Профучасники навколо НПФ: "От на цих 7% і живемо!"

Профучасники навколо НПФ: "От на цих 7% і живемо!"

Чому потрібно знизити явно завищену планку граничного рівня витрат для пенсійних фондів.(Рос.)
П'ятниця, 17 березня 2017, 09:10
КУА "АРТ КАПІТАЛ Менеджмент", керуючий активами

Положение "О предельном уровне затрат..."  Нацкоминпослуг, разработанное в соответствии с Распоряжением 2541 для конкретизации 48 статьи закона Украины "О негосударственном пенсионном обеспечении", ограничивает сверху уровень затрат НПФ величиной 7% в год от активов пенсионного фонда.

Эти затраты делят между собой, согласно договорам учредителей НПФ, администратор, КУА и банк-хранитель. Есть ещё единоразовые платежи в году, типа оплаты аудитору, но в основе - затраты связаны с оплатой услуг трём упомянутым в предыдущем предложении профессиональным участникам.

В нижеприведённом материале я постараюсь донести тем, кто работает на этом рынке, чем чреват завышенный уровень предельных затрат. А то, что 7% - это много, постараюсь показать экономически.

Мне скажут, что многие крупные НПФ и близко не "выбирают" предельный уровень, и редко превышают 3% по затратам за год. Но на рынке пенсионного обеспечения есть не только крупные фонды, а есть мелкие и средние. Кроме того, в последнем разделе я покажу, что при нечистоплотности учредителей, и в крупном фонде может проявиться предельный уровень затрат.

Потому, ниже, я побуду "теоретиком". Ведь, теоретически, по любому НПФ не будет нарушения, если затраты не превысят 7%. От этого и оттолкнёмся.

Почему 7% - это много?

Итак, большинство фондов (специально смотрел доступные данные) имеют приблизительно такую структуру:

Около 45-50% - в ОВГЗ (включая валютные)

Около 40-45% - депозиты (включая валютные)

Остальной "мизер" приходится на корпоративные облигации, вклады в банковские металлы, иногда встречаются и акции. Такая же структура и у моего "подопечного" НПФ "Турбота".

На сегодняшний день гривневые ОВГЗ можно купить с доходностью 15-15,5%, а валютные – около 6%. Допустим, что их в портфеле поровну (хотя у меня больше валютных). В таком случае средняя доходность по гособлигациям составляет 10,5%. Если допустить 10% прогнозной девальвации гривны, то – около 14%.

Депозиты в гривне имеют доходность 12-15% (если не брать банков с высокими рисками). В среднем – 13,5%. Валютные депозиты имеют доходность 0,1-5%, в среднем 2,5%. При паритетном соотношении гривна/валюта в депозитном портфеле получаем 8%. Если допустить 10% прогнозной девальвации гривны, то 13%.

Пусть 10% приходится на акции и они принесут 30%. Хотя, они могут принести и столько же, а то и больше процентов убытка, но в этот раз побудем оптимистами.

Пусть в нашей маленькой модели гособлигаций будет 45%, столько же депозитов, и 10% акций. Это для взвешивания. А теперь посмотрим, что получается.

Если мы берем доходности долговых инструментов с учётом девальвации гривны, то средняя доходность получается 15,2%. Если девальвацию не учитывать, то 11,3%. А теперь, допустим, для этих двух значений, что цены наших акций не выросли, а упали на 30%. Такое вполне может быть, поскольку НКЦБФР, вкупе с Нацкомфинпослуг, сделали всё от них зависящее, чтобы пенсионные фонды не могли покупать самые лучшие и ликвидные акции на украинском фондовом рынке. И те, бумаги, которые могут покупать НПФ, вполне могут просесть в цене на 30%. В результате, получим 9,2% с учётом девальвации, и 5,3% - с относительно стабильной гривной.

К чему я веду?

У нас есть ожидаемые доходности по модельному портфелю от 5,3% до 15,2%. Реальное значение при наших аргументах будет в диапазоне этих экстремумов, без учёта промежуточных значений, и в среднем составит 10%, ну пусть 11%. Отнимите теоретически возможных 7% затрат, и вы получите 4% доходности, в гривне!

Ладно бы в долларе. Многие европейские лайфовые страховые компании обещают такой минимальный уровень, но в долларе или евро, но никак не в слабой валюте, типа гривны. Реально же обеспечивают более высокую доходность.

Даже если всё будет оптимистично (15,2%), то "съесть" половину "на обслуживание" - это грабёж, без преувеличения. А теперь представьте, что реализован пессимистический сценарий на рынке. В итоге мы получим -1,7% убытка на активы! Т.е., чтобы прокормить "слуг" участников фондов, нужно забрать всё заработанное и даже часть вложенного.

Поскольку я управляющий и участник НПФ в одном лице, я могу задаться вопросом: А в чем мой, так сказать, "пенсионный бизнес"? Зачем мне это нужно? Да, сам я не буду так диверсифицировать вложения. Я могу в рисковом случае потратить накопленное и обобрать себя же на пенсии.

Может, мне лично будет накладно заниматься менеджментом своих пенсионных вложений. Но, если это соотношение доходности 13,5% на депозитах и -2 - +4% - в НПФ, то может стоит напрягаться самому? И это вопрос, который может прийти в голову любому здравому участнику НПФ, не только мне.

О норме затрат

НПФ "Турбота" показал доходность за 2016 год 12,8% (за весь период функционирования среднегодовая доходность составила 13,5%). И это следствие высоких ставок и высоких доходностей ОВГЗ.

При этом, я знаю один НПФ, где совет фонда в прошлом году попросил пересмотреть норму вознаграждения КУА и администратору с 2,5% до 1,5%. В результате, затраты этого фонда вместе с хранителем составили 3,5%, а не 5,5%.

Но… Администратор пошёл навстречу совету временно, желая вернуть 2,5% через год. И он считает, что это нормальный уровень компенсации. У меня же взгляд на это совсем другой. И я его обосную. Ибо не нужно возвращаться к 2,5%, а нужно двигаться к 1%.

Я давно работаю с публичными фондами. По сути, НПФ отличается от публичного диверсифицированного фонда в отношении управления активов только способом учёта долевого участия в активах. В остальном, я управляю активами НПФ так же, как диверсифицированным фондом, с учётом очень небольших особенностей.

При этом, бэк-офис компании проводит весь документооборот и бухгалтерия подаёт полную отчётность и делает проводки. Т.е., КУА проводит весь комплекс обслуживания публичного инвестфонда.

В НПФ часть работы делает администратор, включая свойственные только ему действия связанные с персонификацией взносов и выплатой пенсий. Но всё управление активами и его обеспечение по документообороту и проводкам лежит на КУА.

КУА, за полное обслуживание диверсифицированных фондов, в зависимости от активности стратегии управления, берёт 1-3%. На мой взгляд, и в НПФ совокупный уровень затрат не должен превышать 3%.

Каким быть уровню затрат?

Вы помните ставки по гособлигации и депозитам в 2007-2008? Я помню. И если это уровень вернётся, то средняя доходность по портфелю облигаций может быть 7-9%, а по депозитной составляющей 9-11%

В перспективе 20-30 лет вполне здраво и рыночно считать норму доходности порядка 10%. Четверть от прибыли, максимум, можно брать на обслуживание. Это мировая практика. Грубо говоря, 0,5% - банку-хранителю, 1% - администратору (больше работы), и столько же управляющей компании. Еще 0,5% на аудит и другие разовые ежегодные расходы. И получится тех же 3%, что и по диверсифицированным фондам. Это рыночно и справедливо.

Я бы даже сделал так. 10% от прибыли при 10% доходности, это 1% от активов. Так вот, для КУА, чтобы заставить лучше работать управляющего, я бы 1% от активов заменил бы на 10% от прибыли. Администратора и хранителя нельзя делать заложниками от качества управления управляющего. Потому им нужно дать понятную долю от активов, а управляющую компанию нужно мотивировать на повышения качества управления.

Тех же 7% от активов, которые "светятся" в сегодняшней редакции закона, это "просто значение", которое, возможно, взято как половина отчислений в лайфовых СК, или за минусом средней рисковой составляющей во взносе накопительного страхования. Это, конечно, предположение.

Реальное происхождение уровня 7% экономически не оправдано. Тем более, что у НПФ нет рисковой составляющей, и они даже не участвуют в фонде гарантирования вкладов, хотя все участники НПФ – физлица. И коль так, то 7% - это, как и многое в наших законах, взято "с потолка".

Предельный уровень затрат для НПФ – это серьёзнейший показатель их привлекательности и конкурентоспособности. Он должен быть экономически и рыночно обоснован, чтобы он не выглядел как откровенный грабёж участников НПФ. А 7% от активов из профильного закона именно таким грабежом и является, если они "съедают" больше половины прибыли, или всю прибыль участников.

А ведь "грабёж" может оказаться не только фигурой речи.

Обанкротить нельзя, ограбить

НПФ не может обанкротиться. Законом это запрещено. Сомнительные операции, которые ущемляют интересы инвесторов, должен заблокировать внимательный и квалифицированный банк-хранитель. КУА – только размещает средства, а администратор начисляет затраты.

Вроде бы при таких раскладах злоупотребления невозможны. Система должна обеспечить соблюдение экономических интересов участников.

А теперь давайте рассмотрим такую ситуацию. Уродливый её вариант произошёл с НПФ одного одесского банка, который залез в карман участникам через афилированую КУА и хранителя.

Представьте, что учредители крупного пенсионного фонда являются афилированными лицами с администратором или КУА. Пусть будет с КУА, ради конкретности примера. Тогда они могут, например, 0,75% кинуть по договору администратору, 0,25% - хранителю, и 5,5% - КУА, в которой они получат эти деньги через зарплату, бонусы или дивиденды, если мы, конечно, мыслим прозрачно.

В итоге, расходы по фонду будут стремиться к 7%. И это будет происходить независимо от того, большой фонд или маленький, получил он большую или маленькую прибыль, или вообще убыток.

И такой подход полностью законен, но является рыночно грабительским, ибо де факто откровенно обирает участников. Даже при доходности 20%, 7% забирать на затраты, это финансовый моветон. И это я пишу как сознательный участник и вкладчик НПФ в одном лице.

Упомянутый уровень прописан в профильном законе, давая легитимный способ отъёма денег у самых продвинутых граждан. Ведь они в нашей стране, с ненадёжной денежной единицей, неликвидными активами и очень ограниченным перечнем доступных инструментов инвестирования для НПФ, рискнули отдать деньги на 20-30 лет.

 И иметь возможность, по сути, грабить этих сознательных граждан, да ещё и пользуясь нормой закона, на мой взгляд, грубейшая законодательная ошибка в ограничении уровня затрат НПФ.

Этот уровень нужно убирать из Положения. Иначе, подумайте сами, при слабом управлении, не обанкротив де юре, можно двигаться к банкротству де факто, если забирать всю прибыль и часть активов. И это я молчу об умышленном вымывании прибыли за счёт сделок с активами, что тоже бывает.

В лучшем же случае, участники насобирают не намного больше от того, что вложили. И "поможет" этому несовершенное законодательство.

Такой расклад недопустим даже в теории, поскольку всегда найдётся махинатор, который захочет применить узаконенную теорию на практике.

Выводы

Всегда после такой критики читатель требует чётких и ясных предложений. Они в статье есть, в обосновательной части. Но чтобы не возвращаться к материалу в их поиске, моё предложение таково. Ограничить величину вознаграждения за год для администратора уровнем 1% от активов, для банка-хранителя – 0,5% от активов, на "прочие затраты" - 0,5% от величины активов, и для КУА – 10% от прибыли. Итого, около 3%.

Причём, процент в случае КУА, насчитывается и на прибыль и на убыток. Убыток покрывается полученной прибылью.

То есть, КУА не производит отрицательные платежи в фонд, просто, временно, не получает вознаграждение. А когда получит прибыль, в первую очередь покрывает отрицательные суммы вознаграждения. Такое начисление остудит пыл управляющих рисковать и учиться управлять активами за счёт пенсионных сбережений.

При очень эффективном управлении совокупные отчисления управляющей компании вряд-ли превысят 2% от активов. Но, даже если превысят в какой-то удачный период, то бывают и неудачные периоды. В среднем, но многолетнем интервале, доходы основных профучастников (КУА и администратора) будут недалеки от паритета в 1%.

Думаю, мои выше приведённые соображения справедливы, и к участникам НПФ, и к профучастникам негосударственного пенсионного обеспечения. Ведь я отношусь к этим двум группам одновременно. И я считаю, что в следующей редакции закона "О НПО" и обновлённом Положении по предельным затратам НПФ стоит реализовать эти предложения.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.
Реклама:
powered by lun.ua