Хакери атакують інфраструктуру країни. Що робити?

Хакери атакують інфраструктуру країни. Що робити?

Ми знаходимося в активній фазі спрацьовування вірусів, тому у нас в країні вже є "заражені" об'єкти. Рано чи пізно вони "вистрілять", через день, місяць чи півроку.(Рос.)
Вівторок, 20 грудня 2016, 15:05
технічний директор київської лабораторії Zillya!

К сожалению, во многих государственных органах и даже в коммерческих компаниях отсутствует чёткое понимание, что такое "резервная копия".

Как правило, администраторы или сотрудники по безопасности считают, что если копируется одна-две самых важных базы, значит резервная копия уже есть и все хорошо.

Когда я инструктирую своих сотрудников, то говорю им: представь себе что ты утром приходишь на работу, а вся техника в помещении сгорела. Молния ударила или еще что-нибудь произошло. И резервная копия — это тот объем информации, который нужен, чтобы в течении суток полноценно возобновить работу всего предприятия или отдельно взятого подразделения, человека и так далее.

Естественно, важна частота резервного копирования. Также резервная копия должна еще храниться за многие периоды.

Если информация была модифицирована вредоносными программами хакеров и потом модифицированная версия попала в резервную копию, в которой хранится только одна последняя версия данных, то беда.

Необходимо чтобы было множество точек в резервной копии. День, два дня, месяц, полгода. Чтобы всегда можно было откатиться в какое-то предыдущее состояние и скачать оттуда данные.

Еще надо учитывать, как у нас строят IT-системы в государственных учреждениях. Обычно принцип финансирования такой: деньги выделяют на покупку техники и серверов в объеме необходимом для организации процесса.

Никто не думает о том, что оборудование необходимо резервировать, а для этого необходимы резервные сервера, которые будут хранить резервные копии информации. На это, как правило, бюджеты не выделяют.

Теперь, что касается потенциально зараженных объектов критической инфраструктуры. Поскольку мы находимся в активной фазе срабатывания вирусов, давайте исходить из того, что у нас в стране уже есть "зараженные" объекты. Когда они "выстрелят", через день, месяц или полгода, мы пока не знаем. Но рано или поздно это случится.

В первую очередь, мы должны изолировать все критически важные объекты от возможности удаленного управления. В обоих случаях, о которых сейчас известно — BlackEnergy и Госказначейство — атакующие сначала заразили один компьютер. Потом с его помощью, путем подачи команд вручную "троянской" программе, злоумышленники поражали всю остальную сеть.

Хакеры собирали информацию о том, какое программное обеспечение используется, как работает сеть, какие базы данных существуют и, узнав всю информацию, настроили троянскую программу так, чтобы в какой-то конкретный день сработала деструктивная функция и вывела всю систему из строя.

Речь идет о том, что такая программа не является автономной. И если мы на данном этапе сможем отрезать все критически важные объекты от возможности внешнего контроля, фактически отрезать их от интернета, то таким образом сможем снизить вероятность проведения таких вот кибер-диверсий.

Даже если какие-то объекты и заражены в данный момент, то они просто останутся без контроля хакерами.

После этого необходимо принимать меры по анализу существующих систем, на базе информации об уже зараженных и выведенных из строя систем, обновлять инфраструктуру, системы информационной безопасности.

Есть очень важный момент — если мы имеем зараженный объект и антивирусные программы его не обнаруживают, то даже элементарная смена антивирусных решений, или использование ещё одного решения в дополнение к тем, которые используются, значительно повышают вероятность обнаружения такого заражения.

Так, злоумышленники с лёгкостью могут сделать вирус под конкретный антивирус, но очень сложно сделать вирус, который не обнаружат все антивирусные программы.

Ещё одна огромная проблема — неподготовленность госчиновников в вопросах информационной безопасности. Сейчас это проблема номер один. Самое слабое место в любой системе — человек. Люди на местах получили письмо, личное или на рабочую почту, сопровождающий текст подтолкнул открыть этот якобы документ, а на самом деле вредоносную программу.

Мы имеем огромное количество неподготовленных и абсолютно неосведомленных в области информационной безопасности чиновников, работающих на местах в режимных объектах. И сколько бы не было решений с защитой, если человек хочет обойти систему безопасности, он ее обойдет обязательно.

Мы также должны отдавать себе отчет, что злоумышленники бьют по инфраструктурным объектам Украины, которые затрагивают многих людей — энергетика, финансы, транспорт, связь.

Очевидно, что осуществляются атаки на банковскую систему. Коммерческие банки сами решают эту проблему, не вынося сор на улицу. Но если какой-нибудь системный банк будет выведен из строя, это вызовет значительную панику.

Хакеры бьют по транспортной инфраструктуре. Я сам стал жертвой атаки на сайт "Укрзалізниці": не смог купить билеты online. Пусть это мелочь, но это уже затронуло рядовых граждан. И если бы атака продлилась не один день, а до новогодних праздников?  

Крайне важно отдавать себе отчет о последствиях. Если атакующей стороне удастся "положить" мобильную связь, представьте, скольких людей это коснётся. На мобильной связи построено все, даже полиция пользуется ею.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.
Реклама:
powered by lun.ua