Испугается ли украинская власть ультиматума боевиков

Испугается ли украинская власть ультиматума боевиков

Сепаратисты на Донбассе остро реагируют на энергетическую блокаду с украинской стороны. Похоже, она их сильно пугает.
Вторник, 28 февраля 2017, 11:55
народный депутат, внефракционный, партия "УКРОП"

Сепаратисты на Донбассе остро реагируют на энергетическую блокаду с украинской стороны. Похоже, она их сильно пугает.

Свидетельством тому является отчаянный ультиматум, который выдвинули вожаки боевиков. Они настаивают, чтобы за два дня блокада была прекращена.

Иначе они угрожают ввести внешнее управление на всех предприятиях украинской юрисдикции, работающих на оккупированной территории, и прекратить поставки угля на контролируемую Украиной территорию.

Реакция сепаратистов была ожидаемой. Больше вопросов возникает по поводу того, как на такой ультиматум отреагирует украинская власть.

Она не единожды заявляла о своем неприятии блокады, которую развернули украинские активисты, и об острой необходимости закупки на неподконтрольных Украине территориях угля для теплоэлектростанций.

Почему украинская власть покупает сепаратистский уголь? Стоит он необоснованно дорого. По формуле "Роттердам+" — около 1 850 грн/т.

При этом себестоимость добычи сырья в регионе не превышает 600 грн/т, а транспортировка обходится в 200-250 грн/т. Может, в этой двойной переплате и кроется один из ответов. Как говорится, всегда ищите, кому это выгодно.

На самом деле острой потребности в сырье с оккупированных территорий нет. Мы по-прежнему экспортируем до 5% от общих объемов генерации электроэнергии и можем прекратить зарубежные поставки в одностороннем порядке без санкций, если официально признаем военные действия на своей территории.

Именно война является одним из факторов, который позволяет объявлять форс-мажорные обстоятельства и приостанавливать экспорт без возможных последствий. Однако власть на эти меры не идет.

Более того, можно говорить о бездеятельности правительства и профильного министерства в вопросах обеспечения энергетической безопасности страны. Еще в 2014 году Кабмин должен был предпринять ряд стратегически важных мер.

Во-первых, нужно было начать активно диверсифицировать поставки энергоресурсов, обеспечить новые транспортные и логистические цепи. Это помогло бы избежать преступных торговых отношений с агрессором.

Во-вторых, следовало заняться поиском альтернативных видов топлива и переходом на более современные технологии его производства. Это должно было сопровождаться и широкой экономией существующих энергоресурсов. Однако реализация такой комплексной программы до сих пор тормозится.

Есть и другие серьезные проколы.

По данным Госстата, производство электроэнергии на тепловых электростанциях, 75% которых находятся в собственности компании ДТЭК, увеличилось за 2016 год на 7,4% до 72,2 млрд кВт/ч. Это те компании, которые работают на угле.

Одновременно производство более дешевой электроэнергии на АЭС за тот же период сократилось на 7,6% до 81 млрд кВт/ч. Напрашивается закономерный вопрос: почему более выгодная генерация электроэнергии сокращается?

Одним из возможных объяснений случившего называют необходимость модернизации украинских АЭС, которая уже началась. Этот процесс требует немалых средств и времени. Замечание справедливое, но и тут есть нюансы.

Например, после капитального ремонта и запуска остановился блок №2 на Южно-украинской АЭС. Деньги вложили, а положительного эффекта нет. Возможно, был проведен неквалифицированный ремонт? Это можно проверить: кто работал, кто поставлял материалы, есть ли у них лицензии. Выводы должны быть серьезными.

А может, проблема в сырье? Тогда какой смысл затевать ремонт? Минэнерго должно было сбалансировать поставки сырья с учетом запуска мощностей. Напрашивается наиболее вероятная причина происходящего: умышленная остановка блока, поскольку главный упор делался на тепловые электростанции.

Подобную картину можно наблюдать и на Запорожской АЭС. Там работают лишь два из шести блоков. Мотивируют это недостаточным финансированием.

Вот и получается, что у правительства нет средств на атомную энергетику, но есть деньги на закупку дорого угля на оккупированных территориях. Чего тут больше — случайной безответственности или неслучайной?

Закономерно, что в период модернизации атомной энергетики особенная нагрузка ложится на тепловые электростанции и потребность в сырье для них возрастает. Однако беда в том, что в сложившейся ситуации власть отдает инициативу частным компаниям, интересы которых доминируют над государственными.

Отсюда и схема цены на уголь, обогащающая эти компании, и растущие тарифы на электроэнергию. Ряд владельцев генерирующих компаний имеют свои шахты на неконтролируемых Украиной территориях на Донбассе, поэтому и не торопятся технологически переоборудовать ТЭС на уголь других марок и рассматривать возможность завоза сырья из-за рубежа, даже если оно более дешевое.

Энергетическая блокада оккупантов не просто направлена против закупок угля на временно неподконтрольной Украине территории. Главное — это заставить неповоротливых чиновников решать вопросы так, как нужно нашему обществу. Иначе им придется уступать ультиматумам террористов.

Колонка є видом матеріалу, який відображає винятково точку зору автора. Вона не претендує на об'єктивність та всебічність висвітлення теми, про яку йдеться. Точка зору редакції «Економічної правди» та «Української правди» може не збігатися з точкою зору автора. Редакція не відповідає за достовірність та тлумачення наведеної інформації і виконує винятково роль носія.

powered by lun.ua