Игорь Билоус: Бизнес не доверяет власти

Игорь Билоус: Бизнес не доверяет власти

Пятница, 17 апреля 2015, 14:01 -
"Вы общались с Яценюком во время расследования?". "Нет. У нас не получилось". "Вы пытались выйти с ним на связь?". "Пытался. Он не стал со мной разговаривать".

Не договорились.

Так комментировали в неформальных разговорах депутаты результаты работы комиссии по расследованию фактов нарушений в ГФС.

По итогам расследования глава ГФС Игорь Билоус подал в отставку, а его заместители были уволены распоряжением Кабинета министров.

Комиссию возглавлял министр экономического развития и торговли Айварас Абромавичус.

Ее выводы имели рекомендационный характер. Ни Абромавичус, ни члены комиссии ничего решали.

По информации источников ЭП, основная линия переговоров о будущем руководства ГФС велась с Администрацией президента. При этом судьба Билоуса до последнего момента оставалась под вопросом.

Во время работы комиссии подследственные вели себя по-разному.

На каком-то этапе появилась информация, что Владимир Хоменко может  оспорить отчет комиссии в суде.

Анатолий Макаренко готовился к публичной конференции и писал критические посты в Фейсбуке.

Билоус позиционировал себя наименее виноватым и на публике занял позицию "это все они". В каком-то роде у него на это были основания. Как ранее писала ЭП, претензий к нему было меньше всего.

После окончания расследования со стороны ГПУ ожидался шквал разбирательств по предъявленным комиссии фактам нарушений.

Что в итоге? Ничего. Выводы комиссии до сих пор не опубликованы. О разбирательствах со стороны ГПУ новостей нет. Сами подследственные "залегли на дно". Никто ничего не оспаривает и не критикует.

Со СМИ общаться не спешат. С просьбой изложить свой взгляд на произошедшие события ЭП обратилась ко всем троим. Хоменко и Макаренко общение с журналистами решили отложить на потом. Их профессиональные планы тоже пока непонятны.

Билоус согласился встретиться.

Вокруг его персоны уже витают определенные слухи. Например, в парламентском комитете по вопросам налоговой и таможенной политики не исключают, что он может занять место руководителя Государственной финансовой инспекции или Счетной палаты.

Еще одна порция разговоров связана с тем, что Билоус рассматривается в качестве потенциального руководителя Фонда госимущества.

Во время беседы с экс-главой ГФС не чувствуется, что он экс. Билоус обладает информацией и рассказывает больше, чем и. о. руководитель госслужбы Максим Мокляк.

В разговоре он крайне осторожен в высказываниях. Избегает конкретных оценок, особенно в отношении Администрации президента и министра финансов Натальи Яресько.

 Все фото автора

- Минфин обнародовал список участников конкурса на должность главы ГФС. Там 66 человек. Как вы оцениваете этот процесс?

- Список претендентов довольно внушительный. Сформирован long-list. Следующие этап - формирование short-list. Министр финансов Наталка Яресько хочет лично участвовать в отборе главы ГФС. До 20 апреля она в отъезде, занимается переговорами о реструктуризации госдолга.

- За исключением депутатов профильного комитета и экс-замминистра финансов Дениса Фудашкина, большинство этих людей имеют отдаленное отношение к фискальной политике. Кому будет легче всего справиться с управлением ГФС?

- ГФС - это большой корабль. Люди, которые подают заявки на участие в конкурсе, почему-то думают, что легко смогут им управлять. Поверьте, это ложные ощущения.

На мой взгляд, ГФС должен возглавить профессиональный менеджер с финансовым или экономическим образованием. Не обязательно кадровый налоговик или таможенник. Они не смогут изменить систему, в которой выросли, а систему надо менять.

Первоочередная задача нового руководителя - формирование профессиональной команды. У нас есть определенные наработки, и я готов ими поделиться.

- То есть Игорь Уманский или Александр Шлапак не подходят?

- Эти люди знают, что такое бюджет. Но знать бюджет и администрировать налоги и сборы, управляя 60-тысячным коллективом, - это, мягко говоря, немного разные вещи.

- А как насчет нынешнего и. о. Максима Мокляка?

- Максим Мокляк - член моей команды. Он хороший специалист. Максим подал документы, как и многие другие. В ГФС очень важно работать в команде с единомышленниками. Если новый руководитель не сможет создать команду, то вряд ли стоит ожидать серьезных результатов.

- Народные депутаты заявили, что с подачи Мокляка массово назначаются начальники районных и городских налоговых инспекций в Запорожской, Львовской и Харьковской областях. Почему это делается сейчас?

- Он как раз мало назначает. Я бы хотел, чтоб он заполнил большее количество вакантных мест. К тому же, позиция правительства в том, чтобы до назначения полноценного главы ГФС не назначать кого-либо на должности Хоменко и Макаренко.

Глава появится уже очень скоро. И назначать сейчас исполняющих обязанностей кураторов таможни и налоговой милиции нет смысла.

- Говорят, вы расставляете своих людей на уровне регионов, чтобы сохранить влияние над коррупционными схемами.

- Это неправда. У нас было 54 вакансии, которые нужно было заполнить на уровне районов. Процесс этих назначений давно готовился.

- Вы подали в отставку с должности главы ГФС, но за вами все еще закреплена должность главы ликвидационной комиссии Миндоходов. Что вы делаете в качестве главы этой комиссии?

- Люстрация проходит поэтапно - сегодня мы люстрируем и проверяем специалистов одного уровня, через месяц - другого. Каждый день мне приходит пачка документов, которые нужно подписать.

Там еще много работы. Параллельно с юридическими процедурами по министерству идет ликвидация Государственной налоговой службы, которая существовала еще до Миндоходов.

- Что мешает завершить ликвидацию?

- Нежелание людей увольняться. Многие сопротивляются и не подписывают заявления. Часть считает, что их увольняют беспочвенно.

Есть и те, кто надеется, что законодательство о люстрации будет изменено, и они под него не подпадут. Третьи идут в суд. По статистике, 70% фигурантов люстрационных дел идут в суд в надежде восстановиться, когда изменят закон.

- Комиссия по расследованию фактов злоупотреблений в ГФС, которую возглавлял Абромавичус, работала в режиме строгой секретности. На каком-то этапе расследование было продлено. При этом выводы комиссии до сих пор не обнародованы. Почему?

- Действительно, расследование затянули. Я предоставил все документы, которые им были нужны. Многие выводы были сделаны на основании  жалоб бизнеса и депутатов. У меня этого протокола нет. Он есть у Айвараса Абромавичуса и премьер-министра Арсения Яценюка.

Я ознакомился с выводами комиссии: 80% замечаний касаются моих заместителей.

- Почему это все вообще произошло? Зачем нужно было проводить расследование в такой форме?

- Расследование инициировал Кабмин. Одна из причин - недоверие к работе ГФС. Это не первая проверка. За полгода правительство инициировало четыре проверки, которые не выявили нарушений.

- По информации источников ЭП, изначально выводы комиссии были следующими: уволить заместителей, но вас оставить в должности. Как минимум, для завершения реформы ГФС. Почему вы решили написать заявление об отставке?

- В сложившейся ситуации я счел правильным отказаться от должности. Никаких политических или профессиональных мотивов в моем решении нет. ГФС и я не имели достаточно поддержки со стороны правительства.

Не было доверия, и начало служебного расследования стало кульминацией этого недоверия. В таких условиях очень тяжело получать позитивные результаты. Я понял, что плодотворной работы не будет.

- По слухам, решение о том, будет ли руководство ГФС работать, принималось в АП. Говорят, вокруг вашей фамилии разгорелись бурные дискуссии, и вопрос до последнего не мог решиться.

- Это не более чем слухи. Мое решение принималось лично мной.

- Говорят, в АП была встреча с Ниной Южаниной и Игорем Кононенко. Состоялся разговор о коррупционных схемах в ГФС. После этого было решено уволить всех троих, но в итоге вам дали возможность уйти красиво и написать заявление об отставке.

- Не было такой встречи.

- Вашим основным защитником и лоббистом в АП называют заместителя ее главы Андрея Таранова.

- Мы с Андреем знакомы еще по работе в "Ренессанс капитале".

В марте 2014 года он с нами пришел в ГФС, был моим советником. Я никогда не скрывал, что рекомендовал его на должность куратора налоговой милиции. Однако было принято другое решение - назначили Хоменко. Андрей ушел в АП, где занимается военными вопросами.

- Вы общались с Арсением Яценюком во время расследования?

- Нет.

- Почему?

- У нас не получилось.

- Что это означает? Вы пытались выйти с ним на связь?

- Пытался. Он не стал со мной разговаривать. Галина, одна из причин моего ухода в том, что я не почувствовал поддержки правительства.

- Бизнес опасался, что уход всего руководства ГФС затормозит начатые в госслужбе изменения. Что, по вашим прогнозам, будет с реформой ГФС и другими намеченными на этот год планами?

- Новому руководителю не придется выдумывать велосипед. Мы оставили хорошую базу, все наработки. Есть поддержка этих инициатив со стороны МВФ. Главное - продолжить начатое.

- В чем заключалась предложенная вами реформа ГФС?

- Трехуровневая система органов превращается в двухуровневую. Остается центральный уровень и региональный. Идея в том, чтобы сократить количество юридических лиц до минимума и централизовать многие функции, которые генерируют экстра-расходы.

В бизнесе это простая оптимизация издержек и повышения отдачи. В результате укрупнения количество инспекций сократилось бы на процентов двадцать. Около 10 тыс человек пришлось бы сократить. Конечно, это не самый популярный шаг.

Потом можно было пойти дальше. Например, продать недвижимость и взять ее обратно в аренду. Это то, что на Западе сделали давно.

Сейчас ГФС - это налоги, таможня, милиция. Мы видели структуру госслужбы по-другому. Семь заместителей главы ГФС курируют семь разных направлений-офисов.

Первый офис занимается налогами физлиц, второй - юрлиц.

Далее следует офис по вопросам взыскания задолженности, аудита. Сюда же относятся функции демилитаризованной налоговой милиции и таможни по борьбе с контрабандой. Из аудита мы хотели выделить такое направление как предварительный риск-менеджмент.

Другие направления - по вопросам кадровой политики, методологической и законотворческой работы, IT, финансов.

Руководитель ГФС и его заместители назначаются на контрактной основе на определенный срок. Например, два года.

ГФС подчиняется Министерству финансов. Все это сопровождается большой автоматизацией процессов и электронизацией сервисов. В 2015 году можно было бы сделать огромную часть работы.

- Сложно представить, насколько бурными у вас были споры с Макаренко, который является сторонником независимой таможни.

- Макаренко был против. Рассматривался вариант временного вынесения таможни в отдельный офис. Спустя год можно было разбросать ее функции по другим офисам.

Идея в том, чтобы таможенное ценообразование и оформление было отдельно от группы по борьбе с контрабандой.

- А как эту реформу воспринял Хоменко?

- Никак. Он же хочет создать за пределами ГФС Службу финансовых расследований. Эта модель не предполагает создание СФР.

- Как на реформу отреагировал МВФ?

- МВФ ее поддержал. Более того, фонд даже готов помочь в привлечении финансирования на автоматизацию процессов.

- А что сказал Минфин?

- Минфин считает эту реформу сложной, поскольку она кардинально меняет структуру ГФС. Говорит, она будет очень затратной, а у нас мало времени и денег.

Он предлагает повременить и подумать над тем, чтоб сделать из ГФС два департамента в структуре министерства: по вопросам налоговой и таможенной политики соответственно.

- Ваша реформа предполагала возврат ГФС права законодательной инициативы?

- Нет. Зачем? Задача ГФС - реализовывать фискальную политику, а не придумывать ее.

- Каков ваш прогноз относительно выполнения доходной части бюджета по налоговым и таможенным поступлениям в 2015 году?

- Если не будет обострения в зоне АТО или каких-то общественных потрясений, то поступления будут соответствовать плану, а, может, и превысят его. По итогам первого квартала мы собрали на 55,4% больше доходов по сравнению с аналогичным периодом 2014 года.

В том числе НДС - на 4,7 млрд грн или 32%, налога на прибыль - на 1,5 млрд грн или 11%, акциза - более чем на 60%. При этом в марте 2015 года переплаты сократились на 2,9 млрд грн или 6,8%.

- Однако рост налоговых поступлений произошел благодаря 45-процентной инфляции и девальвации. В этом нет вашей заслуги.

- Послушайте, мы ищем способ или причину? Все разговоры, что это "благодаря инфляции и девальвации" - безосновательны. Главная причина - это детенизация, которую мы проводили все это время, и те изменения и новшества, которые нам удалось внедрить.

Введенные в начале 2015 года изменения в упрощенную систему налогообложения уже приносят результаты. За январь-февраль эти поступления выросли на 25% в сравнении с аналогичным периодом 2014 года. Это притом, что ставки были снижены в полтора-два раза. 

Кто бы что ни говорил, я считаю, что мы сделали немало.Понимаете, бизнес, который хотел закрыться, уже закрылся и налогов не платит.

Остался бизнес, который продолжает свою работу и продолжит платить налоги. Риски - это "Укрнафта" и "Нафтогаз". "Укрнафта" как не хотела платить налоги в 2014 году, так и не платит их в этом.

- Сколько она не заплатила в 2015 году?

- Около 2,5 млрд грн ренты на 1 апреля.

- На днях Мокляк констатировал рост поступлений в госбюджет от НДС. Однако заявляемые к возмещению суммы также растут и превышают роспись. Это проблема для бюджета, поскольку может возникнуть необходимость его пересмотра в сторону увеличения плана по возмещению. Насколько это превышение большое?

- Заявленная к возмещению сумма НДС всегда превышала роспись. При этом возмещение всегда осуществлялось только в ее рамках. Ситуацию усугубляло и традиционное наличие долга со стороны государства.

Долг этот большой. На март 2015 года - 19 млрд грн. В марте мы возместили долги за предыдущие периоды, с 2006 года по октябрь 2014 года, на 1,3 млрд грн. На самом деле, мы могли возмещать больше.

- За счет чего?

- За счет превышения плана по доходам. Эти средства можно было отправить на возмещение НДС или возврат переплат по налогу на прибыль. На это нужно согласие Минфина. Минфин его не давал.

- Почему?

- Вы видите, какую сумму они собрали на едином казначейском счету? В начале апреля на нем было 26,7 млрд грн. Такой суммы там не было с декабря 2005 года. Зато теперь можно похвастаться тем, что государство в состоянии выполнять свои обязательства.

- Еще один разрыв в бюджете может получиться из-за провала "компромиссной кампании". Из планируемых 3 млрд грн в бюджет перечислено всего 300 млн грн. Почему "компромисс" не сработал?

- Основной фактор - недоверие или слабое доверие к власти.

Кроме того, было много других причин: расследование комиссии МЭРТ, не самое дружественное поведение налоговой милиции, которая запугивала бизнес. Как только началось расследования по нашей работе, очень многие компании отозвали заявки.

Еще одна причина, по которой компромисс не сработал на пополнение бюджета, - не решена проблема с госкомпаниями. Возьмите "Укрспирт". Проверяли его очень тщательно. ГФС выставила один штраф на 300 млн грн, второй - на 900 млн грн. И что? И ничего. Денег у него нет.

К ответственности нужно привлекать первых лиц госкомпаний.

- Почему были отозваны заявки?

- Запуск "налогового компромисса" курировал я: заверял, убеждал. А с началом расследования бизнес просто взорвался недоверием.

Я инициировал "компромисс" еще в апреле 2014 года. Считаю, что если бы нам предоставили возможность провести его в мае-июне 2014 года, его результаты по поступлениям были бы в десятки раз больше.

- Оглядываясь назад: игра стоила свеч? Нужно было это затевать?

- Да, стоила. Это был тест для бизнеса и проверка СБУ, ГФС, Генпрокуратуры на возможность сотрудничества. 

- Насколько сильным будет шквал проверок после окончания действия закона о "налоговом компромиссе"?

- Сначала завершатся все процедуры, связанные с "компромиссом". После этого будет составлена база данных компаний, которые "обелились". Тех, кто этого не сделал, проверит ГФС, а госпредприятия, я считаю, должна будет проверить Генпрокуратура.


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!