#НеМояПриватнаІсторія

#НеМояПриватнаІсторія

У однієї людини не витримали нерви, і вона розповіла про свою роботу в Приватбанку під час його націоналізації. Частина цих одкровень коштувала мені чималої кількості нервових клітин, а тому варто відповісти.(Рос.)
Четвер, 3 серпня 2017, 12:30
інвестиційний банкір

У одного человека не выдержали нервы, и он разразился длинными откровениями о своей работе в Приватбанке во время национализации. Давать оценку всей этой истории и личности, которая ее запустила, мы не будем. Не важно.

Но вот часть из этих откровений стоила мне немалого количества нервных клеток, а поэтому стоит ответить.

Собственно, ключевым личным стала фраза Виктории Страховой, где она говорит о пиар подготовке к национализации банка. Далее следует прямая цитата:

"Большинство отказались, но тут на авансцене появляется Сергей Фурса. Я позвонила ему, сказала, что нужна помощь по одному проекту и ему позвонит наша пиарщица. Конечно, они просто поговорили о погоде, и с тех пор Сережа стал одним из главных писцов о Приватбанке.

Я не была в восторге от этого всего, предупреждала пиарщиков, что это удорожает чек государству. Хотя временами и я уже была согласна на такой выход".

Итак, какой вывод сделает обычный читатель, прочитав такую фразу? Конечно же: инвестиционного банкира купили (а как известно, все инвестиционные банкиры жадны и легко продаются) и он за деньги начал писать гадости о хорошем Приватбанке.

Согласитесь, именно это вы и подумали, когда первый раз прочитали эту цитату. Там такого не написано, конечно же. Но это из серии "остальнео додумайте сами". Все быстро и додумали. Особенно те, кому это положено. В результате, пострадала и репутация, в том числе компании, что немаловажно, и моя личная.

Фишка еще в том, что в инвестиционном бизнесе человек стоит столько, сколько стоит его слово. Твоя репутация идет впереди тебя. И как только ты ее теряешь, ты теряешь все. Именно поэтому так важно расставить точки над I.

Я, конечно, не могу отрицать, что мне не платили. Во-первых, если бы платили, то я бы говорил то же самое. Вряд ли бы кто-то признался в таком факте. А поскольку фразой Виктории моя репутация уже подорвана, то и доверять мне нет никаких причин. Но тут пригодится переписка с самой Викторией, где она клятвенно отрицает, что именно это она имела ввиду в том моменте.

ПЕРЕПИСКА
Скрин переписки в комментариях под постом Виктории Страховой в Facebook 

Это переписка шла в комментариях, а не в личной переписке и поэтому я считаю возможной ее публиковать. Итак, с первым пунктом разобрались. Даже Виктория, как бы я к ней не относился, уверяет, что никто никого не покупал.

Что остается еще? Сам факт встречи? Да, он был. Виктория действительно позвонила мне то ли в сентябре, то ли в октябре, не помню точно когда. Помню, что было еще тепло и попросила встретится с ее коллегой. Поговорить о Привате.

Согласился ли я? Конечно же. И на моем месте согласился бы каждый. Приват был топ-темой начиная с лета. И если обычные люди даже не догадывались о том, что происходит, то весь рынок прекрасно понимал. Понимал, что Приватбанк это пирамида. И также понимал, что с ней надо что-то делать.

Приват был главной темой при переговорах с МВФ. От результата работы с банком напрямую зависело, получим ли мы следующий транш или нет. Колебания гривны тем летом также напрямую связывали с Приватом, кивая в сторону Днепропетровской области, когда речь шла о высоком спросе на доллары со стороны черного рынка.

И, наконец, возможное падение Приватбанка грозило похоронить и всю систему в целом и гривну вместе с ней. Достаточно причин, чтобы и инвестиционный банкир и финансовый колумнист согласились на встречу?

Была ли встреча интересной? Да. На фондовом рынке есть свой сленг. И вот для таких встреч есть специальное слово, оно называется "калор". Когда вы рассказываете клиенту, который сидит где-то в Лондоне, что вообще происходит в Украине. Вы даже не делитесь инсайдом. Вы просто рассказываете о ситуации человеку, который далек от украинских реалий. Вот таким интересным "калором" и стала эта встреча.

Была ли у второй стороны своя цель? Конечно была. Люди вообще не встречаются без цели с другими людьми, если они не близки. Да и близкие иногда тоже. Никто не хочет видеть вас из-за вашего богатого внутреннего мира. Это утопия.

Хотели ли на этой встречи повлиять на финансового колумниста и на то, что он будет писать? Вполне возможно. Для этого и встречаются чиновники уже три года с блогерами. Они дают свой взгляд на вещи. Дают информацию. И все. Дальше уже ваше дело, что вы будете с этой информацией делать.

Являются ли такие встречи уникальными? Совершенно нет. Так уж получилось, что теперь в Нацбанке много выходцев из фондового рынка. И со многими мы поддерживаем отношения.

Являются ли ланчи с сотрудниками НБУ поводом для манипуляций? Вряд ли. Или, например, Минфин проводит регулярные встречи "офф зе рекордс" перед важными событиями. Такие, например, как реструктуризация. Им важно донести свою позицию. Особенно на фоне криков "зрада" от людей, который только дай повод. Как и любая компания проводит встречи с аналитиками на рынке.

Корыстны ли интересы компании, когда она везет аналитиков на свои заводы? Конечно же. Но и для аналитиков эти встречи очень важны. Они получаю возможность пощупать то, о чем могли бы только читать. Встретить менеджмент. И посмотреть в глаза руководству.

Ну и последнее. Писал ли я про Приватбанк? Конечно писал. Это была ключевая тема, как уже было замечено. Она влияла абсолютно на все. Не замечать ее не было возможности. Но именно поэтому я писал о Приватбанке, и до встречи, и после нее.

Вот такая вот, моя уже не приватная история. И неприятная история.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.
Реклама:
powered by lun.ua