Дмитрий Фирташ на страже федерализации

Дмитрий Фирташ на страже федерализации

Суббота, 7 марта 2015, 11:17 -
Когда идею про 300 миллиардов описывает Фирташ, становятся понятны те моменты, которые привлекают лично его. Это и приватизация, и влияние на Верховную Раду Украины. А главное, Фирташ очень обстоятельно поддержал идею федерализации. Как известно, это один из ключевых тезисов Владимира Путина и его представителя в Украине Виктора Медведчука.

"Не нужно, погоди", – остановил владелец Group DF Дмитрий Фирташ человека, который пытался практически в прямом смысле оттащить его от общения с журналистами.

Разговор происходил в Вене перед открытием нашумевшего форума Ukraine Tomorrow. Нашумевшего потому, что Фирташ во время мероприятия объявил о создании Агентства по модернизации Украины, которое в течение 200 дней должно написать программу развития страны. Параллельно создается фонд, который будет наполняться за счет взносов украинского и европейского бизнеса, международных грантов, непрямой финансовой помощи (например, льготное кредитование, или закупка оборудования на реконструкцию на выгодных условиях). Средства будут иметь целевое назначение и выделяться напрямую бизнесу. Сооснователями Агентства стали член Палаты лордов Великобритании лорд Ричард Ризби, депутат немецкого парламента и председатель Немецко-украинской парламентской группы Карл-Георг Вельманн, политический журналист и французский писатель Бернар-Анри Леви. Последний уже несколько раз был замечен в компании президента Петра Порошенко.

В Украине новости о создании агентства вызвали бурную реакцию. Со стороны одного из депутатов сразу же прозвучали обвинения в том, что подобного рода мероприятия не более, чем дорогостоящая имиджевая фишка заточенного в благополучной Австрии олигарха. Напомним, Дмитрий Фирташ уже год как арестован по запросу ФБР в Вене. На текущей неделе австрийское издание Kurier сообщилo о том, что суд в Вене рассмотрит дело об экстрадиции бизнесмена в США 30 апреля.

При таком раскладе, по мнению критиков, заниматься публичной деятельностью Фирташ вообще не должен. А должен он сидеть в тюрьме.

 

Вероятно, действиями олигарха действительно движет желание улучшить свой образ после того шлейфа негатива, который за ним тянется в последний год. А это: трансляция российских мессиджей телеканалом "Интер", связи Фирташа с "Газпромом", плотное сотрудничество с режимом Виктора Януковича, огромная "блатная" приватизация государственного имущества в Украине, контакты с не менее одиозными Юрием Бойко и Сергеем Левочкиным.

Но в любом случае, Фирташ продолжает владеть крупными активами в Украине и оккупированном Крыму. Он все еще вовлечен в целый пласт бизнеса в нашей стране. Он влияет на многие политические и экономические решения в Украине, даже находясь в Вене. Это придает весомость любым его соображениям. Пусть даже эти соображения не его, и они словно бы списаны с темников Кремля.

Что касается идеи фонда, то она не нова. Впервые предложение создать некий фонд восстановления Донбасса, который будет наполняться за счет взносов олигархов, озвучивал Александр Шлапак, когда занимал кресло министра финансов. Однако дальше слов дело не пошло. Реализовать инициативу не удалось. Не время было говорить о восстановлении, пока идет война.

К тому же, уговорить того же Рината Ахметова выделить крупные суммы в бюджет – дело весьма щекотливое. Владелец бизнес-империи, который долгое время считался "хозяином Донбасса", вполне может счесть, что восстановлением отдельных объектов в регионе ему под силу заняться самостоятельно. И посредничество в лице правительства в этом всем не самое обязательное звено. Либо же он может заявить, что в ответ государство должно предоставить ему налоговые льготы. Несмотря на то, что в его силах было пресечь сепаратизм на этапе его зарождения. Тогда не было бы никакой потребности в восстановлении уничтоженного Донбасса.

Сын экс-президента Александр Янукович и главный олигарх прежней власти Ринат Ахметов. Фото smart-lab.ru

Факт остается фактом. Война близится к окончанию. С точки зрения пиара, восстановление Донбасса является беспроигрышным ходом. На нем могут заслужить индульгенцию самые яркие персонажи – к примеру, родственные "семье" бизнесмены. А почему нет? Если они не замешаны в финансировании сепаратистов, пусть вкладывают в Украину деньги, полученные в ней.

С деловой точки зрения проект Фирташа - это утопия. Идея настолько масштабна, что воплотить ее на практике не смог бы даже Рузвельт. Рано или поздно это понимание посетит самих спонсоров (если они есть), и все прекратится. От этого в первую очередь пострадает сам же докладчик. Ведь скажут так: "Фирташ хотел заниматься восстановлением Украины, а потом оказалось, что он хотел просто поговорить".

Но на коротком промежутке идея хороша, особенно для Фирташа в канун экстрадиции в США. Особенно ярко получилось с цифрой 300 миллиардов долларов – эквивалентом 19-ти годовых бюджетов Украины. Цифра эта взята с потолка, абсолютно нереалистична, но легко запоминается людьми, которые не понимают, почему украинское правительство так стелется перед МВФ всего за 17 миллиардов.

Когда идею описывает Фирташ, становятся понятны те моменты, которые привлекают лично его. Это и приватизация, и опосредованное (через европейцев) влияние на Верховную Раду Украины.

А главное, Фирташ очень обстоятельно поддержал идею федерализации. Как известно, это один из ключевых  тезисов Владимира Путина и его представителя в Украине Виктора Медведчука. Через федерализацию Москва планирует оградить Украину от вступления в ЕС и НАТО – если один из субъектов федерации против, то все остальные тоже не имеют права подписывать соответствующие международные договоры.

 
Фото с сайта проекта Виктора Медведчука 

Оставим пиарщикам Фирташа объяснение, почему вдруг путинская идея стала одним из обязательных условий обещанного вливания денег в восстановление Украины. Уж не ради ли продвижения этих самых идей появилась тема специального фонда? А там, гляди, можно будет объяснить, почему все сорвалось. "Мы же предлагали влить 300 миллиардов долларов, а Украина отказалась от федерализации, вот мы и свернули финансирование" – примерно так.

Интересно, допускает  ли Ахметов, что после слов Фирташа он считается де-факто подписавшимся под идеей федерализации?

Многие другие олигархи, некогда аффилированные с режимом Януковича, тоже рады будут улучшить свой имидж и укрепить свои позиции в отношениях с новой властью, не жертвуя особо ничем.

Многие из них уже делают это по-своему. Виктор Пинчук перенес YES из окупированного Крыма в Ялту, Ринат Ахметов раздает гуманитарную помощь на Донбассе и занимается вопросами переселенцев, Дмитрий Фирташ решил примерить костюм связного между Украиной и Европой. Все это стоит копейки по сравнению с тем, что они заработали в предыдущие годы благодаря слиянию админресурса и крупного капитала.

Во время мероприятия в Вене, в отличие от своего подчиненного, который несколько раз одернул олигарха и явно нервничал от того, что шеф задерживается не по плану, Фирташ вел себя спокойно. Приводим его ответы на вопросы, которые задавали украинские журналисты.

- Что с вашими активами на Востоке?

- У нас много убытков. Я не хочу называть цифры, но они исчисляются не в десятках, а в сотнях миллионов долларов. Я надеюсь, что мы скоро начнем реконструкцию. Будем запускаться. У нас на востоке проблемы с электроэнергией.

- Поставки ограничены?

- Да. Электроэнергии не хватает. Сейчас мы начнем работать с губернатором Луганска. С Горловкой мы пока не понимаем, как что-то делать. Не знаем, с кем там разговаривать. Думаю, в ближайшую неделю-две решим, как поступать дальше.

- "Стирол" работает?

- Нет. Уже год как стоит.

- А Северодонецкий "Азот"?

- Севередонецкий работает на 30% по той же причине – нам не хватает электроэнергии.

 

Олигарх уходит на мероприятие.

Позже, уже после форума, он опять оказался в тесном кружке журналистов.

Кто-то из его подчиненных рванулся по украинской традиции защитить высокопоставленное руководство от микрофона. "Та пускай. Не трогай", – прозвучала где-то рядом фраза одного из организаторов форума.

Фирташа оставили общаться со СМИ. Разговаривал он размеренно и тихо. Когда прозвучал вопрос на английском – позвал переводчика. Правда, есть подозрение, что владелец Group DF владеет немецким – до этого с парой иностранцев он разговаривал на нем cамостоятельно.

- Какими будут следующие шаги в рамках озвученной вами инициативы?

- Мы сегодня презентовали группу иностранцев-основателей, которая запустит работу агентства. Со следующей недели здесь, в Вене, у нее появится офис, и группа начнет работать. Я надеюсь, что к концу марта венский офис начнет сотрудничать с нашими украинскими специалистами по каждому из направлений.

Здесь очень важно объединить две составляющие: европейскую и украинскую. Это должен быть один труд. К концу марта все участники подготовятся. В начале апреля группы украинских и европейских экспертов уже смогут работать вместе, каждая по своему направлению.

- Кто будет руководить этим процессом?

- Агентство будет независимым. У украинского правительства не будет пульта управления. Поверьте мне, это немаловажно. Как только пульт попадает в политические руки, каждый начинает строить программу реформ "под себя", как ему выгодно.

Чем эта программа хороша, и почему я в нее верю – в ней нет политического проекта. Понятно, что лидеры европейских стран поддерживают нашу инициативу, они хотят что-то сделать. И понятно, что они не могут напрямую сказать, что не верят нашему правительству.

 - Допустим, прошло двести дней, агентство написало программу. Что потом?

 - Мы должны работать с инвесторами. Если мы не создадим инвестиционный фонд в объеме порядка 300 млрд долларов – ничего не получится. Эти рассказы о том, что мы 10 млрд получили, 5 млрд получили… Спасибо, это большие деньги, но они ничего не решают.

Это как инъекция, которую мы сделали, прожили два дня, а потом нужно идти за следующей. На мой взгляд, самое важное на сегодня – понять, сколько денег нужно.

Представьте себе, что в банковский сектор сегодня положили – я сейчас не привязываюсь к цифрам – условно 50 млрд долларов. И малый и средний бизнес получает их под 3-4% годовых в виде длинных кредитов. Мы бы почувствовали с вами это? Конечно, да. Население поверило бы в банковскую систему, и вернуло бы в нее деньги.

У населения очень много денег. Просто наше правительство себя ведет настолько нелепо, что люди забирают свои сбережения, так как понимают: их грабят с утра до вечера.

- Кто будет донорами этого фонда?

- Думаю, что доноров будет очень много. Не хочу забегать наперед, но я понимаю, о чем идет речь. Средства будут вкладываться в инфраструктурные проекты. Эти деньги будут только для бизнеса. Не для правительства. Не для того, чтоб их проели.

- Дмитрий Васильевич, у вас уже есть договоренности с другими бизнесменами?

- Да.

- Кто готов вложиться в этот фонд?

- Это порядка двадцати-тридцати бизнесменов. Будет и Ахметов. Это то, что вы хотите услышать (улыбается). Мне никто не поручал называть их фамилии. Кто захочет, сам за себя скажет.

Ахметов и Фирташ. На дальнем плане - Юрий Бойко

- А сколько вы вложили?

- Я пока первый донор... Мне бы хотелось сейчас надуться и сказать, я вложил много средств, однако на самом деле это небольшая сумма на организационные расходы, обустройство офиса. И то, что я донор, не дает мне возможность влиять на агентство. Это исключено.

Откуда вообще взялась эта цифра в 300 млрд долларов?

- Смотрите, эти 300 млрд долларов… это не значит, что через двести дней мы вытянем их из карманов и раздадим. Это в том числе и непрямые деньги.

Я вам приведу пример. Когда мы восстанавливали "Крымский Титан", то работали по программе экспортно-кредитного агентства Hermes (Германия). Закупали немецкое оборудование на льготных условиях: давали 20-25% своих денег, а 75-80% финансировали за счет "длинного" кредита Hermes под 2% годовых. Вторая линия работы агентства – это выделение средств под гарантии. И третий момент, вы не забывайте, что европейцы очень серьезно смотрят на вопрос приватизации. По их мнению, это одна из ключевых реформ, которая должна произойти.

Речь шла о деньгах. На кадре из выступления - доверенные люди Фирташа

- И все-таки, для любой программы реформ нужна поддержка власти. Нужно менять законодательство, принимать решения по той же приватизации и другим направлениям. Нельзя просто взять, написать в Вене программу развития Украины, и реализовывать ее без сотрудничества с украинским правительством, президентом, парламентом. Тем более, что у них своих реформаторских планов громадье. На кого вы рассчитываете в этом процессе?

- Они (европейцы-основатели - ЭП) опираются на парламент. Не хотят опираться на президента или премьер-министра… Не потому, что они против, а потому что боятся стать заложниками одной политической силы. На каком-то этапе представителя агентства начнут разговаривать с разными депутатами, фракциями. Имплементацию программы нужно проводить с помощью парламента.

Что касается денег, то их выделение для Украины – не проблема. Но прежде чем выделять денюжку, европейцы хотят четко понимать, на что она будет потрачена.

- Вы сказали, что "самое важное на сегодня – понять сколько денег нужно". Так сколько денег нужно? Каков, по вашем оценкам, объем убытков от войны на Востоке?

- Это очень сложно посчитать. Погибли тысячи людей, полностью разрушена экономическая база Украины. Это нельзя просто взять и посчитать в деньгах.

- Украинское правительство договорилось о выделении МВФ 17,5 миллиардов долларовна протяжении четырех лет.

- МВФ – это хорошо. Но МВФ – это не решение проблем. МВФ нам даст на глоток кислорода, но не более. Нам нужно определиться с тем, куда мы идем и где мы должны оказаться через 25 лет. И что мы должны для этого сделать. Какую индустрию мы должны поднять, а о какой придется, к сожалению, забыть.

Давайте посмотрим на Восточную Германию. В разговорах немцы признают, что сделали ряд ошибок.

- Что вы имеете в виду?

- Они пытались удержать на плаву множество постсоветских предприятий, потратили на них очень много денег, а потом все равно закрыли. Хотя изначально было понятно, что эти объекты нужно закрывать, и заниматься развитием других.

- Вы сказали 25 лет… Именно столько, по вашим прогнозам нам понадобиться на модернизацию? Программа рассчитана на этот срок?

- У поляков на реконструкцию страны ушло более 20 лет. Приблизительно такой же срок заняло восстановление Восточной Германии, которая досталась Западной. Есть реформы, на проведение которых не требуется много денег. Их просто нужно делать шаг за шагом.

На сцене - европейские политики далеко не первого эшелона

- Например?

- Например, территориальная реформа. На сегодня наши политики очень тщательно уходят от понятия "федеральная система". Они избегают этой темы только по одной причине – это сказал Путин.

Но мы с вами сейчас находимся в Австрии. Это федерация. Рядом Германия – это тоже федерация. И это успешные страны. Мое личное мнение – нам надо строить федеральную систему. Хочу подчеркнуть, это мое личное мнение, оно ни на кого не распространяется. Почему нам нужно это делать? Потому что просто говорить слово "децентрализация" – это ничего. Нужно определить четкую систему взаимодействия с регионами.

Еще один момент – я говорю о целостности Украины. Я не обсуждаю сценарий, при котором должен произойти разрыв страны. Я точно не соглашусь с тем, что Донецк и Луганск мы уже потеряли. Я категорически с этим не согласен. Но я прекрасно понимаю, что на сегодня из Киева невозможно управлять Донецком и Луганском. И это очевидно. Следовательно, мы должны дать этим регионам больше полномочий и сохранить их в составе страны. И медленно-медленно закрывать эту проблему.

- Правительство пока пошло по пути создания в этих регионах отдельной экономической зоны. Как вы оцениваете эту идею?

- Когда парламент голосовал за это решение, я говорил, что оно ничего не даст. Мы предоставили отдельный статус двум регионам. Что это означает в моем понимании? Это означает, что Ужгород, Херсон или Николаев тоже должен брать оружие и бороться за то, чтоб получить отдельные полномочия. Это неправильно. Если мы их даем, мы должны дать их всем.

***

Поездку журналиста "Экономической правды" на Форум в Вену оплачивала Федерация работодателей, которую возглавляет Дмитрий Фирташ.


powered by lun.ua
Подпишитесь на наши уведомления!