потому, что Государственная фискальная служба, которая занимается сбором и администрированием налогов, подведомственная Минфину.

То есть, исполнительной ветви власти. И в то же время НБФБ, задача которого бороться с нарушениями в сфере налогообложения, по сути, оторвано от ГФС и никоим образом с ней не связано, в чем совершенно нет логики.

Откровенно смущает и подследственность, которую получит бюро. Александр Данилюк, например, уверял, что служба финрасследований заберет на себя полномочия по расследованию экономических преступлений, которые есть у Генпрокуратуры, Нацполиции, Службы безопасности.

Это необходимо для того, чтобы не было дублирования. Но в случае с НБФБ все иначе. 

Бюро сможет инициировать уголовные расследования, внося данные в соответствующий реестр, а затем делегировать уголовные производства упомянутым органам для проведения дальнейшего следствия.

Это означает, что и у ГПУ, и у СБУ, и у МВД останется возможность "мучить" бизнес и блокировать его работу, проводя обыски и выемки, вызывая руководителей компаний на допросы. Все в духе старых добрых "маски-шоу".  

В итоге анализ законопроекта не оставляет никаких сомнений в том, что в Администрации президента под вывеской Нацбюро финбезопасности хотят вдохнуть новую жизнь в налоговую милицию, наделив ее еще большими полномочиями.

Да, все это завернуто в красивую обертку декриминализованной службы, в которой поимкой преступников будут заниматься аналитики в белых рубашках и галстуках.

Но по факту, бизнесу придется иметь дело с еще одной правоохранительной структурой, которая сможет "прижать к ногтю" любую компанию при малейшем подозрении на нарушения.

И все это как-то совсем не вяжется с обещаниями гаранта отрезать силовые структуры от бизнеса и не допустить давление на налогоплательщиков. Есть большие опасения, что с появлением НБФБ все будет как раз с точностью до наоборот.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.
powered by lun.ua